Пример

Prev Next
.
.

ТАТЬЯНА БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ. "РОЖДЕСТВО В СНЕЖНЫХ ГОРАХ". Машина шла в гору. Скорее, не высокую гору, а холм, чем-то похожий на крымские, где Илья отдыхал у бабушки. Разве что росли здесь не сосны с кизилом, а эвкалипты. Серо-зеленые стволы гнулись в сторону дороги, кроны трещали одноцветно тусклыми листьями на ветру. Илья вздохнул. Два года назад родители привезли его на другой конец земли, в Австралию, и он уже болтал с одноклассниками по-английски, видел в лесу кенгуру и кормил с руки опоссума. ТАТЬЯНА БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ. РОЖДЕСТВО В СНЕЖНЫХ ГОРАХ

ТАТЬЯНА БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ. "ПОРОСЕНОК". К концу декабря похолодало, но снег так и не выпал, и ветки в иголках инея сверкали в лучах холодного солнца. Герда ковыляла по покрытым льдом булыжникам. Её левая рука бессильно свисала вдоль тела, огромный синяк расплывался вокруг горящего болью локтя, но сил беспокоиться, насколько серьёзна рана, у неё не было. ТАТЬЯНА БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ. "ПОРОСЕНОК"

МАРИЯ ГАЛИНА. "ПРИВЕТ, СТАРИК". "Ты чего, мужик?" — спросил Сергей Степанович. Он только что вылез из ванны, и потому был красный, распаренный и неловкий. Майку и треники натягивал впопыхах, и ткань неприятно липла к телу. К тому же майка была грязная. Он думал как раз сунуть ее в стирку, но тут раздался звонок… МАРИЯ ГАЛИНА. "ПРИВЕТ, СТАРИК"

СЕРГЕЙ ДАНЮШИН. "БЛЮЗ МЕРТВОГО СОСЕДА". А вот еще, помню, был случай. Диджеил один молодой человек на новогоднем корпоративе «Балтболтбанка». Накануне в спешке накачал из интернета гламурных говнохитов, покидал их в iTunes – и вперед. И посередь похабнейшего ремикса то ли на Last Xmas, то ли на Let It Snow задорный такой детский голос объявляет (маркирует, стало быть): «DJ Vini!» Неприятно, но бог с ним: кто этих диджеев по кличкам их фраерским знает. А ребенок не унимается: «Специально для клуба Dяgilev!» Что в Питере звучит немного странно: Dяgilev же в Москве и уж несколько лет как сгорел. «С Новым, – говорит, сука такая малолетняя, – 2009-м годом!» А на дворе декабрь 12-го вообще-то. СЕРГЕЙ ДАНЮШИН. "БЛЮЗ МЕРТВОГО СОСЕДА".

ВЕРА ЗУБАРЕВА. "БЕДНЫЙ СТАРИК". Бедный старик, он, всякий раз принимает меня за сиделку. Вот и сегодня – взглянул на меня строго, приложил ладонь к уху и стал «звонить» сыну. "Алё! Гошка? А у меня тут сиделка. Хорошая. Это ты прислал? Ну, спасибо тебе". – Он кладёт «трубку» и сидит так некоторое время, уставившись в пространство. ВЕРА ЗУБАРЕВА. "БЕДНЫЙ СТАРИК".

ЕВГЕНИЙ КАСИМОВ. ВРЕМЯ БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА. Бомж Гуторов кормился у дикой яблоньки, не обращая внимания на двух толстых снегирей, недовольно ворчавших на соседнем деревце, где мелкие плоды были уже ободраны. Примерзший снежок на яблочках холодил воспаленный рот. ЕВГЕНИЙ КАСИМОВ. ВРЕМЯ БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА.

ДИМА КЕРУСОВ. ГРУСТНАЯ УЛЫБКА ДЕДА МОРОЗА... В роскошной красной шубе… с роскошной белой бородой… Дед Мороз, сверяясь с бумажкой, рассматривает номера квартир. Подходит к нужной… Звонит… Ждёт… Дверь открывается на длину цепочки, в промежуток всовываются два лица - мужское и женское - и дверь захлопывается… ДИМА КЕРУСОВ. ГРУСТНАЯ УЛЫБКА ДЕДА МОРОЗА...

b2ap3_thumbnail_Candleburning.jpg

ВЛАДИМИР ГУБАЙЛОВСКИЙ. "ЖИВОЙ ОГОНЬ". В духовке электроплиты вспыхнуло пламя. Судорожные мысли: короткое замыкание? Силовой кабель? ВЛАДИМИР ГУБАЙЛОВСКИЙ. "ЖИВОЙ ОГОНЬ"