Пример

Prev Next
.
.

В «Новом мире» 2018, № 7 выходит проза Сергея Золотарева «Лаун-теннис». Практическое руководство.

 

Сергей Золотарев

ЛАУН-ТЕННИС

Практическое руководство

Бульдозеры гудят и рушат последнее пристанище предков. В раскаленном воздухе стоят столбы желтой пыли… И желтая пыль не успевает оседать на иссохшие от жары листья сирени.
Ревут бульдозеры. Поднимается пыль, и в желтой пыли черными мочалками стоят кипарисы с окаменевшими стволами.
Давно уже улетели мраморные ангелы, опирающиеся на расколотые кресты. Лабрадоры давно распилены и проданы по нарядам. Союз художников и сейчас не протестует против происходящего.
Бульдозеры ровняют кладбище. И прыгают в желтой пыли юноши в черных трико, с теодолитами и нивелирами.

«Исповедь» С. Параджанов

 

ГЛАВА 1

1

Героев сидит на лавке, он стар, у него желтая борода фараона. Лицо его – пустыня, по которой лет сорок блуждает потерянный взгляд. Индивидуальность стерта с него, как древний Ханаан.

- Как мыслишь, старую трубу запустят к весне?

Время действия – последняя декада августа.

- Или на консервацию поставят?

- Думаю, надо колесо на велике проверить, травит.

- В ванную камеру сунь.

- Думаю, на консервацию надо ставить.

- Велик?

- Старая труба тоже травит.

- Ее не сунешь в ванную камеру.

- Знаю. – Потомственный рабочий Пикунин действительно знает и башка у него забита другими мыслями.

Небольшой населенный пункт при филиале института. Две аэродинамических трубы, на которых продувают всяческие снаряды на предмет сопротивления и прочности. Одна – старая – давно «стоит».

- Сколько у нас населения?

- В масштабе державы?

- В поселке.

- Тыщи три по перекиси десятого года.

- А всего из досуга - клуб, парк с тиром и искрящимися машинками, да спортзал в школе.

- А пивная?

- Молчи. Есть у меня мыслишка одна. На, вон, журнал почитай. Только с возвратом.

От Пикунина пахнет супом.

Ветер относит запах на безопасное расстояние.

Героев, шамкая вечным ртом, смотрит в глянцевую обложку. Старик Героев отвечает за ОБЖ на предприятии. Учит жизни.

- Химера какая-то. Тень из… Из чего тень?

- Из дури твоей. Не тень, а теннис. Большой теннис, понимаешь, играют на грунте. Так-то даже лаун-теннис, от слова «лужайка» по-ангельски.

- Ну, дак в чем же дело? У нас земли - навалом, чай, не Идумея.

- Не те грунт и трава. Там все по технологии. Я вот думаю, на кирпичный сгонять с директором поговорить насчет пудры.

- Зойке, что ли?

- Кирпичная крошка мелкая такая – пудрой зовут. Нужна для покрытия. Но это верхний слой, а для основной плиты - смесь необходима и глина.

- Ты в самом деле надумал, что ли, площадку городить?

- Две. Бизнес-план у меня есть. Надо народ подтягивать, пока на голом энтузиазме.

- Авантюрист.

- Не без этого.

Городок небольшой. Пропорциональный. Окрас золотистый. Улицы прямые, уходящие от центральной площади. Окраины с подпалиной.