Пример

Prev Next
.
.

Александр Марков

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Философия милости: к 15-летию кончины Виктора Кривулина

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1854
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Сонет Виктора Кривулина, вошедший в книгу Requiem(1998) как текст 16, на первый взгляд понятен: программа «абсолютной поэзии» Стефана Малларме сопоставляется с представлением об абсолютной святости Серафима Саровского. Сюжет тоже прочитывается легко: где люди без вины были убиты, преданы вечному забвению, там нельзя говорить уже ни о какой вечности и даже ни о каких сроках. Только когда мир предстает застывшим, как на фотовспышке, можно понять и весь смысл мистического богословия как богословия ослепляющей тьмы, согласно «Мистическому богословию» Ареопагитик. Но неясно, почему не тает снег: то ли это впечатление холода, запредельного холода страдания, когда снег не может таять, то ли это шок от холода и одновременно сияния святости, когда не успеваешь почувствовать, как тает снег на щеках.

Ключом к этому сонету может стать специфически литургическое употребление некоторых понятий. «Пребывание» понимается в литургических текстах как обретение жилища: если снег долго не тает, то он обретает себе дом среди бездомности. Именно такое значение придал греческому слову νδιαίτημα Филон Александрийский: в его объяснениях Библии оно стало значить не просто устойчивую привычку, но место жительства, место, способное вместить Бога. Филон рассуждал так, что мир, сколь бы он ни был прекрасен, не может стать достойным жилищем Бога. Если даже и Бог пребывает в мире, то это пребывание не становится привычным, в нем всегда есть некоторое отчуждение (мы бы сказали: холод). Поэтому Бог создает свое жилище и пребывание: облако благодати, огненный столп, световое явление – все те епифании, в которых Бог может поселиться уютно. Поэтому не тающий снег может быть соотнесен с таким пребыванием, но с его изнанкой – с чувством богооставленности.

Понятие «содержать» (συνέχω) было переосмысленно в неоплатонизме: содержать означает одновременно охватывать и хранить. Неоплатоник Прокл рассуждал таким образом: если Бог совершен, то не просто охватывает весь мир, но и хочет охватить всё более расширяющийся мир, чтобы быть достойным собственного совершенства – охватывать не ограниченный мир, но мир, стремящийся к безграничности. Эта внутренняя воля мира и вызывает заботу Бога, который не может принять ни одного властного решения, не позаботившись о мире, проявившем такую добрую волю. Понятно тогда, как действует Серафим Саровский: именно как Бог Прокла, который стремится охватить в том числе и снег, и этот снег не тает, так как показывает волю к вечности. Снег летит прямо в лицо, как по Проклу круговое движение познания и самопознания мира всегда сталкивается с прямым вектором антиномий (слово «антиномия» всем напомнит о Флоренском, посреднике в понимании многих мыслителей, в том числе Прокла). Это уже не вечность мучений, но вечность милости, хотя увиденной не как милостивое действо, не как милосердный поступок, но как способность не растаять. Так и мир Прокла способен расширяться, поддерживать параметр расширения как параметр пребывания, хотя вроде бы Бог Прокла создает все рамки развития мира. Расширение-пребывание, этот парадокс, и есть парадокс милости, которая преумножается, оставаясь собой (как любили отцы Церкви сравнивать распространение милости и огня), только Прокл видит всё со стороны холодных чисел, а не горячей любви.

Если для Прокла было важно объяснить, как мир меняется по воле Бога, то Кривулин показывает, как гибнущий мир не оставлен волей святого. Исчисление милости холодными числами у Прокла дополнено философией пребывания Филона, и тогда оказывается, что милость может не просто оставаться постоянным параметром, но быть обжитой. Она может не просто напомнить о постоянстве изменений, постоянстве нашей временности, но и о том, что время бывает обжитым, хотя мы лишены этого дома. Бездомность Кривулина – это утверждение милости, которая уже столь же необходима, сколь необходима епифания. 

О как нас книжило со Степкой Малларме!
На ледериновом - снежинки - переплете
Не таяли, как будто в переводе
Б. Лившица, убитого в тюрьме,

Уже таился подлинный, буквальный
И запредельный холод. Рядом с ним
Из лесу выходящий Серафим
Саровский в белой радовальне, в дальной

Обители, середь Господних зим
Был ослепителен, сиял, как тьма во тьме
И звездчатый, в лицо ему летя,

Не таял снег на веках и на щёках.
Чего ж еще хотеть? и, столько лет спустя,
У века спрашивать о вечности, о сроках?

Комментарии

Метафора волка
Писать в стол было для меня почти сакраментальным актом. Нет, не потому что в ранней юности меня не публиковали, и писать в стол – единственное что оставалось. Как раз наоборот. Моя писательская судьб...
Кратчайший экфрасис у Якопо Саннадзаро
Поэма Якопо Саннадзаро «О рожденном Девой» (1526) по названию напоминает средневековые трактаты, – как трактат «О зачатии Девы» Ансельма Кентерберийского. Но по сути – образец работы с готовыми образа...
Исступление
Оценивая произведение современного искусства, непременно ищем сходство с чем-то, встречавшимся ранее. Находим, вешаем на автора ярлык: «похож на того-то», «работает в таком-то стиле». Но ведь мож...
Рассвет и нарциссизм
Знаменитый «Рассвет» Филиппа-Отто Рунге представляет воздушные лилии, восходящие к небу, и невзрачно растущие на земле нарциссы -- предмет заботы. Те же самые лилии и нарциссы повторены на живописном ...
Чтение как плодотворное браконьерство
Появление филологии меняет не только отношение к литературе, но и сущность литературы. До филологии литература должна была подавать сигналы, чтобы обратить на себя внимание. Например, в трагедии должн...
Остап Сливинский: "15 секвенций"
С этим зубом, который растёт втайне, пользуясь моим сном, Чтобы однажды утром, быть может, засверкать, как страшное оружие, Со всё ещё неплохим телом, хотя уже и с замедленным течением соков И доба...
Умная книга
Умная книга умеет открыться на нужной странице. Афористичность - одно из ключевых достоинств и поэтических, и прозаических произведений. Если обнаруживаешь её в наобум распахнутой книге, ку...
Что же, если не душа? О рецензиях.
Есть рецензии острые, резкие, саркастичные, есть неожиданные и остроумные, есть виртуозно-образные - сами как поэзия. Есть глубокие, философские, отталкивающиеся от предмета рецензирования и уводящие ...
«Лебедь» Аронзона: от чувства к смыслу
И.В. Ерохиной «Лебедь» Леонида Аронзона, сонет-манифест, и понятен, и ускользает от понимания. Это менее всего «гротескное» стихотворение, если под гротеском понимать сшивание несовместимых образов н...
Фрагменты храма
* * * Жаль этих  дней последних, чистых. В просверленный янтарь листа То жук мигнёт, то черепица, То тающая высота. Уже в ветвях не шум, но отзвук. Во всём изысканность и спад. Просторней ...
Метеостанция погодник http://powsav.ru;нож булат цена;теплицы для дачи из поликарбоната