Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Город Дождя

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 632
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Мальвина проснулась рано. Шум весеннего дождя разбудил её. В открытое окно врывался свежий ветерок. Она любила дождь. Много лет назад ей говорили, что в такую погоду можно найти дорогу в город Дождя. Мальвина пыталась, но ничего у неё не вышло.

Она давно уже не грезила о городе Дождя, а с тех пор как заболела, легенда о таинственном городе вовсе не приходила ей на ум.

Мальвина взглянула на стенные часы тёмного дерева. Пять утра. Спать хотелось, но не спалось. На душе, как всегда в последнее время, было томительно и тревожно.

 Из прелестной девочки с белокурыми волосами, игравшей в театре жестокого Карабаса-Барабаса, Мальвина превратилась в школьную учительницу словесности средних лет. Чудесные белые волосы приобрели с годами мышиный оттенок, а прежние преданные друзья, делившие с Мальвиной радости и невзгоды юной поры, разбрелись по белу свету. Пьеро уехал, пропал куда-то после её свадьбы с Арлекином, и Мальвина до сих пор ничего о нём не знала. Верный друг Буратино тоже был далеко, жил на другом континенте, изредка присылая ей красивые открытки с краткими новостями.

Отец назвал её Мальвиной, чтобы дочь всю жизнь прожила в сказке. Но Мальвина знала, что её сказка закончилась. Разве что имя осталось сказочное.

Казалось, у неё было всё, что нужно для счастья - семья, любимая работа, школьный кукольный театр «А роза упала на лапу Азора». Но ничто не могло развеять её глухую тоску.

Арлекин считал, что это кризис среднего возраста. Возможно, так оно и было бы, если б было не так. Просто Арлекин не знал тайну Мальвины. Но её никто не знал. Кроме ведьмы из Зловонного переулка.

Прошлой осенью, когда тяжело заболела их единственная девятилетняя дочь Виттория, Мальвина в порыве отчаяния пошла просить помощи у ведьмы.

Про эту ведьму из рода Карабасов-Барабасов много чего рассказывали. Никто в точности не знал, сколько ей лет. Ведьма владела древними секретами врачевания и, по слухам, умела оживлять мертвых. Однако горожане остерегались иметь с ней дело и обходили стороной мрачный дом в Зловонном переулке. Мать строго-настрого наказывала юной Мальвине никогда и ни под каким предлогом не обращаться к ведьме.

Но Мальвина решилась нарушить запрет. «Теперь всё равно, - думала она. – Ничто не может быть хуже, чем смерть Виттории. А ведьма мне поможет».

Ведьма, толстая бесцеремонная старуха, первым делом потребовала в качестве задатка десять самых дорогих вещей из дома Арлекина и Мальвины.

Мальвина подумала и принесла старухе свое свадебное платье, бережно хранимое все эти годы, стопку писем Арлекина, томик стихов Пьеро с посвящением Мальвине, толстую тетрадь в клеточку с записями уроков Буратино, старую черно-белую фотографию, где были запечатлены дети театра Карабаса-Барабаса. Еще она принесла первые башмачки дочери, её поделки и рисунки.

- Ты смеешься надо мной, что ли? – возмутилась ведьма, рассмотрев вещи и отшвырнув их в сторону. - Что за ерунду ты принесла?

- Но это самые дорогие для меня вещи, - робко сказала Мальвина.

- Дорогое – это не то, что дорого тебе, - усмехнулась ведьма, - а то, за что можно выручить много денег. Возвращайся обратно и принеси мне по-настоящему дорогие вещи.

Тогда Мальвина принесла ведьме серьги и ожерелье из небесно-голубых аквамаринов, пару антикварных вещиц, золотые часики, столовое серебро, набор золотых ложек.

- Что ж, уже лучше, - проворчала ведьма, забирая вещи, - хотя я ждала большего. – Я зайду к тебе позже сама и посмотрю, что еще можно взять. А пока приходи ко мне вечером, мы проведем обряд, и твоя дочь исцелится. Но на этот раз тебе придётся заплатить по-настоящему.

