Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Явная, но непостижимая общность

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 324
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

О рассказах из июньского выпуска журнала «Новый мир»

Равнодушие, а порой и жестокость к ближним удивительным образом сочетается в нашем человеке с тягой к дальнему, иному.  Это может быть интерес к чужаку, желание излить ему душу без остатка или даже в чем-то уподобиться, хотя, с точки зрения существующих классификаций, правил и границ, это, по меньшей мере, странное поведение.

В июньской книжке «Нового мира» мы можем найти, как минимум, три рассказа о «точечных» - назовем их так – межнациональных контактах.

Офицер Вермахта в 1941 году любуется лицами детей-беженцев, которые кажутся ему похожими как две капли воды на тех, что остались в Германии, возит с собой этюдник, зарисовывает церкви и собирает старые иконы («Колонна Брюллова» Олега Хафизова).

Таксист Джамшид изливает душу пассажиру, которого везет в Пулковский аэропорт («Веселые Казни» Егора Фетисова).

Глава администрации дагестанского села рассказывает туристу не только о том, как в конце 80-х служил на Каспийском флоте, но и о своей бескомпромиссной борьбе с религиозными фанатиками, покусившимися на поселковую новогоднюю елку («Фото в черном бушлате» Александра Снегирева).

В каждом из этих рассказов есть свой пуант, едва заметное ружье на стене, которое в итоге очень громко стреляет, что, однако, никак не отменяет общей загадки. Осмелимся все же высказать некоторые предположения.  Непохожесть и чужеродность иной культуры здесь иллюзия, результат косности ума. Недаром рассказчик у Снегирева называет угощение, которым его потчуют в неназванном горном селе, «вареные куски теста и мяса, приготовленные одним из многочисленных способов». Различия поверхностны. Общность существует, осталось наконец уяснить, что она собой представляет.  А уж к каким в этом случае прибегать объяснениям - к историческим или экзистенциальным, решать читателю.  По большому счету, рассказы эти побуждают обдумать оба варианта.

На фото: колонна Брюллова на Куликовом поле

Комментарии

No post has been created yet.