Пример

Prev Next
.
.

Ложь есть отрицание Истины, Истина есть отрицание Лжи

Разговор с писателем Александром Иличевским о природе лжи, об архаическом обществе и архаическом сознании в современном мире...

 Александр Иличевский: Идеализм опасен тем, что варварское (ограниченное) сознание легко захватывается им и становится неостановимым производителем лжи. Именно поэтому идеалы, сколь бы ни были они "чисты", оказываются оплотом нечистоты. Идеализм - адское дело, совсем не имеющее ничего общего со светлым будущим, ибо ложь устроена так, что она враг жизни и ради себя способна умертвить реальность и вместе с ней всех ее жителей, включая ее создателей. Ложь не дает и выеденного яйца за жизнь.

И вот тут стоило бы разобраться, что есть ложь с точки зрения теории информации, то есть - как именно рождается категория ложной убедительности, как она паразитирует на сознании за счет насильственного (или естественного, благодаря отсталости) ограничения картины мира.

С одной стороны, истина - это не что-то непреложное, абсолютно твердое, а всего только живое суждение, обладающее достаточным богатством смысла - то есть некое смысловое (логическое, если угодно) звено, оснащенное таким числом связей с миром, что их оказывается достаточно для причисления этого суждения к категории общезначимости.

С другой стороны, ложь действует подобно информационному вирусу, который, используя рычаги базовых инстинктов, слишком рано формирует достоверность - обрывая или препятствуя образованию системы связей с миром. Так формируется косность, омертвелость, "традиционность", так архаика обрезает вокруг ствола мирового древа ветви модернизма.

Есть гипотеза, что шизофрения - это системное нарушение нейронных связей, вызванное химическим сбоем, сцепленным с вирусоподобным перехватом информационной трансляции, - все это в совокупности искажает картину мира до полного расхождения с категорией общезначимости. Но все равно хотелось бы выработать более техническое, что ли, понимание вот этих процессов, чтобы неким образом размыслить о создании "антивируса".

Пока ясно, что ложь наиболее эффективно производит себя при полном контроле над информационным потоком: при возможности перехватывать каналы связи путем их сужения, обрыва, порабощения. И, конечно, ложь стремится подчинить образование - базовую систему производства смыслов.

Да, пожалуй, эти два пункта - основные. Таким образом, чуть не единственный метод борьбы с ложью - это приумножение богатства связей мира, создание дерегулированной системы метаболизма смыслов.

Разумеется, закон и право, сформированные милосердием и справедливостью, лежат в основе протокола этой трансляции. В мидрашах есть на эту тему одна чудесная притча - помню я ее не дословно, поэтому рад буду уточнениям, если таковые возникнут. Собрались мудрецы обсудить трактовку одного места в Торе, - уж чересчур оно противоречило условиям жизни в той эпохе. И зашел спор так далеко, что Господь не выдержал и прогремел с небес: мол, что ж вы тут такое городите?! Я же вам сказал в самой Торе: делайте так-то и так-то. Все примолкли от ужаса. Но один хахам встал и возразил: мол, а не Ты ли Сам, когда давал нам Тору, сказал: "Отныне Тора не на небесах, а на земле"? Господь отвечал: "Да, действительно, Я так говорил". Мудрец подытожил: "Вот, Господи, и не вмешивайся".

СССР был, отчасти, модернистским проектом, все-таки хоть как-то пытавшимся обновить отсталую страну. C неизбежностью в нем оказалась столь сильны наука и образование (хотя функционально они и служили вооружению) - и, по сути, именно благодаря их, науки и образования, мощности СССР и закончил свое существование. Ибо свободолюбие, какие бы препятствия ему не ставились, так или иначе есть следствие просвещения. Мышление и рабство - антиподы. Власти нужна была наука во что бы то ни стало - и им приходилось мириться с такими феноменами, как Сахаров или Капица. Три великих дня августа 1991 года состоялись только благодаря советской интеллигенции. И по той же причине проект воцарения хтонической архаики, переживаемый Россией сейчас, преследует и уничтожает науку и образование - как главных поставщиков полноты картины мира: единственного антидота лжи и небытия.

Владимир Губайловский: Ты зацепил очень существенное качество лжи. Будем понимать “ложь” как отрицание истины, что бы мы под истиной в данном случае не понимали. Ложь есть ограничение, то есть производство отсутствия. Я с этим полностью согласен. Только я буду использовать вместо “идеализма”, более привычный термин “идеализация”.

Будем рассматривать именно с точки зрения протекания процессов информационного обмена три состояния социума: архаика, модерн и постмодерн (я его выделю из модерна - дальше поясню почему).

Архаика фиксирует статическое состояние, причем при отступлении от идеала это состояние корректируется по образцу. Образец - это некий “золотой век”, который всегда в прошлом. То что никакого “золотого века” не было, то что в любом архаическом обществе представление об этом “золотом веке” меняется, в данном случае неважно. Архаическое состояние имеет всего одну степень свободы, как у математического маятника. Архаика фиксирует состояние и до какого-то времени это делать можно, потому что изменения малы и происходят медленно, информационные связи слабы, обмен крайне ограничен (дорог мало, большинство людей - неграмотны, товарообмен минимальный и т.д.). Можно, сказать, что такую систему описывает идеализация наподобие идеального газа. Время пролета молекулы между столкновениями - велико, и все уравнения линейные. Здесь вполне подходит, например, абсолютная монархия.

