Дмитрий Бавильский. Красная точка. Главы из романа

Пример

Prev Next
.
.

В «Новом мире» 2018, № 8 выходят главы из романа Дмитрия Бавильского «Красная точка».

 

Дмитрий Бавильский

Красная точка

Главы из романа

Пока родители были в отъезде, Вася каждое утро ходил в кинотеатр «Победа» на утренние сеансы за десять копеек, заканчивающиеся перед самой второй сменой.

Главным фильмом тогда считалось «Спортлото-82», несмешная комедия, смысл которой ускользал. Зато приятно было сидеть в темноте полупустого зала, пахнувшего спинками скрипучих кресел, пережидать черно-белый киножурнал, после которого занавес раздвигался чуть шире (точно это окно в скором поезде), чем на вступительной документалке, раскрывая белый широкоформатный экран.

Народу в зале собиралось немного, поэтому группа одинаково одетых людей, появившихся сразу после киножурнала вместе с вновь включенным светом (они обходили ряд за рядом, от одного кинозрителя к другому), слишком много времени не заняла. «Спортлото-82», которое Вася смотрел уже в третий или в четвертый раз, началось с небольшим опозданием. Но до этого строгий дядька с как бы отсутствующим, непрорисованным лицом, добрался и до него, спросил, отчего это мальчик не в школе. На дядьке – пыжиковая шапка, очки с темными стеклами; и почти не было губ.

– А мне во вторую смену…

Вася ответил шапке с некоторым даже бессознательным вызовом. Впрочем, возможно, и незаметным со стороны. Мол, тварь я дрожащая или право имею?

Вечером, на «Немецкой волне» Васе рассказали, что Юрий Владимирович Андропов взялся наводить порядок в стране, порядком подраспустившейся за тучные, застойные годы, из-за чего органы госбезопасности проводят рейды с поиском тунеядцев, пользующихся общественным транспортом, магазинами и кинотеатрами в рабочее время. В те самые часы, когда вся страна, вроде, работает.

 

Первое следствие дурацкого дела

– А давайте спрашивать у всех прохожих, который теперь час! Ну как зачем-зачем? Если они будут нам отвечать «без двадцати два», значит, они шпионы – у шпионов всегда такой пароль – без двадцати два, ну, или, на крайняк, пятнадцать минут третьего.

Инна Бендер (кудряшки вьются, иудейские глаза горят подозрительно да задорно) предложила новую игру вместо приевшегося «Штандра».

Дело было вечером, делать было нечего. Возле подъезда, как назло, никого не было. Ни души. От первого подъезда, мимо пункта приема стеклотары и детской площадки возле детского садика, куда каждое утро Вася отводил младшую сестру Ленточку, пока она не подросла и не научилась ходить в «дошкольное учреждение» одна, мимо школы и липовых аллей спортплощадки, кланчик соседских детей потянулся в сторону кинотеатра «Победа». Там и магазины (хлебный, молочный, овощной, рыбный, винно-водочный, галантерея, наконец, книжный), и кафе, и витаминный бар, а, главное, троллейбусная остановка на Комсомольском проспекте недалеко. Плюс бесполезная пока «взрослая» поликлиника с неуютным фасадом, облагороженном липами и рябинами. Возле нее тоже народ толчется постоянно, своей муравьиной тропой упираясь в «Диету», фасадом выходящую уже на следующую, совсем чужую остановку.

Шпионов в округе, к сожалению, так и не обозначилось (хотя Чердачинск ведь был в те годы закрытым городом, иностранцем въезд в него запрещали, требуя особого разрешения, из-за чего всяческим, там, резидентам, пытающимся вызнать все наши военные и промышленные тайны, он, конечно же, казался как манна небесная, медом намазанная), хотя к каждому встречному-поперечному табунок ребят кидался с преувеличенным выкриком про время. Казалось бы…

 

Русские народные сказки

Один сказал про половину пятого, второй, третья. Друзья чувствовали разочарование, ощутимо теряя силы. Прохожие как сговорились не совпадать с отзывом и с паролем. КГБ могло спать спокойно: шпионов в Северо-Западном районе Чердачинска, «крупного культурного и промышленного центра», не обнаружено. Игра окончательно сдулась, когда, на удачу, долго преследовали одного живописного дядьку, который больше других (плащ, эффектный берет, темные очки) подходил под типаж из кино про разведку. Когда, услышав топот, он обернулся, следопыты узнали Таракана с четвертого этажа (любовника Любки-покойницы), стушевались: знакомого, вроде как, подозревать неудобно, но, тем не менее, про время спросили: инерция заставила. Разумеется, Таракан ответил то же самое, что и остальные, а когда Маруся Тургояк еще и выразительно посмотрела на соседа, неожиданно пропел арию Колобка, после чего прибавил шагу:

– Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел. Я от волка ушел и от медведя ушел, а от тебя, Лиса-Патрикеевна, и подавно уйду.

Кланчик рассмеялся, хотя как правильно реагировать на нелинейную выходку, никто не знал. Таракан же, все дальше и дальше удаляясь от табунка в сторону коробки, внезапно подпрыгнул, сделав в воздухе балетную фигуру (фраппе?), ударяя голенью о голень – совсем как актриса Алла Демидова в непонятном фильме «Зеркало».

– Чего это он? – изумилась Лена Соркина, считавшая себя полнее, чем нужно.

– Славянский шкаф, видать, продал, а теперь домой, обмывать, торопится.