Мальвина кивнула. Если ей не хватит денег, она возьмёт в долг.

- Ты не понимаешь, - усмехнулась ведьма. –Я беру не деньгами. Я возьму твою жизнь. Чтобы спасти жизнь дочери, ты взамен должна отдать свою, - объяснила ведьма. - Она выздоровеет, а через полгода умрешь ты. Согласна?

Мальвина похолодела. Этого она ожидала меньше всего. С минуту она молчала, затем кивнула. Пусть дочь живет, а она умрет. Это правильно.

- Можно и по-другому, - предложила внимательно наблюдавшая за ней ведьма. – Ты останешься жить, но навсегда отдашь мне любовь Арлекина.

- Зачем тебе любовь Арлекина? - поразилась Мальвина.

Старуха противно захихикала.

- Любовь продлевает жизнь и молодость, разве ты не знала? Чтобы продлить свою жизнь, я могу взять человеческую жизнь или человеческую любовь. Так что выбирай!

Мальвина на мгновение представила своего возлюбленного Арлекина в объятиях безобразной ведьмы.

- Нет, - покачала она головой, - лучше я умру.

- Как знаешь, - осклабилась ведьма. - Но о нашем договоре никто не должен знать. Если проболтаешься, твоя дочь умрёт в муках.

- Я никому не скажу, - глухо промолвила Мальвина.

Она смутно помнила, как в назначенное время ведьма завела её в полутемную комнату со странными изображениями на стенах, как бормотала заклинания, лепила из воска фигурки, как кропила Мальвину отвратительно пахнущей жидкостью, мазала лоб вонючим маслом, а потом дала ей выпить крепкого вина со вкусом горьких степных трав и закусить кусочком почерневшей склизкой лепешки, и на этом обряд закончился.

***

Всё случилось так, как и предрекла ведьма. Виттория выздоровела, а Мальвина заболела. Она проболела остаток осени, всю зиму, а в начале весны почти совсем слегла.

Ведьма не оставляла ее в покое. Она приходила к Мальвине, когда ее никто не мог увидеть, и требовала вещи. Мальвина покорно впускала её, и старуха, по-хозяйски заглянув во все углы, всякий раз находила и уносила с собой что-нибудь стоящее. Так она уволокла старинный фарфоровый сервиз, хрустальный светильник, оклад со старинной иконы, меховую шубку Мальвины и даже её новые туфли.

- Всё равно они тебе больше не понадобятся, - довольно приговаривала ведьма.

Но когда она пожелала забрать старенький кружевной зонтик Виттории, Мальвина воспротивилась. Она объявила, что достаточно заплатила, и указала ведьме на дверь.

Тогда ведьма приблизилась к Мальвине и, обдав её зловонным дыханием, произнесла:

- Так и быть, красотка, я уйду. Но мы еще встретимся, помяни моё слово! И не вздумай проболтаться, иначе твоя доченька тоже умрет. – И злорадно расхохотавшись, ведьма ушла.

Ужасный хохот еще долго стоял в ушах Мальвины.

Она никому не жаловалась на здоровье. Арлекин чуял неладное, предлагал поехать в столицу, показаться тамошним врачам. «Нет-нет, всё хорошо, - успокаивала его Мальвина – это легкое недомогание, скоро пройдет».

Она не собиралась никуда ехать. Она хотела спокойно умереть здесь.

***

Мальвина с трудом встала с кровати и села в кресло, ближе к открытому окну. Она молилась обо всех любимых и дорогих ей людях, ушедших и здравствующих. Но порою тоска безраздельно завладевала ею и тогда Мальвине казалось, что никому не нужны ее молитвы, и она оставлена навеки одна, на холодную муку умирания. Сегодня важный день, она соберется с силами и будет с дочкой печь пироги к завтрашнему празднику. Арлекин в отъезде, вернётся вечером, надо всё успеть сделать.

В комнату заглянула заспанная Виттория.

- Мам, будем ставить тесто для пирогов? 

