Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Обыкновенное чудо

необычные истории из обычной жизни

«О девственной мечте старинный вальс рыдал…»

1 декабря 1869 года родилась Мирра Лохвицкая, ярчайшая представительница и родоначальница русской «женской поэзии».

 

Хотела б я свои мечты,

Желанья тайные и грёзы

В живые обратить цветы, —

Но… слишком ярки были б розы.

 

…Хотела б я в минутном сне

Изведать сладость наслажденья, —

Но… умереть пришлось бы мне,

Чтоб не дождаться пробужденья!

 

Именно этими захватывающими дух образами «сокровенной красы» и «случайных прихотей» объясняется стремительное её вхождение, «восхождение» в литературу. Назло рассерженным мэтрам-иерархам, — народникам, демократам, — так и не нашедшим в её строфах столь популярной в конце XIX века некрасовской, гиппиусовской гражданственности. [Хотя заметим, знаменитое гиппиусовское «люблю любовь» наверняка взято из «…люблю любовь с её минутным зноем,// И бурю встреч, — и тишину разлук» Мирры Ло́хвицкой.] В свою очередь, оставаясь эстетически удовлетворёнными, так сказать, техно-принципами «чистого искусства» непосредственно в поэтическом ремесле Мирры.

Привязка к тегам поэзия

Добавлено : Дата: в разделе: Обыкновенное чудо
Ненапечатанные книги меня задушили бы!

60 лет назад, 26 ноября 1957 года умер Алексей Михайлович Ремизов, классик русской литературы и искусства.

 

Глаз моей руки опережает глаз моей мысли. Ремизов

 

Он ночью приплывёт на чёрных парусах

Серебряный корабль с пурпурною каймою!

Но люди не поймут, что он приплыл за мною

И скажут — «Вот луна играет на волнах»...

Тэффи [Выступала с Ремизовым на благотворительных вечерах помощи эмигрантам.]

 

В 1950-м страстному курильщику Алексею Михайловичу Ремизову исполнилось 73 года. Сквозь густой дым Голуаза на нечастых посетителей парижского дома — на рю Буало, 7 — смотрели грустные умные глаза художника. Творца, который как никто другой умел придавать форму хаосу. Заглядывая в тёмные неизведанные глубины народной памяти, его подсознания. Заглядывая в души дорогих ему людей. Осмысливая и освещая искусством владения словом жизнь личную и жизнь современников, его поклонников и соратников.

Неподалёку от Ремизовых, кстати, соседствовал Ю. Анненков, блестящий график, живописец, театральный художник. В том же доме жил давний приятель со времён «Кривого Зеркала» и «Бродячей собаки» режиссёр Н. Евреинов. «Внизу театр, на втором этаже литература», — шутила богема о Евреинове с Ремизовым. А сразу напротив, по другую сторону улицы, — жил один из прародителей сионизма, по выражению Анненкова, доктор Д. Пасманик (умер в 1930).

Привязка к тегам ontologia personalis

Добавлено : Дата: в разделе: Обыкновенное чудо
Утоление скорби душевной…

К 300-летнему юбилею А.П. Сумарокова, также к 240-летию со дня его смерти представляю эссе, выигравшее (среди 7-ми других финалистов) конкурс «Сумароков»-2017. Посвящённый памяти Александра Петровича.  

Молодой Фонвизин имел жуткий успех, когда исключительно артистично попугайничал. Пародируя пожилого уже тогда «шута горохового» — А. Сумарокова. Причём попугайничая в его присутствии. [Как Сумароков в свою бытность подначивал «русского Гомера» Тредиковского.]

Аристократическая публика, падкая до низменностей, неудержимо веселилась: «Передражнивал я покойного Сумарокова, — отмечал позже Фонвизин. — Могу сказать, мастерски. И говорил не только его голосом, но и умом. Так что он бы сам не мог сказать другого, как то, что я говорил его голосом».

Но приступим…

Добавлено : Дата: в разделе: Обыкновенное чудо
Как пишутся стихи

С вечера тетрадь наводнилась памятью.  Пришлось оставить на ночь свет в соседней комнате. С полночи налетел ураганный ветер, лил дождь, литавры мусорных вёдер озвучивали эту феерию.

Стихи медленно разворачивались в постепенно очерчивающемся мистическом пространстве образов, будили, убаюкивали, снова будили. Свет из соседней комнаты был своего рода маяком в этом плавании между явью земной и словесной.

