Да, да: я – «ем». А что делать?..
Нет, не – «кушаю». Так говорить – простонародно.
Уже давно, как только вышел из детства – не «кушаю», а – «ем». В печальной нашей общей филологической правоте..
А как приятно было в детстве – кушать..
«Когда я кушаю – я никого не слушаю.». А почему? А потому, что – аж за ушами трещало!..

«Кушать» - ближайший родственник «вкусу».
Вкусненькому.
Кусать вкусное!
«Кушать», кусать – всякое вкусное – приятное, безопасное, радостное событие детства.
«Есть» всяческую «еду» (а сколько в ней – яду!, – всяких красителей, консервантов, добавок..) – «есть еду» – уже взрослое, городское, в корне действительно близкое к «яду», трёхразовое в день питание. (Не «пытание». «Питание». Очки надень!).
«Есть» «еду», «ядУ» (исконные диалекты – переносящие йотированные фонемы в конец алфавита – они мудрее нас с вами, нашего теперешнего стандартизированного говорения) – «ядУ» есть – фонетически ядовитое, токсино-обусловленное физиологическое отправление. (Да не «отравление», - «отправление»! Слушать надо).
Надо слушать. Прислушиваться к словам.
Народ эти простонародные глаголы десять тыщ лет обкатывал.
Поэтому, как услышишь: «Кушать подано.», - и не сомневайся. Горяченькое – с пылу, с жару.. – пальчики оближешь!
А вот «есть», оно уже – не «подано». Есть оно – и есть. Хочешь – ешь, хочешь – не ешь.
«Когда я ем, я глух и нем.», – ага, - кадавр.
«Дай ответ.»
Не даёт ответа.
И пульса нет.

Источник иллюстрации