Пример

Prev Next
.
.

 Root

Прирастают руки, как корневища, к котище Руту –
тавтология, да, дружище, но кот повсюду:
он урчит и пространство в круг собирает муром,
шерсть бежит серебром, хвост топорщится абажуром.
Кот сидит, урчит, белоснежную глажу шею...
Может, спрыгнет и сам уйдёт – я уйти не смею.

 

Пенелопа
Бабушка, не огорчайся, все женихи тут как тут.
Чего они ждут... Годы идут. Что-то должно случиться.
Мне что же, нельзя влюбиться?
Скажи, Пенелопа, кого ты ждёшь, если ты не растишь Телемака,
и тот Одиссей не похож, не похож…
Я жду вероятного знака.
Да, я провожала его за моря, и там подрастают его сыновья,
и тот никогда не вернётся, но я…
другого жду на Итаке.
Мне даже не надо ткать полотно и распускать ночами –
кого обманешь, я так давно Одиссея в порту встречаю.
Муж чужой на чужом корабле, в северном хищном обличье:
лохматые шкуры, руки в золе, олений рог в поясной петле,
взгляд далеко, в золотой земле…
Пропадай, моя честь девичья.
Кукушка, запой по-птичьи.
Кто первым скажет, что я неверна, пусть бросится прямо в камень.
Я ждала его во все времена, я дружила с его снегами.
И однажды сложила свою судьбу в простой листок оригами.

Послушай, бабушка, женихи – те из другого теста.
Вовсе ничем они не плохи, это я плохая невеста.
Чужие руны сразили меня,
чёрные руны чужого огня –
я пришла к кораблю, не прошло и дня,
и с тех пор не найду себе места.

Маргарита Каганова. Пустой караван [PDF]

 
ручка для росписи в загсе купить недорого;настенная световая панель-карта;Отделка бани внутри yleshego.ru