Фермер

Свет солнца над террасой (как зеркало в пыли),

Приподнимают астры соцветья от земли.

Кувшинки, как заплаты, на ватнике пруда,

Ждут вороны-прелаты день Страшного Суда.

По метеопрогнозу – гроза на после двух,

О чем не знают розы и розовый лопух

С изнанки… Только карпы, как тёмные волхвы,

Лежат у дна попарно, набравшие воды

В желудки… я намедни – навешал им лапши,

Держа в сарае бредни на всякие шиши.

Не ветреная Геба – Зевесова орла:

Мулардам дал я хлеба и репы (не со зла).

Собрались возле лужи на сходку воробьи,

Поднялся ветер, южен, как le vin d’Ay.

Таинственно ступая, как пешкой сделать шах,

Вошла соседка Рая с бездонностью в очах.

Я дал ей корнишоны, капусту-бигуди,

Уняв умалишенный стук в области груди.

Словами о погоде, о состоянье дел

На огороде, вроде, я говорить посмел.

Раздался, отрезвляющ, сигнал (конец надежд):

У Раи есть товарищ на Lamborghini (беж).

Мы с Райкою учились в обычном ПТУ,

Любили группу «Chi-Li» и делали тату.

Раз, убежав с урока, укрылись от грозы

В саду, где бюст пророка не проронил слезы.

По метеопрогнозу – земля была, как гимн!

Метаморфозы прозы, Овидий Публий ибн…