- Обязательно, - отозвалась мать.

Немного погодя они с Витторией замесили в большой эмалированной кастрюле дрожжевое тесто и оставили его подниматься. После завтрака дочь побежала за покупками, а Мальвина решила заняться легкой уборкой к празднику. Кое-как протёрла пыль, из последних сил немножко почистила ковры. Окна она постарается помыть потом, после праздников. Если доживёт, конечно.

К полудню тесто поднялось, вернулась Виттория. Поставила мокрый зонтик, встряхнула мокрыми волосами. Она была веселая красивая девочка, хорошо училась в школе, занималась музыкой и танцами.

- Бегала под дождем? – улыбнулась Мальвина, любуясь дочерью.

- Да! Дождь тёплый, я бы еще побегала, но ведь надо пироги печь!

- Сейчас будем, тесто подошло.

На кухне Виттория под присмотром Мальвины добавила в тесто яиц, сахара, ванили, сладчайшего черного изюма и, хорошенько всё вымесив, выложила тесто из кастрюли на посыпанную мукой клеёнку. В окно стукнул ветер пригоршней дождя.

- До сих пор льёт! – воскликнула Виттория.

- Там пузыри на лужах, значит, это надолго, - ответила Мальвина.

Виттория кивнула.

- Мама, а расскажи мне про город Дождя!

Мальвина достала из кухонного шкафа разноцветные бумажные формы для выпечки:

- Я ведь тебе много раз уже рассказывала.

- А еще хочу послушать! Интересно же!

- Ну, раз так, слушай, - устало согласилась Мальвина.

Они заполняли мягким податливым тестом бумажные формочки, и Мальвина рассказывала дочери легенду о городе Дождя, точь-в-точь как ей рассказывала в детстве собственная мать.

Есть на белом свете необыкновенный город Дождя, где люди находят то, чего не могли найти нигде долгие годы. Туда можно попасть только во время дождя, но Город Дождя открывается не каждому… Правит этим необычным городом сам Дождь.

«Как Дождь? - удивлялась обычно Виттория. – Разве дождь может править?» «Почему нет? - отвечала Мальвина. «Но он же льёт, он неживой!» – не сдавалась дочь. «Откуда ты знаешь?» - мягко говорила Мальвина.

Сама Мальвина чувствовала, что Дождь действительно живой. Иначе и быть не могло. Он так живо стучался в окна, так обдавал прохладой, так звал куда-то, нашептывал мысли, рождал чувства, что, несомненно, был живым! Вот только сказочного города Дождя её детства, конечно же, не было. Как жаль.

- А правда, что ты тоже искала этот город? – спросила дочь.

- Правда, - вздохнула Мальвина. - Я любила гулять с зонтиком и искать Город Дождя. Если начинался дождь, сразу одевалась и выбегала гулять. Но я не одна была такая, мне кажется. Мне иногда попадались в дождь странные люди – наверное, они тоже его искали.

Мальвина открыла духовку и стала переставлять туда заполненные тестом формы.

- Всё, управились, - сказала она, принимая от дочери последнюю формочку, - скоро они испекутся.

- Мама, а ты веришь в город Дождя? Веришь, что он существует?

Мальвина улыбнулась. Однажды в юности она тоже спрашивала у местного священника, существует ли Город Дождя. «Это здешняя легенда, отзвук языческих поверий, - ответил тот. - Но как знать, у Господа чудес много».

Мальвине не хотелось говорить Виттории, что она давно уже не верит в город Дождя. И верила от силы лет до тринадцати.

- Как знать, - пожала плечами Мальвина. - На свете много загадочного. Возможно, и Город Дождя тоже существует. Ты сама как думаешь?

- Мне кажется, это просто сказка, - рассудительно ответила дочь. - Ведь ты же так и не нашла его.

- Не нашла, - согласилась Мальвина. – Но может, я плохо искала?

Девочка сладко зевнула в ответ.

- Иди, приляг, - сказала Мальвина. – Ты рано встала, устала.

Дочь кивнула и ушла в детскую.

