Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

«Дятловская» группа. Продлённая трагедия

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2971
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Случайно мне в руки попала книга Б.Акунина «Самая таинственная тайна и другие сюжеты» (М., АСТ, 2014). Книга представляет собой скомпонованные воедино некоторые посты блога автора в ЖЖ. Не являюсь поклонником таланта Бориса Акунина и уж тем более не слежу за его блогами, но книга в моих руках распахнулась на странице с фотографиями, которые я узнала сразу же. Много лет назад я впервые увидела их в следственном деле Свердловской прокуратуры по факту гибели группы студентов УПИ в горах Северного Урала. Теперь благодаря Интернету они известны всем. Меня, конечно, заинтересовало, что там Б.Акунин сочинил на тему трагедии "дятловцев".

По этому поводу написано уже море всяческих статей и книг, снято несколько документальных фильмов, а британцы не пожалели денег даже и на фильм ужасов. Григорий Шалвович подошел к решению проблемы, не выходя из образа классика детективного жанра. То бишь, придумал ни много, ни мало разыграть на эту тему некий квест. Сначала он предложил читателям своего блога выбрать для него наиболее интересные исторические сюжеты, до сих пор окутанные тайной, для последующей "разгадки". Из всего многообразия отобрали шесть историй, за которые на сайте шло публичное голосование. Победила, как не трудно догадаться, тайна гибели "дятловской" группы зимой 1959 года на Урале. Таким образом, если уж быть до конца точным, Акунин не сам взялся именно за эту тему, ему она в определенной степени была навязана подписчиками и читателями его ЖЖ. Мне показалось, что писатель был несколько обескуражен такими итогами голосования. В тексте чувствуется подспудное нежелание автора заниматься именно гибелью "дятловцев", улавливается легкий моральный дискомфорт той ситуации, в которую, как в мышеловку, Акунин сам себя нечаянно загнал. Тем не менее, с реверансами и оговорками ("беллетризую повествование", "не хочется никого обижать и травмировать") он все-таки провел три этапа игры, в которой сначала давался некий кусок текста с тремя различными вариантами последнего предложения. Затем участники голосовали за один из вариантов, и повествование двигалось дальше в заданном векторе. В итоге обоюдными усилиями победила далеко не свежая шпионская версия гибели студентов.

Что мы имеем в сухом остатке? Художественная ценность данной беллетристики весьма сомнительна. Тайна, разумеется, так и осталась "таинственной тайной". Никто, собственно, ее всерьез раскрывать и не собирался. А с какими чувствами и эмоциями воспримут сей интеллектуальный эксперимент люди, в чью жизнь эта трагедия вошла вовсе даже не виртуально, похоже, никого не волнует.

У любой тайны, исторической загадки есть необъяснимое свойство с течением лет становиться все более притягательной для грядущих поколений. Уходя дальше вглубь веков, она не забывается, не стирается из памяти, не утрачивает своего завораживающего флера чего-то непознанного, а наоборот, еще больше манит и будоражит воображение потомков. Однако, никто не станет спорить, что загадка загадке - рознь. Одно дело - попытки узнать, кем был тот злосчастный узник Бастилии, что прожил жизнь, не снимая железную маску с лица. И совсем другое, когда тайна напрямую сопряжена со смертью. На перевале Дятлова произошла настоящая трагедия, погибли девять молодых людей и причины их гибели даже сейчас, спустя полвека, так никем и не установлены. Да, уже ушли в мир иной несчастные родители, которым никто не объяснил, отчего их дети приняли столь мученическую смерть. Только ведь наверняка еще остались какие-то родственники: братья, сестры, племянники. И для них погибшие - живые люди, запечатленный в памяти образ, сотканный из голоса, смеха, забавных воспоминаний, милых привычек, каких-то остановившихся во времени мгновений. Эта растянутая на десятилетия, постоянно саднящая боль потери только усугубляется общественным вниманием к проблеме. Тем более, когда общественное внимание принимает такие уродливые формы.

С горечью можно констатировать, что многажды растиражированная трагедия "дятловцев" давно уже превратилась в информационный повод для самопиара тех журналистов и писателей, которые берутся за этот печальный сюжет. И если журналисты - люди во многом подневольные и зависимые, то писателя никто не может заставить творить на заданную тему.

Еще как-то оправдано появление на свет книг, в которых авторы хотя бы пытаются разгадать эту страшную тайну, выдвинуть какую-то свою версию произошедших событий. Но, воля ваша, никогда не пойму, почему подлинную трагедию, к тому же, не очень давнюю, можно избрать в качестве основы для художественной прозы. Вот это вот чистейшей воды пиар-акция себя любимого. Попробуй-ка, напиши повесть, например, по никому неизвестного соседа-алкоголика. Будь она хоть трижды талантлива, придется немало попотеть прежде, чем впаришь ее для публикации, хотя бы и журнальной. А в данном случае сам по себе факт существования трагедии - уже, по сути, потенциальный прием пиар-технологии, изначально встроенный в концепцию и расчетливо используемый ловкими людьми. Можно создать не самую сильную вещь, и публика купится просто на тему как таковую, особенно если она вынесена в заглавие книги. Тем более на Урале, где она, эта тема, и по сей день - одна из самых больных и животрепещущих.

Вот и в Екатеринбурге две местных писательницы не замедлили сотворить про гибель "дятловской" группы свои нетленные произведения, для вящей убедительности поместив в заголовок всем известные географические названия и магическое слово "тайна". И журнал "Урал", конечно, эти повести немедленно опубликовал. Так что дальновидный расчет авторесс, как любит именовать пишущих представительниц слабого пола ведущий одной из рубрик вышеназванного журнала, триумфально оправдался.

Некрасиво извлекать какие бы то ни было профиты, используя реальную человеческую трагедию. Это мое личное убеждение.

 

Комментарии

Случай в Свердловске
Премией "Поэт" в этом году был вполне заслуженно награжден Юлий Черсанович Ким. Я вспомнила одну историю, рассказанную мне ее непосредственным участником, моим бывшим коллегой по работе в архиве Сверд...
«Образ аэропорта Кольцово» в творчестве О.Э.Мандельштама
Не надо пугаться. Заголовок - это, разумеется, шутка. Просто я давно, страшно давно, в какой-то далекой, дикой молодости прочитала стихотворение: «Я около Кольцова, Как сокол закольцован ...» Сейча...
Старейшина уральской фантастики
В незапамятное лето конца 1970-х годов одна знакомая девочка дала мне почитать книгу из своей домашней библиотеки. Книга называлась "Я вернусь через 1000 лет". Это была, кажется, первая фантастика, пр...
Советское новогоднее
Сейчас любой подарок можно купить, просто забежав по дороге в первый попавшийся магазин. А наши героические родители эпохи развитого социализма пускались на разные хитрости и авантюры, дабы обеспечить...
Так все-таки зоил или моська?
Прочитать целиком номер журнала "Урал" мне не придет в голову даже в припадке квасного патриотизма. Исключение для меня составляет только раздел "Черная метка", который я всегда читаю с удовольствием,...
наклейки на авто приколы;оформить патент на работу в московской области