Неправда, что, перемещаясь по свету, «от себя не уйдёшь» - потому-де, что этого себя всё время таскаешь с собой. Таскать-то таскаешь, но всякий раз распоряжаешься этим грузом, этим набором возможностей по-разному: составляющие тебя элементы всякий раз приходят в новое соотношение,  - иные отодвигаются на периферию, иные, прежде не замечавшиеся, выходят на первый план. Уже хотя бы поэтому (отвлекаясь от такой очевидной вещи, что, странствуя, что-то такое узнаёшь и ставишь себя перед очередной задачей приведения в осмысленный, обозримый порядок очередной раз расширившегося кругозора) перемещение по свету – полноценный и действенный инструмент рефлексии.

Не говоря уж о том, что всякое перемещение в пространстве, а особенно – то, что приводит тебя в чужую культурную среду, - это большего или меньшего масштаба испытание невозможностью себя, - этого самого себя всё равно приходится доказывать (отчасти и изобретать) заново. Возобновление себя на новых и новых материалах в точности тем же самым не оказывается никогда.