Пример

Prev Next
.
.

Сергей Костырко представляет 8-й номер «Нового мира» за 2016-й год: проза Александра Иличевского, Бориса Екимова, Льва Данилкина, эссе Ольги Раевой, Дмитрия Бавильского и другие публикации.

ПРОЗА

Александр Иличевский. Узкое небо, широкая река.

Повесть Внутренний сюжет новой повести Иличевского определяет мотив прощания с молодостью – четверо мужчин, бывших когда-то тесной компанией молодых людей, по давно уже установившейся традиции съезжаются (теперь уже из разных концов света) на Оку, чтобы отправиться на рыбалку, – провести вместе, как встарь, несколько дней на плоту, повспоминать прошлое, поговорить о нынешней своей жизни. А также, как случается в этой повести, – для длинной пьяной исповедальной ночи, по ходу которой повествователь открывает для себя некие скрытые от него, а может, просто подсознательно обходимые им (и в прошлом, и в настоящем) обстоятельства их совместного прошлого. И еще ночь эта потребовалась героям для разрешения вопроса, ставшего для них вдруг насущным: когда живущий человек действительно живет, а когда «спит»? Ну, и соответственно, автор-повествователь пытается понять, что в их и лично его прошлом было «жизнью», а что – «сном».

Борис Екимов. Живые помощи. Рассказ.

Рассказ про чудаковатого старика, который никак не может успокоиться – уже слабеющий от возраста, полуслепой, он все обустраивает и обустраивает небольшую дачку, и надоедает сыну просьбами оформить покупку брошенной земли у озера для новой дачи – то есть для новой, просторной и счастливой жизни его внуков, для той жизни, которой лишила его в детстве война. Илья Оганджанов. Игра природы. Рассказ. Проза, как бы возвращающая нас ко все еще работающим стилистикам традиционной русской прозы, к мотивам как бы давно освоенным нами, в частности – черная деревенская ночь и телега, на которой везут доктора в соседнее село к занемогшему ребенку; только вот внутри этого традиционного сюжета отнюдь не традиционное содержание.

Лев Данилкин. Владимир Ленин. Глава из книги.

Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах (целиком книга выйдет в серии ЖЗЛ) перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории.

 

СТИХИ

Подборки стихотворений Марии Ватутиной «Осколок мира», Андрея Таврова «Выговори меня», Евгения Карасева «Хлеб с солью», Анатолия Ермолова «Кабы знать»,
Сергея Попова «Мальковые страхи»
кого зовут тот ускользает
что называют исчезает
пуста воздушная волна
сквозной язык пленён добычей
с воловьей волей силой бычьей
он умножает имена
коварством лисьим и крысиным
грозит овинам и осинам
несмелой тверди здешних мест
и речь как вечная пиранья
вне рифм и знаков препинанья
сырое мясо яви ест

 

НОВЫЕ ПЕРЕВОДЫ

Алвару де Кампуш: Alter ego Фернандо Пессоа (1888 – 1935). Перевод с португальского, вступление и примечания Ирины Фещенко-Скворцовой.

Продолжение нашего знакомства с творчеством знаменитого португальца – «Отрывки из двух Од» в переводе Ирины Фещенко-Скворцовой, представляющие ранний период творчества Пессоа.

 

МИР ИСКУССТВА

Ольга Раева. Эссенция ДДШ.
Свое эссе композитор и эссеист Ольга Раева начинает с выяснения главных составных мироощущения и мировосприятия, определявших творчество ДДШ (Дмитрия Дмитриевича Шостаковича) раннего периода: влияние работ художника Кустодиева, которое помогло Шостаковичу пройти в своем творчестве путь от Эроса к Танатосу; Октябрьская революция, свидетелем которой был ДДШ; «школа авангарда», которую прошел, пусть и достаточно отстраненно композитор, – «Вот три базовых компоненты, которые сложились в единый, хотя и весьма противоречивый и терпкий, букет к рубежу 30-х годов».

Дмитрий Бавильский. Шостакович между русской культурой и советским искусством.
Шостакович в кино и театре – исторический очерк с констатацией в финале: «Любые культурные достижения Советского Союза … состоят из тотальных, причем не только художественных ограничений. И дело тут даже не в том, что самые выдающиеся (и не выдающиеся тоже) люди искусства были выведены за скобки, лишены возможности работать и попросту уничтожены, а их «творческий полет» прерван, но еще и в том, что практически любое нестандартное или тем более прорывное явление жизни ХХ века (от научных открытий до спортивных рекордов), не говоря уже о шедеврах, вынужденно прорывалось через неимоверные командно-административные сложности. Оставались в истории вопреки, а не благодаря системе существовавших тогда в стране отношений. Советская власть не мирилась с гениями уровня Прокофьева и Шостаковича, она попросту не могла с ними справиться».

 

ПУБЛИКАЦИИ И СООБЩЕНИЯ
Милосердие. Неизвестное письмо Д.Д. Шостаковича о С.С. Прокофьеве.

