Здравствуйте и с Новым годом, уважаемые серферы и ныряльщики, путешественники в цифровом океане. На поверхности и в толще этих электронных вод, всюду вас подстерегает новый, третий по счету, выпуск программки «Джазовый лексикон». И поскольку наше движение по позициям джазового глоссария неотвратимостью своею подобно движению времени, обеспечивающему появление Дедов Морозов и наступление Нового года при любых обстоятельствах, даже если все перемрут, к настоящему моменту мы находимся на литере «В». В связи с чем выпуск нынешний посвящен джазовым вальсам - вполне себе новогодняя тема.

Вальс, как известно, это музыка, написанная в размере три четвертых. Первым такую джазовую пьесу сочинил и записал весьма известный исполнитель уже даже и не совсем раннего, а, скажем так, джаза юношеского периода – Бенни Картер. Сделал он данную запись со своим квартетом 20 июня 1936 года. И совершенно непонятно – зачем. Люди, которые приходили танцевать в места, где играли тогда джазовые составы, или на вечеринки, где крутили патефонные пластинки, танцевали точно не вальсы. То есть социального и потребительского запроса не было. И, надо заметить, долго еще потом джазовые вальсы появляться будут весьма редко, а когда их станет больше, джаз уже затруднительно будет считать сколько-нибудь танцевальной музыкой. Должен сказать, что для меня вот в таких странных поступках, достаточно свободных действиях, которые джазмены на всем протяжении джазового развития вдруг позволяли себе – заключается, может быть, самое главное очарование этой музыки.

Заметно, кстати, что и сам-то Бенни Картер не очень тут понимает, что ему с этим вальсом делать. То есть, в размер он, конечно, попадает, но трудно избавиться от ощущения, что привычный четырехдольный ритм, в котором – и только в котором - он играл до этого всегда, не отпускает и требует свое.

Ну, как бы там ни было, все это обеспечило Бенни Картеру плюсы в карму (или точнее, наверное, тут следует сказать – минусы). Долгие годы в статусе одного из лучших живущих джазовых саксофонистов. Вообще долголетие – 95 лет, причем почти до самого конца в деятельном состоянии. Кстати, он играл, помимо основного альт-саксофона, еще на трубе, а также на тенор-сакософоне и на кларнете. В этой композиции он играет сперва на теноре, потом (после фортепиано) на альте, затем – после гитарного соло Бернарда Эдисона – уже на трубе. Такой немножечко цирк. Саксофон (тем более несколько саксофонов) и труба – не единичное, но довольно редкое сочетание в руках (в губах?) одного исполнителя, а вот прямо в одной пьесе – вообще исключительное (во всяком случае, вне областей джазового авангарда). А пьеска называется “Waltzing The Blues”.

По счастью, телесъемка донесла до нас изображение живого (хотя и происходившего в телестудии) исполнения самого знаменитого джазового вальса – «Вальса для Дебби» - его автором, пианистом Биллом Эвансом. Первоначально эта вещь появилась на одноименном альбоме, содержащим записи выступления 25 июля 1961 года в нью-йоркском клубе Village Vanguard. В фортепианном трио помимо Эванса принимали участие барабанщик Пол Мотиан, а также без преувеличения гениальный молодой контрабасист Скотт Ла Фарро. Однако на видеозаписи, сделанной несколько позже, мы видим Билла Эванса уже с другими музыкантами. Это контрабасист Чак Израэлс и барабанщик Лари Банкер. Двадцатипятилетний Скотт Ла Фарро погиб в автомобильной катастрофе через десять дней после выступления в Village Vanguard. Эванса это так потрясло, что он не выступал почти год, а потом, в новом трио, уже появился Израэлс, который тоже, конечно, ничего, но откровенного чуда, присутствовавшего в Ла Фарро, тут, увы, уже нет. Из всех существующих джазовых вальсов этот, конечно, исполняется самыми разными джазовыми людьми и по сей день чаще всего. А пластинки с записями из Village Vanguard (их вышло две прямо тогда плюс есть еще современное издание с совсем уже полным материалом выступления) дорогого стоят (во всех смыслах – виниловые первоиздания сегодня влетят в копеечку) и рекомендуются к вдумчивому прослушиванию.

Страницы номеров «Нового мира» можно листать и таким образом, чтобы оставаться в окружении лишь того, что вы считаете классическим – и вообще отгородиться от постылой современности. Так и «Джазовый лексикон» вполне вправе позволить себе не выходить из временных границ, в которые заключено то, что на данный момент считается уже джазовой классикой. Следующий джазовый вальс также из шестидесятых. Это гитарист Уэс Монтгомери – вторая легендарная фигура джазовой гитары после Чарли Крисчена - с пьесой West Coast Blues. Как и первая пьеса в сегодняшнем выпуске – это блюз в трехдольном размере. Довольно бойкий, плавно станцевать под него вряд ли удастся. Джаз со всем вообще способен обращаться максимально свободно – и сохранять чисто танцевальную ауру вальсов, привычные для них темпоритмы и лирику не чувствует себя обязанным. Это верно и для других типов используемого джазом музыкального материала: песен, стандартов – чего только из них не выкраивают. Данная запись сделана, если судить по буковкам на экране, для северогерманского радио, из больших имен тут присутствует также тенор-саксофонист Джонни Гриффин (он на первом плане). Обратите внимание – играет Монтгомери не медиатором и не ногтем, а кожистой частью большого пальца. Когда он выбирал себе эту манеру, как наиболее подходящую для него технически и обеспечивающую нужный ему теплый звук – он считал, что существует множество гитаристов, которые именно так и играют. Но вообще-то нет.

Ну и как стало уже традицией (это на третий-то раз) – в завершение тема, не имеющая к джазу прямого касательства. На сей раз – по драматическому поводу.

Композитор Сергей Труханов – один из тех в русском сингер-сонграйстерстве (очень немногих), кто действительно находится в каком-то очень правильном отношении к русской «бумажной» поэзии – от классики пушкинского века до современной нам.

Собственно, что объяснять – множество авторов «Нового мира» (и авторов не «Нового мира») прекрасно его знают, и он с любовью брал их тексты для своих песен. Не слышал, кстати, ни от кого из поэтов, даже от строгих пуристов, чтобы они были недовольны результатом.

За время, которое я с Сергеем знаком – с 1991 года, – мир вокруг переворачивался с ног на голову, потом опять (но это оказывались уже другие ноги и голова), и опять… А Труханов просто был на предназначенном ему месте, становился глубже и вернее в интонации, которая свивала в одно его мотивы, тексты поэтов, послевкусие проходящей жизни и тревогу наступающей. Такое твердое стояние – свойство очень нужных в устройстве человеческого мира людей.

Вот что с ним происходит сейчас. И требуется сделать то, что всегда и делается в таком случае http://www.serge-t.ru/

Там еще много ссылок на его видео и записи – и я бы советовал послушать именно альбом на soundcloud.

А третий выпуск «Джазового лексикона 2.0» на этом закончен, с Новым годом и до очередных регулярных встреч.

 

Чтобы оформить подписку на "Джазовый лексикон" - кликните юзерпик Михаила Бутова и выберите опцию "Подписаться на обновления блога"