Майской ночи южный склон.

Муравейник. Вавилон.

Тот, кто думает о ближнем,

дальним светом ослеплен.

 

Шмель сливается в цветок,

засоряя водосток.

Липа втягивает листья,

словно кошка – коготок.

 

Завывают комары,

выпив собственной икры.

В подворотне делят мойры

предрассветные миры.

 

Ты заснула между мной

и поверхностью земной

но боюсь, меж тем и этим

темь засветим в перегной.

 

Утром выгонит пастух

исповедаться на дух,

чтобы ты вдыхала воздух

безо всяких цокотух.