Пример

Prev Next
.
.

Действие фильма Аллы Суриковой “Вы не оставите меня…”, поставленного по повести Сергея Ашкенази “Григорий Евсеевич”, начинается 30 сентября 1951 в мастерской театрального художника Григория Евсеевича (Александр Балуев), который переносит и ставит на стол фигурку Сталина. Или гипсовую, или из папье-маше. Художник выходит из мастерской - и навстречу ему рабочие сцены несут фигуру Сталина - в полный рост.

Григорий Евсеевич идет домой и достает из почтового ящика открытку, начинает читать и понимает, что адресована открытка его жене Верочке (Елизавета Боярская) - актрисе, которая служит в том же театре, что и художник. Пишет ее знакомый - Виктор, с которым молодая актриса познакомилась на юге во время отдыха.

У Григория Евсеевича и Верочки - очень большая разница в возрасте, ему - 52 года, а Верочке - еще далеко до тридцати. В таких случаях мужчина, конечно, задумывается… И ему не кажется невозможным, что его супруга предпочтет стареющему художнику, молодого, красивого, сильного инженера. Таким Григорию Евсеевичу и представляется отправитель письма.

И хотя у супругов все замечательно, и они любят друг друга, но, но, но… Почти 30 лет, которые их разделяют, это очень много. Он ведь родился и вырос еще до 1917 года. Он прошел Войну, а почти наверняка захватил еще и Гражданскую. У него совершенно другой опыт. Он талантлив его обожает главный режиссер театра, его декорации известны по всей стране… Но все это не слишком-то существенно, когда твой соперник моложе тебя на четверть века.

Он ревнует. Но он слишком ее любит, чтобы стать помехой ее счастью. И Григорий Евсеевич решает все за нее - из чисто рациональных соображений, которые так любят умные мужчины, и которые так часто оказываются совершенно ошибочными. И становится Григорий Евсеевич таким вот Сирано де Бержераком.

Он смачивает ладони ее духами, берет в руки самописное перо и отвечает Виктору от ее имени. “Получила ваше письмецо и представьте обрадовалась… Жаль, что все так быстро пролетело. Зато есть, что вспомнить. Вера”.

“Новый мир” появляется в кадре (12:52 - 13:11) только однажды - отчетливо виден номер - 1951, № 10. Его читает Григорий Евсеевич.

Герой рассеянно перелистывает журнал - заглянул в начало - это Александр Бек повесть “Новый профиль”, заглянул в конец - там литературное обозрение, в котором ни одной стоящей книги. И отложил. Ничего интересного. Так и есть.

Но читать надо, потому что больше читать почти нечего (герой подписан и на “Литературную газету" - это обязательно). А “Новый мир” - мало ли, вдруг что и проскочит. Вот там теперь Твардовский главный редактор.

Этот номер лежит у меня на столе. Стоит книжка 7 рублей (это еще дореформенные деньги - до 1961 года) - совсем недорого. В журнале 320 полос полной трухи.

Это каменный сталинский соцреализм. То есть все уже сказано товарищем Сталиным, можно только углубить и расширить, но тоже не слишком увлекаясь, можно ведь и копнуть не туда, а уж уклониться не туда, вообще не дай Бог.

Товарищ Сталин упоминается в журнале не часто, но с душой. Вот как, например, Андрей Шумейко - герой повести Бека - встречает Сталина.

Шумейко идёт к эстакаде... 

И снова в воображении встала картина «Утро нашей Родины» — ясное, спокойное лицо вождя. Её, эту картину, можно было бы назвать и по-другому: «Полководец мира».

Да, полководец мира.

Никогда ещё Шумейко так ярко этого не ощущал, как сегодня здесь, на великой стройке.

Да, сегодня он повидал Сталина — Сталина, который день за днём следит за этой стройкой мира. И знает даже о шпунте.

Шумейко зашагал быстрей. (стр. 39).

Скажу несколько слов о сюжете повести “Новый профиль”. Инженер Шумейко работает калибровщиком на прокатном стане металлургического завода. Он разработал “новый профиль” - шпунт - специального вида прокат, который очень нужен на “великой стройке” - на строительстве гидроэлектростанции. Но вот незадача, когда этот шпунт стали забивать в землю при строительстве плотины - он стал гнуться и приходить в негодность. Шумейко едет в командировку на строительство - разбираться. Там все разрешается ко всеобщему удовольствию - оказывается этот хитрый шпунт надо забивать не чугунной бабой, а специальным молотом. И разрешается все благодаря неусыпной заботе товарища Сталина. Ну, это ясно.

А Григорий Евсеевич ходит в театр, строит декорации, уламывает режиссера взять Верочку на роль Офелии и продолжает свой эпистолярный роман с Виктором. Он получает письма - и отвечает от имени Верочки. Виктор объясняется в любви - художник отвечает на его признание - и тоже объясняется в любви от имени Верочки и назначает Виктору свидание - 16 декабря.

Весь день Григорий Евсеевич ждет приезда Виктора. Но тот так и не приезжает. Ни писем, ни телеграмм.

1 января нового 1952 года приходит письмо от матери Виктора, где она сообщает, что Виктора обвинили во вредительстве - он инженер и запускал мощнейший прокатный стан, и пуск не заладится. Виктора и еще троих инженеров приговорили к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 17 декабря. А на последнем свидании Виктор рассказал матери, что очень любил Верочку и ее письма были для него самым драгоценным, что было в его короткой жизни.

В 1947 году смертная казнь в СССР была отменена. Но по многочисленным просьбам трудящихся был издан Указ Президиума Верховного совета от 12.01.1950 "О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам". Вероятно, по статье о “подрывниках-диверсантах” инженеров и расстреляли.

И ведь могли к стенке поставить и Андрея Шумейко - героя Александра Бека - тоже инженера-прокатчика. Ситуация очень похожая. Вот только напечатать повесть с таким финалом в СССР было невозможно. 

Григорий Евсеевич сидит в машине, подаренной тестем - высокопоставленным то ли дипломатом, то ли чекистом, и плачет. А потом предлагает Верочке назвать их будущего ребенка Виктором.

Картина "Утро нашей Родины". Художник Федор Шурпин (1946 - 1948). ГТГ.

Текст: Владимир Губайловский.

b2ap3_thumbnail_bennr-nm-1.jpg

 
esse-stroy.ru доставка пескобетона