Мальвина взглянула в окно. Дождь лил стеной. Пироги томились в духовке.

«Прилягу и я, - подумала Мальвина. – Что-то мне совсем нехорошо».

Но едва она легла на софу, силы окончательно покинули её. Ноги и руки одеревенели, тяжестью сдавило грудь. «Неужто конец? – лишаясь чувств, подумала Малвьина. – И я не дождусь Арлекина? А как же Виттория?» 

Она очнулась спустя минуту. Медленно встала, дошла до открытой двери террасы, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Но выглянув наружу, Мальвина обомлела.

Вместо зелёного расцветающего сада взору предстал незнакомый, тусклый пейзаж. Серое небо, голые деревья, блеклые дома поодаль, пустынная, без единой травинки земля. В недоумении Мальвина вышла из дома. Приступ слабости бесследно прошёл, в теле ощущалась необыкновенная легкость. 

Мальвина оглянулась на дом, но тот исчез. На месте дома проходила улица. Так, кажется, выглядело это место лет двадцать-тридцать тому назад.

Беспощадная догадка пронзила её:

«Я умерла! Моё тело осталось лежать на софе, а я здесь». 

Проклятие ведьмы свершилось.

Что делать теперь, Мальвина не знала. Она побрела по улице.

Странные картины сменялись перед ней. Вот давным-давно снесенный дом Карабаса-Барабаса, сгоревшее лет двадцать тому назад здание городской ратуши с мутными глазницами окон, старая детская площадка с тяжелой каруселью, с которой она однажды упала и больно ударилась. Прежние дома друзей, похожие на смятую бумагу, выброшенную в мусорную корзину. Школьное здание с фотографий многолетней давности. Захламленный пустырь на месте нынешней библиотеки, кинотеатр с потрепанными афишами ретро-фильмов, старая булочная, давно переделанная в аптеку. Исчезнувшая с карты города бакалейная лавка, куда Мальвина-школьница ходила за крупой и макаронами. 

Смерть привела Мальвину в пустой и мёртвый город её молодости. Здесь никто не жил, обитатели давным-давно покинули его.

Мальвина завернула в знакомый до боли дворик, где стоял такой же заброшенный, как и всё здесь, родительский дом. Поколебавшись, вошла внутрь. Взгляд выхватил стоявшие на обеденном столе кружки с засохшими остатками чая, шкаф без дверцы, полный её выброшенных детских вещей, давно снесённый на свалку сломанный велосипед. Остановившиеся часы с торчащей наружу кукушкой, брошенная лейка, безногое пианино с наполовину вырванными клавишами. Всё здесь было просроченное, сломанное, никчемное. Это был ветхий, погибший мир, унылые владения смерти. 

Мальвина торопливо покинула дом. По дороге ей встретилась грязная, запущенная церковь с изуродованной статуей Девы Марии у входа. Нет, в это обиталище призраков она точно не зайдёт.

Проходя мимо покосившегося павильона кафе-мороженого, где в школьные годы Пьеро признавался ей в вечной любви, Мальвина вдруг усомнилась в том, что знавала человека по имени Пьеро, и тем более в том, любил ли он ее. Вся прожитая жизнь представилась ей одним странным и беспокойным сном.

- Что со мной?  – прошептала она. – Какой сегодня день?

Она продолжала идти в каком-то забытьи, пока не обнаружила себя посреди Зловонного переулка возле дома ведьмы. Мрачный дом явственно выделялся среди прочих построек. Он не выглядел унылой тенью прошлого, в нём определенно кто-то жил. 

Открывающаяся дверь дома издала неприятный чавкающий звук, и на пороге появилась ведьма. В её облике не осталось почти ничего человеческого. На Мальвину глядела огромная жуткая паучиха. Какие страшные у неё были глаза!

Мальвина в ужасе попятилась, затем пустилась бежать, что было мочи. Прочь, скорее прочь отсюда! Она неслась стремглав, не разбирая дороги, но когда, наконец, остановилась, то увидела всё тот же ведьмин дом и паучиху на пороге. Ведьма торжествующе рассмеялась. Ничего более страшного, чем этот смех, Мальвине в своей жизни не слышала.

