По ходу чтения. Вроде как нон-фикшн – текст, представляющий собой почти бесстрастную регистрацию неких событий (футбольных: хронику одного сезона игр московского «Динамо» и подмосковного «Олимп-СКОПА») и регистрацию реакций на эти события повествователя. Стилистика исключает подозрения на наличие вымысла, и я не сомневаюсь, что все здесь - строго с натуры. То есть Данилов публикует свой дневник болельщика.

Возможно, это сегодня самый распространенный и самый коварный вид прозы: кажется, все просто. Ни тебе выстраивания сюжета, ни прописывания типов и пейзажей с интерьерами, ни продумывания композиции, – просто не мешай руке, и все получится.

Так кажется, когда читаешь, скажем, Розанова или пейзажные зарисовки Пришвина; или - но тут с оговорками - «Книгу прощания» Олеши (именно эту, а не оскопленный ее вариант в «Ни дня без строчки»).

Я, например, люблю такую прозу. Там почти всегда есть воздух той жизни, которой живу. Того языка, на котором мы говорим и, соответственно, живем. Но при этом, читая очередную дневниковую или путевую прозу, не могу избавиться от ощущения какой-то изначальной недотянутости ее. Недотянутости как бы - уже на уровне замысла. То есть почти всегда не хватает в этой прозе ощущения завершенности, всегда кажется, что это только подступы, только разбег перед «завершенной» прозой, обещание. Очень редко она дает то, чего ради мы читаем, скажем, Мертвые души», «Даму с собачкой», «Александрийский квартет» и т. д.

Так вот – при чтении Данилова такого ощущения не возникает. Очень редкий (для меня) случай, - в моем личном списке Данилов продолжает ряд, не слишком длинный, из «Ладьи Харона» Паскаля Киньяра, «Дукли» Анджея Стасюка, эссе Тараса Прохасько и Ольги Шамборант и некоторых других, увы, немногих текстов.

То, что у даниловского «Есть вещи …», - несмотря на принципиальную для автора «антилитературность» - есть тяга (как в правильно сложенной печи) я чувствовал сразу, еще не отдавая отчета, насколько она сильна. И только когда Данилов вдруг перешел на белый стих, написанный именно теми словами, которыми писалась его сугубо инвентаризационная проза, но это оказались именно стихами, именно поэзией с ее особым пространством, вот тогда я почувствовал, что на самом деле я читаю, и – о чем. Метафизическое пространство стиха, когда автор вернул меня к прозе, осталось и в самой этой прозе. Я понял, что меня завораживает в этом тексте (я здесь, естественно, о своем прочтении) - это сюжет эпического, по сути, повествования о наших взаимоотношениях с судьбой, всегда сложных, а часто, драматичных, если, разумеется, иметь мужество не жмуриться и попробовать оценить соотношение своих усилий выстроить свою судьбу (перебороть) с результатами этих усилий.

Прочитал пока только первую часть в октябрьском номере, продолжения жду с нетерпением и страхом (удержится ли автор на взятой высоте).

Дмитрий Данилов. Есть вещи поважнее футбола. – «Новый мир» № 10, 2015.

15 октября 2015 в 19:00 в Культурном центр Фонда "Новый мир", Москва, Малый Путинковский переулок, 1/2, стр. 1, метро "Чеховская" состоится творческий вечер Дмитрия Данилова и презентация нового романа "Есть вещи поважнее футбола". Подробнее…