Prev Next
.
.

Блог

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Гегель и Гоголь + диалектика

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1675
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

«От Гоголя до Гегеля,
От Баха до Фейербаха…»
народные рифмы 60-х.

«Мы философию учили не по Гегелю…»
В.Маяковский

В молодости я осторожно, с робостью начал почитывать Гегеля. Понимал лишь отдельные абзацы, зато почти всё было понятно в  «Эстетике», «Философии истории». Некоторые страницы «Философии религии» поразили почти реалистическим восприятием жизни. Например, абзац о физиологических ощущениях купальщика, погрузившегося в обнимающую стихию воды... 
Гегель и Гоголь… Они жили примерно в одно время, некоторые граждане до сих пор думают, что Гегель – это Гоголь.
Маяковский, как известно, тоже учил диалектику не по Гегелю, а по настроениям тогдашней постреволюционной богемы.

Обостренно чувствуя дух своего времени, Маяковский сделал ставку на скорое наступление коммунизма, то есть на марксизм-ленинизм, одним из «источников» которого был Гегель.
«Мы говорим -- Ленин, подразумеваем – Партия».
Можно с долей юмора сказать: говорим Гегель, подразумеваем -- Гоголь.
Николай Васильевич открыл для русской литературы красоту иронии, показал простого человека, который также является полноценым героем и страдальцем. До сих пор читатели вглядываются в тексты Гоголя как в старое запыленное зеркало.
Гоголь мягко иронизировал над своими персонажами, словно бы щадя их вековечное самолюбие. Даже над пугающими воображение Носом, Иваном Антоновичем Кувшинное Рыло и т.д. он посмеивался как бы исподволь. Чиновники и помещики выглядят в его произведениях не такими уж явными монстрами. Они повязаны законами извечной российской коррупции, у которой есть народное название – кумовство. Все мы друзья или родственники, и, по мере возможности, помогаем друг другу разными способами.
Над гоголевскими персонажами можно смеяться, однако ненавидеть их нельзя, потому что это  н а ш и  люди, берущие взятки не только деньгами, но и борзыми щенками.
Гегель, открыв универсальный Дух мироздания, в какой-то мере способствовал перенаправлению души человека в атеистическое русло.
Гоголь остался при своем православии, у которого он взял максималистские моральные заповеди. Христианин по призванию, с душой, перегруженной всепрощением, Гоголь, тем не менее, смог увидеть и увековечить образы мутантов, примеривших сатанинские маски. Акакий Акакиевич не менее страшен, чем живущий словно бы в параллельном мире Нос.
В статье Гегеля «Жизнь Иисуса» игнорирована религиозная суть Евангелия, биография Богочеловека сведена к репортажу (Гегель в свое время редактировал «Бамбергскую газету») о пути Христа на Голгофу. Это рассказ о короткой земной жизни выдающегося, но все же  ч е л о в е к а. Из созданной на порубежье эпох статьи философа исчез не только религиозный, но и поэтический образ Спасителя.
Гегель заменил старого Бога на абстрактный всемирный Дух, правящий Землей и космосом. После Гегеля, при всей сложности его мышления, многое в понимании исторических процессов упростилось -- мир обрел три главных закона диалектики: отрицания отрицания, развития по спирали, перехода количества в качество.
Примерно в те же времена началась скрытая болезнь литературы, в нее вполз микроб обыденного реализма, первоначального нон-фикшна, когда путь Христа можно описать по дням и часам, избавившись от возвышенного слога.
Гоголь тем временем замечает в России мертвые души, сидящие по учреждениям и заботящиеся лишь о собственной выгоде. Мертвые души живут по своим дьявольским законам. Нос может со свечкой стоять в храме, но истинной веры, судя по всему, у него ноль целых, ноль десятых.
Под волшебным пером Гоголя возникают страшные, непобедимые на протяжении столетий, персонажи, которых не могут возродить даже фильмы ужасов – Вий, и самый грозный из них – униженный, и в то же время переполненный гордыней Акакий Акакиевич.
Лишь иногда на страницах повестей Гоголя возникают иррациональные, как гегелевский Дух, занесшие меч над корыстью и несправедливостью – Ревизор и Жандарм.

Окунуться в волну. Фото автора.

Комментарии