Она застыла на месте. Паучиха приближалась к ней.

И вдруг в безмолвии мертвого города что-то живое донеслось до слуха Мальвины. Отдалённый шум дождя, звук падающих на стекло дождевых капель.

Мальвина прислушалась. Шум стал громче.

- Дождь! – с надеждой позвала она. – Ты слышишь меня?

Паучиха замерла и сжалась. Вдали блеснул яркий свет. На Мальвину упала одна капля, затем другая. Подул легкий ветерок, и Мальвину окутало невыразимой мягкостью и свежестью, словно сам Дождь обнял её. От края неба и до края сверкнула молния. Раздался сокрушительный гром, и на землю обрушился ливень.

Дом ведьмы и все безжизненные декорации прошлого стремительно таяли и растворялись под обильными струями дождя. Что-то происходило в этом царстве смерти, но что именно – Мальвина до конца не понимала.

***

Пелена дождя сгустилась, и прямо перед Мальвиной из воздуха и ливневых струй соткался красивый прозрачный город. Она ясно видела очертания зданий, башни, мощеную мостовую.

Мальвина замерла, созерцая удивительное видение: «Что это? Фата-моргана?»

И вдруг она поняла. Это Город Дождя. Перед ней сиял прекрасный и ослепительный город Дождя. Тот самый город, который не должен был существовать. Город, который она так долго искала прежде. Город Дождя. Боже мой!

- Ах, - только и выдохнула Мальвина.

Город - прозрачный, сияющий, величественный - молчал. Он ждал.

Мальвина ступила на туманную лестницу. Сзади послышался сдавленный вопль злобы и бессилия. Но Мальвина не обернулась. Она быстро поднялась по лестнице и очутилась на мостовой города Дождя.

Чувство удивительной радости заполнило её сердце. Дождь плотным куполом окутывал свой Город, но внутри было сухо и светло. Приглядевшись, Мальвина увидела, что всё здесь было из дождевой воды – и улицы, и дома, и деревья, и трава, и скамейки. Вода не растекалась, а чудесным образом сохраняла форму. И в каждой дождевой капельке вспыхивали и искрились цвета радуги.

Внезапно Мальвина почувствовала, что вновь стала молодой. То была мудрая и зрелая молодость.

«Дождь! - прошептала Мальвина. - Ты воскресил меня». 

Сияющая серебристая дорога манила вдаль.

- Они все здесь, не так ли? – прошептала Мальвина, и Город, конечно, слышал её. Те самые люди, которых она вспоминала в своих молитвах. Каждое утро и каждый вечер. И бессонными ночами.

Мальвина знала, кого увидит первым.

***

Она не ошиблась. Навстречу ей шла тётя Мэрион. Судьба была жестока к её единственной, обожаемой тёте Мэрион.

Теперь Мэрион была молодая, красивая и наконец-то счастливая. В блестящем белом платье с зелеными цветами. Как в Мальвинином детстве или даже лучше. Это была не та измученная, изуродованная гримасой боли и страдания Мэрион, которую последние годы жизни мучали кошмары и видения. Не та Мэрион, что безвременно погибла ужасной смертью. Нет! То была прекрасная умная тетя Мэрион, которая рассказывала юной племяннице про римских императоров, про Суллу, Нерона и Сенеку, про Атлантиду и Бермудский треугольник. Её всегда влекло всё загадочное и необычное.

Мальвина вместе с тетей Мэрион заглядывала в миры сгинувших динозавров и в эпоху великого оледенения.

«Как же я рада видеть вас, тетя Мэрион», - промолвила Мальвина. Тётя подарила ей взгляд, полный любви, и крепко ее обняла.

- Вы так изменились! – прибавила Мальвина.

- Да, потому что смерть побеждена! – ответила тетя Мэрион. - Всё ли у тебя в порядке, Мальвина?

- У меня всё хорошо, тетя Мэрион.

