К 100-летию Октябрькой революции и 99-летию А.И. Солженицына

Великая Октябрьская социалистическая революция и писатель Александр Солженицын связаны тесными узами. Они ровесники с разницей в год; Солженицын с юных лет мечтал написать историю русской революции. К столетию Октября оценки роли и значения революции в российском обществе столь же противоречивы и противоположны, сколь и оценки личности и творчества А. И. Солженицына.

Властитель дум и матёрый человечище Александр Исаевич Солженицын, несмотря на свои прижизненные славу, успех и обласканность властью, остается одним из самых неоднозначных писателей в восприятии читающей и нечитающей публики.

 Имя Солженицына из тех немногих имён, что определяют политическое кредо. Ты за красных или за белых? Ты за Сталина или за Солженицына? За большевиков или за монархистов?

Про Солженицына я впервые узнала в середине 1980-х годов из газеты «За рубежом». Газета привела результаты опроса среди американцев на тему, какие из русских писателей им известны. Опрошенные назвали в основном Льва Толстого и неизвестного человека со странной фамилией Солженицын.

Годы спустя, в конце нулевых на литературном интернет-форуме, посвященном обуждению творчества писателей А. Бушкова и Е. Прудниковой, мне довелось поучаствовать в жаркой дискуссии о произведениях А.И. Солженицына. К тому времени я уже прочитала всего Солженицына и лучшими в его творчестве сочла мощный «Архипелаг ГУЛАГ», «Один день Ивана Денисовича» и замечательное «Красное колесо», «повествование в отмеренных сроках», обрывающееся, к сожалению, на событиях начала лета 1917 года. После похвалы автору и его книгам меня на форуме виртуально едва не растерзали. Причем о художественных достоинствах книг речь не шла вообще, рефреном звучало одно и то же: предатель родины, лжец, антисоветчик, американский агент влияния, призывавший сбросить на СССР ядерную бомбу, и т.д. и т.п.

До и после этой дискуссии в частных разговорах от самых разных людей также приходилось слышать резкие отзывы о Солженицыне. И такой он, и сякой, антисоветчик, предатель, ловкач, лгун и пр. и пр. Самое интересное, что ругатели, как правило, книг его не читали и читать не собирались. Дескать, зачем? И так же всё ясно.

Хотя ругателям следовало бы знать, что автор не щадил себя в «Архипелаге», откровенно рассказывая о собственных ошибках и недостойных поступках. И вовсе не столь важно, в каких цифрах и источниках он ошибался или не ошибался. «Архипелаг ГУЛАГ» это всё-таки нечто большее чем антисоветский и антисталинский памфлет; это про универсальные обители зла, про опыт проживания, про нравственный выбор человека, про жестокое «колесо» истории.

Нельзя, конечно, отрицать, что Александр Исаевич чрезвычайно удачливый литератор. Его талантливые произведения оказались весьма востребованными в эпоху холодной войны, это правда. Но при всей любви к его недооцененным книгам не думаю, что Солженицын сильно способствовал развалу советской системы. Его слова упали на подготовленную почву, не более того. СССР погубили не Солженицын и вражеские «голоса», а навязанная гонка вооружений и дефицит потребительских товаров на фоне колоссальных расходов на военно-промышленный комплекс.

Сейчас о Солженицыне говорят не так много, как в девяностые или нулевые. И накал страстей по Солженицыну стих, по-моему. Все, кто был знаком с ним лично, давно высказались. Вся возможная критика в его адрес - от легкой до очень жёсткой – сказана и написана. Хвалебные оды пропеты. Ушаты помоев вылиты. Пена эпохи сходит. Изредка возникают небольшие дискуссии о том, нужны ли в школьной программе произведения Солженицына. Включение произведений писателя в школьную программу – это и признание заслуг и столбовая дорога в классики русской литературы, коим Солженицын является, нравится это кому-то или нет. Но не стоит переоценивать место его книг в школьной программе – никому там эти книги особенно не нужны, особенно при нынешнем сокращении часов, отведенных на изучение русской литературы. Я специально интересовалась у сына, окончившего в этом году школу, проходили ли они «Архипелаг ГУЛАГ»? «Нет, - был ответ, - но года три назад проходили «Матрёнин двор».

Строго говоря, «Архипелаг ГУЛАГ» не художественная литература в чистом виде, в нём мало места для собственно литературной дискуссии, это скорее образчик историко-социологического жанра. «Красное колесо» могло стать полноценным художественным произведением, если бы писатель не оборвал сюжетные линии, оставив образы главных героев незавершенными и непроясненными. Так что, скорее всего, рассказом «Матрёнин двор» школьное изучение писателя и ограничится.

На научной конференции на экономическом факультете МГУ, посвященной 100-летию Октябрьской революции, один из профессоров выступил с докладом в русле «большевики спасли Россию». В ходе дискуссии учёный упомянул «безумных людей с канала «Спас», которые не понимая сути дела, хают революцию, большевиков и достижения сталинской эпохи.

Церковь, как социальный институт, не является источником антиоктябрьской и антисоветской риторики, но «безумных людей», выступающих на православном телеканале «Спас», понять можно. Гонения на религию и Церковь, разрушение храмов, истребление священства – кто скажет, что всего этого не было? Церковь чтит память новомучеников и исповедников российских, чтит память царской семьи. А почему бы ей и не чтить? И гонения и мученики, большой террор и репрессии, масштабная эмиграция соотечественников – всё это было, всё это часть нашей истории. Именно потому голос Александра Солженицына важен и нужен, он напоминает о трагическом опыте прошлого.

Но важно помнить, что было и другое – проведенная в кратчайшие сроки индустриализация аграрной страны, ликвидация безграмотности, создание системы массового бесплатного здравоохранения и общедоступного высококачественного образования, развитие фундаментальной науки и культуры, создание ядерного оружия, мощнейшие социальные лифты, позволившие выходцам из низов общества, из его беднейших слоев получить образование, профессию, подняться вверх по социальной лестнице. От людей старшего поколения нередко можно услышать: «Советская власть дала мне всё». Важно помнить и о несомненном влиянии Октября на уничтожение мировой колониальной системы и гуманизацию социальной сферы западных капстран. И – как ни парадоксально это звучит - нынешний церковный ренессанс в России, контрастирующий с западноевропейской теплохладностью к вере, во многом следствие революции и советских гонений. Церковь укрепляется кровью мучеников – эта формула незыблема со времен римских императоров.

Идеи Октября, идеи социального равенства и справедливости по-прежнему волнуют умы людей во всём мире. И совершенно не исключено - хотя бы в соответствии с теорией «черных лебедей» Нассима Талеба, что на очередном витке развития в России будет создано коммунистическое общество, где учтут уроки и преступные ошибки прошлого, о которых так много писал А.И. Солженицын. Быть может.