Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Архивная история о Надежде Мандельштам

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1994
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

На сайте журнала "Новый мир" объявлен конкурс эссе, посвященный 125-летию со дня рождения Осипа Эмильевича Мандельштама. А я вспомнила одну историю про Надежду Мандельштам. Точнее, историю про Надежду Яковлевну Мандельштам в моей жизни. Случилась она в 1991 году, буквально за несколько месяцев до развала СССР. Я в это время работала в Государственном архиве Ульяновской области. Дали мне как-то на исполнение запрос. Не помню на какую тему он был, но просматривала я документы Ульяновского пединститута. И вдруг на одном листе мне бросилось в глаза выписанное четким, каким-то педагогическим почерком "Надежда Мандельштам". Неужели та самая?! Я зарылась в документы и выяснила, что Надежда Яковлевна действительно работала старшим преподавателем на кафедре иностранных языков в Ульяновском педагогическом институте в 1949-1953 годах, обучала студентов английскому языку.

В отчете о работе кафедры за 1948-1949 учебный год записано: "Во втором семестре дело пошло лучше. Приехала пр. Мандельштам, которой было поручено вести историю английского языка на II и III курсах". В сентябре 1949 года Надежда Яковлевна пишет заявление: "Прошу предоставить мне командировку в Москву и Ленинград. Я заканчиваю (переписываю и редактирую) свою диссертационную работу (управление англо-сакс. глагола) и должна ее отвезти, чтобы предложить для защиты..." В планах работы кафедры защита кандидатской диссертации Надежды Яковлевны была отодвинута до 1954 года, а сама она покинула Ульяновск еще раньше. Среди прочих документов о трудовой деятельности Н. Я. Мандельштам в Ульяновском пединституте я обнаружила протокол заседания кафедры иностранных языков от 11 марта 1953 года. На этом заседании вторым пунктом повестки дня был обозначен следующий вопрос: "Взаимоотношения преподавателей на кафедре". Нетрудно догадаться, что остальные сотрудники кафедры на этом заседании, видимо, в рамках ведущейся в стране кампании по борьбе с космополитизмом всем своим дружным коллективом третировали Надежду Яковлевну и еще одну сотрудницу с фамилией, сильно напоминающей еврейскую. Выступления преподавателей по этому вопросу удивительно единодушны: 

"Т. А-на: Вместо большевистской критики, помощи т. Мандельштам и т. Б-ль создают оппозицию, подсиживают молодых преподавателей, заявляя, что они плохо знают язык. Т. Мандельштам старается втянуть студентов в личные отношения преподавателей, подрывает авторитет молодых преподавателей у студентов. Лекции ее бессистемны. Для перевода студентам даются предложения вульгарного содержания. Примеры в лекции даются вульгарные.

Т. М-ва: Я поддерживаю выступление т. А-ной. Т. Б-ль и т. Мандельштам говорят, что мы делаем много ошибок в речи, что вообще мы плохо работаем и не даем нужных знаний студентам.

Т. М-ая: Т. С-ая, присутствующая на лекциях т. Мандельштам, высказывалась, что лекции не на высоком идейно-теоретическом уровне."

Это был последний по хронологии документ, после 11 марта имя Надежды Яковлевны в протоколах заседаний кафедры иностранных языков больше не упоминается. Скорее всего, сразу же после этой публичной казни она и уволилась.

С высоты моих тогдашних двадцати с небольшим лет 1953 год представлялся чем-то вроде бронзового века. У меня и мысли не возникло, что кто-нибудь из участников этого заседания может быть еще жив-здоров. Я написала статью, которую в редакции озаглавили "Пусть меня не оставит надежда", и в апреле опубликовала ее в газете "Слово молодежи", главным редактором которой в то время был известный ныне московский медиа-магнат Арам Габрелянов. Если мне не изменяет память, это была самая первая статья, из которой большинство горожан узнало о пребывании Н. Я. Мандельштам в Ульяновске. В ней я, кроме прочего найденного материала, ничтоже сумняшеся поместила вышеприведенный отрывок из протокола только с обозначением полных имен участников заседания. В день выхода номера в свет после обеда ко мне прибежала взбешенная начальник отдела, в котором я тогда работала, и, потрясая газетой, закричала:

- Лена, что ты наделала!... Зачем ты в статье указала полные имена?!... Вот эта вот - моя соседка, мы с ней в одном доме живем!... Да, она раньше работала в пединституте, сейчас - пенсионерка...

По нынешним временам за такую публикацию на меня вполне можно было бы подать судебный иск о возмещении морального ущерба. К счастью, в период полураспада Советского Союза подобных прецедентов, наверно, еще не было. Зато у нас в архиве была директриса, бывшая партийная чиновница, которая за этакие-то подвиги точно бы не пожаловала. Скандал назревал крупный. К чести этой дамы, столь неожиданно для меня возникшей из небытия, она не пошла никуда жаловаться. Начальство наше газет не читало, так что все обошлось тихо-мирно.   

Комментарии

No post has been created yet.