Они снова обнялись, и Мальвина поняла, что пора идти дальше.

***

Следующей в этом дивном, подрагивающем сверкающей росой городе была мама. Стройная женщина одних с Мальвиной лет шла ей навстречу.

- Мама! – потрясенно воскликнула Мальвина. – Ты такая молодая! Такая красивая!

Последние годы жизни мама страдала расстройством памяти, высохла, превратилась в дряхлую старушку.

- Мы все здесь такие, Мальвина, - улыбнулась мама.

- Но как?

- Это всё Дождь, - промолвила мать. – Он омыл и очистил нас. Видишь? – она обвела рукой вокруг. - Всё расцветает, потому что смерть побеждена! – И мать обняла ее и поцеловала.

 Мальвина с легким сердцем отправилась дальше.

Покуда она шла, кругом расцветали дивные сады из искрящихся водяных брызг. Садов и цветов здесь было не счесть. Некоторые из цветов ей казались знакомыми, но большинство из них она видела впервые – то были удивительно красивые цветы! Они распускались и сияли, словно исполняя песнь ликования и радости. В садах порхали и щебетали прозрачные, словно бы сделанные из тончайшего венецианского стекла птицы.

***

На скамье под цветущим деревом сидел человек и смотрел на Мальвину.

Она узнала его сразу, хотя он был совсем не похож на отца, которого она помнила. Таким молодым и красивым отец не был даже на её ранних детских фотографиях. 

- Папа! – воскликнула Мальвина, подбегая к нему и усаживаясь рядом. – Папа! Мне так не хватало тебя. Мне всегда не хватало тебя. Ты знаешь это, папа?

- Знаю, Мальвина, - промолвил отец, обнимая её.

Ей редко удавалось видеть отца с матерью в детстве, родители рано отдали дочь в школу-пансион Карабаса-Барабаса. Отец погиб незадолго до её школьного выпускного, и она, единственная из всех девочек, была на празднике в чёрном платье. Арлекин и Пьеро весь вечер не отходили от неё. А Буратино навещал Мальвину в то лето каждый день, пытаясь развеселить её и растормошить.

Мальвина хотела рассказать отцу, как тосковала о нем, как плакала и страдала, но при взгляде на него поняла, что он всё знает. И нет никакой нужды в этих рассказах.

- Папа, - виновато сказала Мальвина, - я не оправдала твоих надежд. Ты хотел, чтоб я стала королевой, а я всего лишь простая учительница. Я учу одному и тому же, диктую одно и то же. Я ставлю иногда двойки, иногда пятерки, но чаще тройки и четверки. И у меня нет больше таких учеников, как Буратино.

- Мальвина, я очень рад, что ты учишь детей, - ответил отец, гладя ее по голове. – Я не желал бы тебе лучшей доли.

- Правда, папа? – просияла Мальвина.

- В городе Дождя не лгут, - улыбнулся отец. - Когда-нибудь ты вернешься сюда, но сейчас нужно спешить, тебя ждут.

Они крепко обнялись друг с другом, и окрылённая Мальвина понеслась вперед. 

***

Дорога поднималась вверх, всё выше и выше. Но Мальвина не чувствовала усталости. Она словно не шла, а летела, взмывала вверх в самое сердце города Дождя. И чем выше она поднималась, тем краше становились сады, тем явственнее пели чудесные птицы, тем радостнее становилось у Мальвины на сердце.

Навстречу Мальвине шел молодой мужчина. Она распахнула глаза - это был её брат, её младший непутевый брат Даниэле! Она нянчила его. Даниэле связался в молодости с дурной компанией, попал в крупные неприятности, и ему пришлось бежать из страны. Мальвина знала только то, что Даниэле жив. Она каждодневно вспоминала брата в молитвах. Это был единственная возможность поддерживать с ним связь.

Мальвина остановилась и заплакала.

- Наконец-то, - проговорила она, улыбаясь сквозь слезы, - наконец-то я тебя увидела.

Даниэле молча обнял её.

