Prev Next
.
.

Костырко Василий

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Любовь и лимб. О романе Виктора Пелевина "Смотритель"

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 3781
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

В рецензиях самых популярных - газетных и глянцевых - форматов отмечалось, что шуток политически актуальных или хотя бы просто смешных в романе практически нет. Дескать, ушел Виктор Олегович в свой Идиллиум, а про нас, бедных, забыл.

При этом, однако, понятно (искренне Ваш, Капитан Очевидность), что бывают в истории моменты, когда злободневность может выглядеть и как ее полное отсутствие. В конце концов, борьба с актуальным злом, так скажем, в некоторых вариантах ее реализации – это то же самое, что колебания вместе с генеральной линией партии, но только с противоположным знаком. А вот бегство в иную эпоху, точнее, в воплощенную магическим способом (А ведь другим-то пока ни у кого и не получалось!) утопию из этой эпохи, может оказаться вполне продуктивной созидательной стратегией.

Впрочем, подождите. А точно в романе нет шуток про жизнь нашу российскую? Из диалога смотрителя Алексиса с наставником Адонисом:

“ - А почему телефоны обязательно следует ночью класть на алтарь?
- Их надо заряжать благодатью”.

А Идиллиум в целом, который, по большому счету, ничего не производит, но лишь копирует внешние черты устройств с Ветхой Земли? Вам это ничего не напоминает?

Словом, чаще вырывайте из контекста, и смотрите, что получится.

Теперь о новизне и достоинствах произведения.

Пелевин не повторяется. Он научился создавать (на основе своих прежних работ) читательские ожидания по поводу развития сюжета и добросовестно их обманывает.

Может быть, я что-то упустил важное, но я не помню произведений, где царевич Гаутама сначала покидал бы свой дворец, а в финале в него возвращался. Пусть и по особым причинам. Не было еще такого.

Почти нет подростковых гусарских шуточек про отношения между полами. “Смотритель ” - это действительно, как справедливо заметил Андрей Василевский, нежная книга о любви. Именно о любви, а не про “современные отношения”, потому что итоговое “счастье” главного героя с трещинкой. Оно едва ли восполняет понесенную утрату.

Философские рассуждения в романе, по крайне мере, кажутся глубокими и последовательными. “Кажутся”, потому что внимание полностью поглощено любовной линией. Правда, если в них все же разбираться, то придется лезть в какие-то специальные области. Ведь все-таки остается детский вопрос “Kак субъекта может не существовать, если не существует того, кто это утверждает?” И по-детски на него не ответишь.

Ну, и еще одна цитата напоследок:

“Вот что значат слова “близкий человек” - несмотря на предельную, вплоть до мозолей, близость, лошадь никогда не должна забывать, что очаровательное существо на ее спине путешествует по собственным делам. <…> И все равно мы любим тех, кто едет на нас, думал я, потому что больше некого. Тех, на ком едем мы сами, мы, как правило, не слишком жалуем - они глупы, нелепы и вообще плохо нас везут. Или так кажется, пока они еще живы…”

Так думал Алексис. Но он был не совсем прав.

Комментарии