Не надо пугаться. Заголовок - это, разумеется, шутка. Просто я давно, страшно давно, в какой-то далекой, дикой молодости прочитала стихотворение:

«Я около Кольцова,

Как сокол закольцован ...»

Сейчас смешно вспоминать и стыдно признаваться, но в самые первые секунды, еще даже не дочитав до конца, я в приступе местечкового патриотизма подумала, что поэт в этом стихотворении написал про аэропорт Кольцово, воздушные ворота Екатеринбурга, советского Свердловска. Понимаю, насколько глупо и нелепо это звучит, так что не извиняют меня даже реверансы в сторону молодости. Это я потом уже прочитала  и про воронежскую ссылку, и про поэта А.В.Кольцова, а в те приснопамятные времена эгоцентрическая модель мироздания вращалась исключительно вокруг Уральских гор -  земли обитания многих поколений предков.

Реконструировать ход моих тогдашних мыслей несложно, и есть в них определенная логика. С самого начала в стихотворении последовательно, строчка за строчкой выстраивался, словно проступая из полумрака, знакомый очень многим кольцовский пейзаж, почти зеркально отраженный мандельштамовским словом:

 - около Кольцова

 - сосновый синий бор

 - распахнут кругозор.

Когда взлетаешь из Кольцово, под крылом самолета действительно долго болтаются уральские леса и перелески (тот самый "сосновый синий бор"), как будто бантики, привязанные к хвосту воздушного змея. Или к твоей ноге, если отождествлять себя любимого с лайнером.

И дофантазированное мной якобы олицетворение самолета с птицей (в данном случае с соколом) вполне себе укладывалось в незамысловатое воображение той особы образца энного года прошлого века. Ассоциации были сугубо прямолинейны. Как в соколиной охоте ловчая птица обречена всегда возвращаться на перчатку сокольника, точно так же и воздушный лайнер рано или поздно неизбежно садится на землю. Он тоже "как сокол закольцован". И птица во время охоты, и самолет суть несвободны. Как не был свободен и поэт в тот момент, когда он писал эти строки.

И про распахнутый кругозор все предельно ясно. Где еще можно увидеть кругозор "распахнутее", чем с борта самолета? Разве что из космоса.

Моя ура-патриотическая эйфория, граничащая с амнезией, длилась ровно до начала третьей строфы. Внезапно закочевавшие в стихотворении кочки ("В степи кочуют кочки ...") стремительно нивелировали мои зарождающиеся иллюзии до уровня бреда кобылы всем известного оттенка масти. Очень проблематично вставить какой бы то ни было степной ландшафт в географию Свердловской области.

Пришлось, как тому самолету, спуститься с небес на землю и взять себя в руки. В этот момент я окончательно сообразила, что Осип Эмильевич никак не мог писать про аэропорт по той простой причине, что при его жизни аэродромы были по преимуществу военными, а пассажирами самолетов могли стать только первые лица страны.

В общем, вот так. "Образ аэропорта Кольцово". Категория - несбывшееся. А молодость вспомнить все-таки приятно.