Окинава

Я избавился от боли, как от банного листа,

Чёрным камнем в чистом поле прозябая неспроста.

Что налево, что направо – «тройка борзая бежит»,

Чудный остров Окинава к морю синему пришит.

Где развязан, словно узел (узел пояса юдзё?),

Экзальтированный узник, ослепительно-зелён,

На свободу – лесом, лугом – водопаден иногда,

Ручеёк сбегает цугом: в нём хрустальная вода.

Славен сакуры цветеньем Окинава-островок,

Я объят недоуменьем на распутье трёх дорог.

Ни убавить, ни прибавить – «пушки с пристани палят»,

Обжигающ, как васаби, гейши лакомый наряд.

Опустила очи долу ночь, а витязь на коне

Иероглифов крамолу, что расписана по мне,

Дочитал, проехав мимо, не отбрасывая тень,

Где горела Фукусима шапкой вора набекрень.