Ей хотелось сказать, что она ждет, как он придёт к ней в гости, как они, словно в старые добрые времена, будут лепить вареники с вишней и говорить, о многом говорить. Но Мальвина молчала. К чему слова? Она плакала и глядела на брата.

- Тебе надо идти дальше, сестренка, - мягко сказал Даниэле. – Я провожу тебя.

- У тебя всё хорошо, Даниэле? - спросила Мальвина.

Даниэле улыбнулся:

- Всё хорошо, сестрёнка.

Начался дождь, удивительный сверкающий дождь, от которого невозможно было промокнуть и всё вокруг сияло, и брат с сестрой шли вместе, рядом. А потом Мальвина пошла одна, и на пути её были новые встречи.

Постепенно дорога привела её к небольшой пристани на берегу озера, по другую сторону которого возвышалась туманная горная гряда. Здесь птицы пели еще громче, а великолепие цветов и благоуханные ароматы дождя приводили Мальвину в необыкновенный восторг.

У пристани ждала лодка. Мальвина села в лодку, и та полетела высоко над озером, на вершину горной гряды. Повсюду в воздухе расцветали дивные салюты из тончайших сверкающих брызг.

- Как красиво, - от полноты сердца прошептала Мальвина, завороженно глядя на удивительные картины вокруг. – Как прекрасен город Дождя!

Она взлетала всё выше и выше, пока, наконец, на вершине самой высокой горы ей не открылись величественные чертоги храма-дворца, сотканного из мириадов дождевых струек.

Хрустальная, переливающаяся всеми цветами радуги гладь дворцовой площади полнилась радостными людьми в блистающих одеждах. Всё ликовало и пело вокруг.

Лодка Мальвины опустилась на площадь. Ей подали руку, помогая ступить из лодки на площадь.

- Что здесь? – восхищенно спросила Мальвина.

- Все празднуют победу Дождя над городом смерти! – ответили ей.

Сверкали фонтаны, цвели изумительные водные фейерверки, звучала красивейшая, ни с чем не сравнимая музыка. И когда Мальвина подумала, что было бы великим счастьем остаться здесь навсегда, любоваться Городом Дождя и бесконечно наслаждаться чудесной музыкой, она услышала своё имя.

Через ликующее людское море к ней пробирался тонколицый красавец с тёмными глазами. Пьеро был снова молод, как и она.

- Пьеро! – воскликнула пораженная Мальвина.

Они взялись за руки.

- Пьеро, родной! Я так рада тебя видеть! – сказала она.

- Я тоже рад, - ответил он. – Я скучал, Мальвина.

- Мальвинка-училка! Пьеро! – раздался знакомый голос. Ни за что в жизни они не перепутали бы его ни с каким другим.

Перед ними стоял молодой смеющийся Буратино.

- Буратино! – они кинулись к нему.

- Мальвина! Буратино! Пьеро! – Теперь к ним спешил радостный молодой Арлекин.

Друзья крепко обнялись.

- Арлекин, Буратино, Пьеро, мы снова вместе! – воскликнула Мальвина.

- А ты сомневалась? - отвечал Буратино. – Мы всегда будем вместе.

- Но как вы здесь оказались? – спросила Мальвина.

- Сквозь Дождь, - сказал Буратино. – Я всегда верил в город Дождя.

- Я шел с работы и вспоминал всех вас, - сказал Пьеро. – А потом полил дождь, и передо мной открылся город Дождя. По правде говоря, я уже не надеялся, что он существует.

- А ты, Арлекин?

- По дороге домой начался ливень. Я остановил машину, вышел и попал прямо сюда, - улыбнулся Арлекин.

- Мальвина, мы пришли, чтобы ты смогла вернуться домой, - сказал Буратино.

- Иначе ты навсегда останешься здесь, - прибавил Пьеро.

- Поспешим, - сказал Арлекин, - наше время на исходе.

Все четверо взялись за руки. 

Дождь снова зашумел, что-то подхватило их, и они понеслись в стремительном вихре, словно на огромной карусели.