Наступает модерн - просто потому, что увеличивается скорость передачи информации. Контакты становятся все более интенсивными. А значит модель идеального газа уже не работает. У модерного “газа”, например, появляется вязкость. Количество взаимодействий растет как квадрат от числа частиц. Для описания такой системы нужны уже нелинейные уравнения. Модерн фиксирует не состояние системы, а протекающие в системе процессы. Здесь степеней свободы - две или больше. Модерн пытается управлять тем, как одно состояние переходит в другое. Например, легитимной передачей верховной власти, которая происходит в предсказуемые сроки и в предсказуемом режиме. Если модерную систему попытаться описать архаической моделью - то получится результат никак не согласующийся с действительностью. Это не просто обрыв связей - это сокращение степеней свободы. И вот тогда надо либо радикально упростить саму систему (например, пересажать всех в лагеря, чтобы они канавы копали и лес рубили) или свести к минимуму информационный обмен - то есть оборвать все или почти все связи, кроме тех, которые идут от верховного правителя. То есть в твоем определении насаждать везде и всюду - ложь.

Постмодерн - это система, существующая в условиях еще более высоких скоростей передачи информации. И здесь уже необходимо учитывать не только сами протекающие процессы, но и изменение этих процессов и непрерывное возникновение новых.

Архаическая система может нормально конкурировать только с другими архаическими системами. Модерной системе она всегда проигрывает (даже если и одержит локальную победу). Проигрывает просто потому, что в модерной системе скорость передачи информации - выше, а значит выше вариативность ответов на вызовы. Но ситуация, когда для управления модерной системой используется архаическая модель - вообще безнадежна. Это и есть ситуация тотальной лжи, оборванных связей, совершенно неадекватного представления о происходящем. Архаическая модель управления модерной системой может привести либо к социальному взрыву, либо к полной деградации самой системы. Такова цена лжи..

Пример СССР, который ты привел очень наглядно показывает, что реальный социум многослоен. И в таком вполне архаическом социуме, как СССР, был модерный слой - Капица, Сахаров, те, кто вышел к Белому дому в августе 1991. И сегодня - если внутри Бульварного кольца уже постмодернизм “преодолели”, а в больших городах сложилось вполне модерное общество, то достаточно отъехать на сто километров в глубинку - и ты столкнешься с самой кондовой архаикой. И конечно, “простые” и “ясные” архаичные лозунги найдут там естественную поддержку. Во многом архаичный поворот связан еще с тем, что будучи погружен в непрерывно и очень быстро меняющиеся процессы, человек постоянно находится в состоянии выбора, а это - стресс. Надо брать на себя ответственность за выбор, причем не только выбор состояния, но и выбор процесса изменения состояний, то есть не только выбор настоящего, но и будущего. А так хочется, чтобы кто-то другой взял эту твою ответственность на себя. Люди хотят знать истину, а истину нельзя “знать”, ее можно только познавать, потому что истина - это не состояние, а множество процессов познания, и что совсем трудно - мы не можем точно сказать, какие это процессы.

Если мы задумаемся о поиске истины, то должны констатировать, что мы не умеем работать с неограниченными системами, и когда достигается полнота связей достаточных для общезначимости - тоже неясно. Учесть все вообще возможные связи - нельзя, даже только попытавшись мы провалимся в хаос. Нужна “плодотворная односторонность”, как говорила Лидия Гинзбург. Но это ограничение человек может наложить только сам и только на себя, он сам должен сделать выбор и сказать - я понимаю, что мои знания неполны, но я иду на это, чтобы прояснить некоторое приближение к истине. Именно так работает математика.

Александр Иличевский: В дедуктивных системах множество истинных утверждений дается ниоткуда. Математики об истинности элементарной судят все-таки интуитивно, но критерий есть: общезначимость, что есть следствие "решения экспертного совета". В сетевой демократии регулирование происходит тоже экспертной оценкой, обусловленной достаточным для критерия общезначимости количеством связей, на основании Закона, который сам есть результат предыдущей работы поколений "экспертов", со всеми поправками, внесенными "наследием эпох". Короче, пока ясно одно: ложь связана с умалением связей.

Владимир Губайловский: Что такое “сетевая демократия” - мы пока представляем себе весьма нечетко, но это как раз тот случай, когда представлять особо и не надо, надо немного подождать.

Аксиоматика это не начало геометрии, как в школе учат - а конец геометрии - это крыша, а не фундамент, то есть это не первичные интуиции – а скорее предельные обобщения. И у математика есть инструмент для проверки таких обобщений - и это в точности полная система связей и их точная согласованность.

В социальной системе, если я знаю некоторую связь и сознательно ее не учитываю или искажаю - это ложь. Неважно ложь, как подмена (указание несуществующей связи) или ложь, как умолчание. И еще – в социальной системе, обрывая одну связь - мы обрываем целый мир, который за этой связью следует.

Александр Иличевский: Абсолютно верно. Математика именно что преследует полноту связей, выжимает все. И очень важно то, что ты говоришь: обрыв связи - это уничтожение целого мира. Кстати, знаешь, я как-то всерьез подумал, что воображение - его роль в создании текстов цивилизации, цивилизации самой - есть косвенное доказательство концепции multi universe. Хокинг говорит, что прошлое более "размыто", чем будущее - именно потому, что прошлое, в отличие от будущего, наблюдаемо. Это ж как точно: хрен поймешь, что творится в истории - поди разберись, один Акутагава чего стоит, с его "воротами Расемон".

На заглавной картинке написана логическая формула: Ложь (False) эквивалентна отрицанию Истины (True). Это одно из самых простых и буквальных определений лжи.

 
купить поликарбонат в Москве недорого;Данных номеров 8 800. Купить красивый номер 8 800 по SIP.;Печать на футболках, берем срочные заказы в Москве. Срочная печать на футболках на заказ логотипа.