Публикация, текстовый комментарий и примечания В.В. Перхина. Поразительный документ эпохи – короткое, полуофициальное письмо-обращение Шостаковича к Молотову с просьбой срочно поместить композитора Прокофьева в больницу. О том, что значил такой поступок в те времена (50-е годы), каким мужеством нужно было обладать композитору, находящемуся в сложных отношениях с властями, чтобы просить за другого композитора, испытывающего многолетнюю идеологическую травлю – комментарий публикатора Перхина.

 

ДАЛЕКОЕ БЛИЗКОЕ

Елена Пенская. Свидетель и хранитель. Дмитрий Иванович Журавлев (1901-1979)
Работу Пенской можно определить как развернутое представление книги «Скопинский помянник. Воспоминания Дмитрия Ивановича Журавлева» (М., ВШЭ, 2015), а можно, с таким же правом, – как самостоятельное эссе о судьбе русского ученого, прожившего свой ХХ век с «открытыми глазами», эпиграфом к этому эссе могло бы стать приведенное в его тексте высказывание Н. И. Пирогова: «нет предмета более достойного внимания, как ознакомление с внутренним бытом каждого мыслящего человека, даже ничем не отличившегося на общественном поприще».

 

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Ирина Сурат. Откуда «ворованный воздух»?
О мотиве «ворованного воздуха» в творчестве, а также в жизни Мандельштама – «…в "ворованном воздухе" Мандельштам резко совмещает сомнительное действие с той самой стихией, какая определяет высшее качество литературы, и здесь вийоновские коннотации не отделимы от верленовских. "…Виллон для него важен не как историческая индивидуальность, а как повторяющийся тип поэта: Виллон был прообразом Верлена, а Верлен был осознанным образцом самого Мандельштама (…суровость Тютчева с ребячеством Верлена…)" – этот тезис М. Л. Гаспарова находит подтверждение в «Четвертой прозе», в ее вийоновско-верленовском духе ребячества и озорства, в вызывающей интонации и конкретно – в микросемантике ключевой формулы творчества».

 

РЕЦЕНЗИИ. ОБЗОРЫ

Ирина Роднянская. Остров радости – о книге: Алексей Смирнов. Виолончель за бумажной стеной. М., «Новый хронограф», 2016;
Кирилл Корчагин. Раздвижение и ускользание – о книге: Александр Скидан. Membra disjecta. СПб., «Издательство Ивана Лимбаха»; «Книжные мастерские», 2016;
Ольга Брейнингер. Историография bona fide – о книге: Сергей Беляков. Тень Мазепы: Украинская нация в эпоху Гоголя. М., «АСТ, Редакция Елены Шубиной», 2016;
Юрий Каграманов. Путем непройденных вех – о книге: Рената Гальцева. Эпоха неравновесия. М. – СПб. «Центр гуманитарных инициатив».

 

Книжная полка Аркадия Штыпеля
Свою десятку книг представляет поэт, переводчик (в том числе корпуса сонетов Шекспира), победитель Московского Слэма.

Григорий Кружков. Очерки по истории английской поэзии. В 2-х томах. Т. 1. Поэты эпохи Возрождения; Т. 2. Романтики и викторианцы. М., «Прогресс-Традиция», 2015; Григорий Кружков. Холодно-горячо. Ozolnieki, «Literature Without Borders/ Литература без границ», 2015;

Геннадий Русаков. Дни. М., «Воймега», 2016;

Владимир Козлов. Опыты на себе. М., «Воймега», 2015;

Анастасия Строкина. Восемь минут. М., «Воймега», 2015;

Ганна Шевченко. Обитатель перекрестка. М., «Воймега», 2015;

Валерий Шубинский. Рыбы и реки. М., «Русский Гулливер; Центр современной литературы», 2016;

Игорь Божко. Лирика: Стихотворения. Одесса, 2016;

Полевая книжка. М., «Российский государственный архив литературы и искусства; Государственный центральный музей современной истории России», 2015 (07.05.2015 – 28. 06. 2015);

Шаши Мартынова. ребенку Василию снится. М., «Додо Мэджик Букрум», 2016, 48 стр., иллюстрации Шаши Мартыновой.

 

Hyperfiction c Марией Галиной

Past in the future, или гибридное будущее
Каким видят будущее России современные фантасты? Гибридным. То есть в немыслимом, казалось, но тем не менее - оглянитесь вокруг –почему-то вполне органичном для нас сочетании технологической продвинутости с архаикой человеческих (социальных) взаимоотношений. Почему так? – об этом размышление Марии Галиной. Свой разговор она ведет на материале повести Геннадия Прашкевича «ЗК-5», романов «Репродуктор» Дмитрия Захарова и «Танцы с медведями» Майкла Суэнвика.

 

Библиографические листки
Книги (составитель С. Костырко)
Периодика (составитель А. Василевский)