***

Мальвина тронула рукой лицо. Оно было мокрым. Дождь? Или это не дождь был вовсе, а слёзы за всю её жизнь, которые она наконец-то выплакала?

- Мама, мама! – послышался откуда-то издалека голос Виттории. Мальвина обернулась – перед ней сверкала похожая на водопад искрящаяся пелена дождя. Она зажмурилась, но открыв глаза, обнаружила себя сидящей на софе в собственной гостиной. Рядом стояла Виттория и тормошила её.

- Мама, ты тут спишь, а пироги уже готовы!

В самом деле: в доме стоял жизнеутверждающий аромат выпечки.

- Разве я заснула? - улыбнулась Мальвина. – Разве я не была в Городе Дождя?

Она легко вскочила и побежала на кухню. И когда они вместе с Витторией доставали из духовки пузатые, подрумяненные пироги, расставляли их на столе и накрывали яркими тканевыми салфетками, она вдруг поняла, что от её тяжелой тоски не осталось и следа. И болезни нет, будто та растворилась в водах Города Дождя.

- Мамочка, в саду после дождя зацвели крокусы и тюльпаны! – радостно тараторила Виттория.

Раздался звонок во входную дверь.

- Это папа пришёл! - воскликнула дочь. – Я вижу его в окно!

«Арлекин! - встрепенулась Мальвина. - Вернулся! О, сколько счастья!» - И вместе с Витторией побежала открывать дверь.

 

Иллюстрация к посту взята из интернета.

Комментарии

Картофелина. Сказка из холодильника
Жила-была бурая Картофелина. Она жила в холодильнике в ящике для овощей. Картофелина была некрасивая, с коричневой, бугристой кожей, неуклюжая, бесформенная да еще вдобавок грязная. Как ни счищал...
Синяя Борода, или история одного несчастливого брака: опыт интерпретации
- Уж не сказку ль про Синюю Бороду Перед тем, как засну, почитать… Анна Ахматова «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», - сказал классик. Знам...
Янтарное варенье
Сказка из бабушкиного буфета В обычной городской квартире с водяным отоплением жили мальчик и девочка. Они очень любили ходить в гости к своей бабушке, жившей в белом глиняном домике-мазанке в старой...
b2ap3_thumbnail_20170515-192432.jpg
Сказки о двух концах
  * * *   В этом мире всё шиворот-навыворот: Привязываешься, потом срываешься с привязи В дремучий лес, где серые волки, Пьёшь из лужи, и в результате Становишься серым козлом. И даль...
Белый Зайчик
Вспоминая теперь то утро, я вижу солнце. Дул свежий ветер и в перине облаков образовались вмятины и ямы, потом прорехи, и солнце взглянуло на город. После сырости и холода взбодрились мелкие городские...
взломать Курочку Рябу
В детстве сказка про Курочку Рябу  не  вызывала у меня никаких  вопросов. Но прочитав ее в зрелом возрасте, я удивилась насколько она парадоксальна и абсурдна. Курочка сносит золот...
На дворе пурга в окно стучится...
27 января 1879 года родился писатель, фольклорист и журналист, автор уральских сказов Павел Петрович Бажов. И какое это для всех счастье, что у нас есть Павел Бажов! Д.Нагишкин З...
На этом празднике жизни
Мне повезло: детство прошло в городке, во дворе. Знаменитом и незапамятном. Где всегда праздновались все три вкусных пасхи. С Первомаем впридачу.Праздновали – православные, католики, униаты.Одна еврей...
Деревенские истории
Нострадамус Сырчат лёд, половинчат апрель... Нострадамус – ночное страданье: Иногда завывает метель, словно поезд идёт с опозданьем. Обожаю последний вагон: нет вестей от друзей, от подруги, Обижа...
Апельсиновый сок
Когда к нам приходит нахальный мистер Грипп с жестокой и чувственной улыбкой на губах, шепчет обманные слова и дарит отравленные поцелуи, я зову на помощь старого друга – Апельсиновый Сок. Он веселый,...