В очередной раз закрываю глаза, готовлюсь к погружению в сон и вдруг понимаю, что свет в соседней комнате убывает. Медленно. Сам по себе. Как в театре, перед началом представления. Электронное табло будильника по-прежнему мигает, а свет затушили какие-то потусторонние силы, задули, как свечу. Да не те ли , что в стихи упорно прорывались с вечера, лепя запредельные образы? Лежу, трепещу. Стихи разрастаются тяжёлой памятью о Городе. Слышу их музыку, но встать и записать не решаюсь. Боязно.

Тут и свет в соседней комнате полностью иссяк, оставив мою тетрадь во тьме.

— Свет потух в комнате, — наконец тихо произношу вслух.

Муж пробуждается.

— В доме нет света? — спросонья уточняет он.

— В доме есть. В той комнате нет.

Он встаёт, проверяет. Всё верно. Свет есть, и света нет. Сам погас. Не лампочка, а выключатель так сработал без посторонней помощи. Правильнее было бы сказать — без видимой посторонней помощи.

Муж возвращается после осмотра выключателя и пытается объяснить мне это явление в научных терминах. Я с интересом выслушиваю всю физическую подоплёку, но для полноты картины вворачиваю про мистические стихи, которые как раз рождались у меня в голове в тот момент, как свет начал затухать странным образом. Задаю, естественно, вопрос о том, какова вероятность того, что со светом это произойдёт в тот самый момент. Вероятность, конечно же, ничтожная. Стало быть…

Иду к компьютеру, чтобы записать строки, они рождаются одна за другой, с какой-то невероятной лёгкостью, как воздушные потоки. Но концовка не выписывается, ну никак. Стихи живые, а варианты концовок – мёртвые, искусственные.

Вслушиваюсь в пространство. Оно гудит, циклонит. И вдруг приходит письмо из Одессы от родной души, и всё что написано в нём — прямо в тему. И концовка дописывается, и строки из письма становятся эпиграфом к стихам.

 
 
* * *
Пусть тебе приснится город, в котором
все мы были счастливы.
Людмила Шарга. Из письма
 
сон как берег
ночь как море
в городском саду играет
духовой оркестр из ветра
перед публикой из ретро
все тихонько подпевают
им собака подвывает
 
скачет свет
на тонкой ножке
точно девочка в берете
на ветру фонарь с полями
набекрень неловко сбился
флаг под ним в неверном свете
пляшет будто ангел смерти
 
нищенкой
у входа в церковь
протянула руку ветка
просит листьев хоть немного
просит жизни чуть побольше
ей звонарь убитый вторит
с ним фонарь подбитый вздорит
 
в подворотнях
грабит вихрь
переполненные баки
обещают шторм и ливень
плотно форточки закрыты
 
а прохожий
бестревожно
шлёпает по бездорожью
у него глаза прикрыты
и в ушах другие песни
может, так оно и лучше
 
обняла меня
сказала
не горюй и не печалься
пусть тебе приснится город
с голубым конвертом неба
помнишь
помню всё до капли
и не я ли иссушила
пусть приснится
коли сможет
пусть приснится
пусть приснится
 ___
художник Денис Нолет

Добавлено : Дата: в разделе: Обыкновенное чудо
Как этот странный мир меня тревожит!..

20 ноября 1869 года родилась Зинаида Николаевна Гиппиус, великая женщина, идеолог русского символизма.

 

Моё одиночество бездонное, безгранное,

Но такое душное, такое тесное;

Приползло ко мне чудовище ласковое, странное,

Мне в глаза глядит и что-то думает — неизвестное.

 

Наравне с неприкасаемыми, незыблемыми нравственными императивами («…у тех, у кого две правды, — нет ни одной!»), — свойство высшего порядка для З.Г., бесспорно, главная непреходящая ценность бытия — Любовь! — «огонь озаривший душу».

«Дневник любовных историй», статьи «Критика любви», «Влюблённость»; тексты и рассказы эмигрантского периода («Голубые глаза», с евангелистской ласковостию отмеченного в дальнейшем Г. Померанцем).

Все они, следуя философским размышлениям и суждениям В. Соловьёва с его идеей непрерывной жизни «друг в друге», — представлены двумя основными типами любви.

Привязка к тегам серебряный век