На Ивана Купала - Блог

Пример

Prev Next
.
.

ЛитературоНЕведение

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

На Ивана Купала

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 236
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Сегодня – как в тёплую, тёмную воду – вступаем в ночь на Рождество Ивана Купалы. Йоханана бар Схарьи, кузена (двоюродного брата) назаретского Йешуа.
Предтечи новой, христианской этики.
Неутешительные новости для новоязычников-паганини: связь древнего праздника с солнцеворотом потеряна. Сдвиг – более чем на две недели. Многое слегка сдвинулось за пару тысяч лет.
«Всё смешалось..». «Всё перепуталось..».
Нет, лучше: всё переплелось - в венке на Иванову ночь.

Отгорели в ночи цветущие папоротники, - никаких эротических прыжков через огонь, тёмных оргий, предрассветных диких, сладких зачатий..
Но и никаких человеческих жертвоприношений, смердящих идолов в протухшей крови..
С него всё началось. С Купалы.
Того, кто знал и помнил Родство. И посылал учеников – спросить. Предчувствовал то, что воспоследует.
Для меня, человека без конфессиональной прописки – или, как говорится, для «Ивана, родства не помнящего», то, что воспоследовало – все поступки Йешуа-Иисуса, все четыре Евангелия, Протоколы Четырёх Мудрецов – гораздо менее, не так значимы – как то, что он проповедовал.
Именно: что проповедовал, а не как.
А проповедовал он - учение Иоанна, своего крёстного, сверстника, родственника по матери. Страстно, увлечённо, храбро! В проповедовании Иоанновых постулатов ученик намного превзошёл своего учителя - человека глубоко несчастного, добряка, энтузиаста, первого кибуцника, неудачника.
Вообще, фигура Иоанна Крестителя (хотя он никого на кресте не распинал, а, наоборот – принимал в члены своего простого братства, погружая в воды Иордана, поближе к рыбе, там, где обретается рыба - загадочный тотем христианства, там, где тело начинает терять тяжесть, где кончаются земные дела, а воды темны и прохладны) - фигура Ивана Купалы, по-моему, в слове ещё не раскрыта. В библеистике, теологии – да, конечно – под видом предтечи христианства, учения Христа. Но - в литературе... Вспоминается: как только Креститель - так сразу, заслоняя его своими ягодицами - и замелькали пляшущие Саломея с Иродиадой!
И тут же - головотяпство, - знаменитое, непоправимое.
Ну, сгубили две бабы Ивана, сгубили, было дело, дело известное.
Но ведь Купала-то - сложнее, больше этого - последнего - эпизода!
Купала - Учитель.
Может, он и недостоин развязывать шнуровку на чьих-то сандалиях.
Чего уж там. Недостоин, так недостоин.
Достоин – большего.
Называться Учителем, творцом Новой Этики.
Возникшей чёрт-те когда - в страшненькие, смутненькие, беспросветненькие, какие-то проваленные времена.
Новой этики!
Новой как откровение.
Слегка мазохистской - потому как еврейской; как и всё еврейское, откорректированной опытом жизни среди ненавидящего окружения.
Ненависть - как понятное, человеческое, биологическое, воспринимаемое почти с пониманием, почти без укоризны, с легким вздохом адептами Ивана, его кибуцниками, потерявшими часть земного веса в водах Иордани и - ещё до Шагаловских времён - уже парящих, уже унесённых ветром, носимых ветром, и - уже после Шагала - возвращающихся на круги своя...
Эти новые и новые попытки - пролетать поверх барьеров, над ненавистью, закрыв глаза, - и пусть нам будет хуже! - подготовили Иванов малый народ к восприятию чего-то необычного, чего-то невероятного, определенного впоследствии калининградским жителем (пророчески наречённым Иммануилом) как чудо. Чудо, в котором легкий мазохизм, добровольная отдача первородства, потеря патриотической ориентации, все эти необъяснимые вещи - в перегретой солнцем и ползущей вверх, как ртуть в термометре, ненависти - всё это отходит куда-то на задний план перед явлением космическим – явлением Новой Этики.
Новой морали, поэтики сумасшедших, чокнутых, этики подставляющих левую щёку, поэтики, несмотря ни на что любивших, любящих ближнего. Не буддийской поэтической отстраненности, а этики-поэзии, в чистом, концентрированном виде. Поэтики-этики новозаветного содержания, высокого смысла, который как «огонь мерцающий в сосуде», в красивой древнегреческой амфоре-форме и подготовил, и определил возникновение, развитие - и даже существование - того, что называется нашей культурой, нашей цивилизацией.
Мерцание, освещающее конторку пишущего «Шинель» Гоголя... И хорошая вышла шинель, тёплая, русского покроя.
А мерцание, свет - с Востока.
Все мы - из этой шинели, не надо даже вспоминать какого-то там Андрея-жидовина (кто его, кстати, назвал Первозванным? Это на крест его косой звали - да!), везде были свои истории, свои святые. Начнём вспоминать - так и до Купалы снова дойдем. От него это всё идет.
Всё, что мерцает в сосуде.
Драгоценная эссенция.
Заветная квинтэссенция в амфоре. Аромат едва уловимый, - но не заменить никакими синтетическими благоуханиями. Аромат тысячелетней культуры. Попытка создать цивилизацию, подобно мудрому Фрейду мирящую биологическое в людях с этическим.
Подкорка, устремлённая ввысь.
Высокая готика, пронизанная мягкими лучами. Воздушные замки европейского искусства: светская литература, выросшая из библейской, из Ивановых проповедей (в адаптации распятого в цветущем возрасте его адепта). В этом же ключе развившееся изобразительное искусство. И их различные комбинации: кино, театр. И - обратная связь - сформированные новые архетипы, твёрдые, установившиеся, руководящие нашей психикой, живущие в ней ассоциации. Живущие даже где-то вне нас - мистически - независимо от существования отдельных личностей.
Вот только - музыка... Музыка - куда её ни приставь...
Музыка - не нуждающаяся в этике! Музыка - существующая отдельно от слова.. Существовавшая, как гармония - до слова. А уж, тем более - до Ивана-Иордана.
Что там говорил Гегель об Абсолюте?
Но не о музыке речь. Хотя и о ней тоже.
«До», «Ре», «Ми», «Фа», «Соль», «Ля», «Си».
Особенно «Си»!
Не только – о кострах и цветущих папоротниках. Но и о нотах, связанных с Купалой.
Вот молитва певцов о предохранении их голосов от хрипоты. Молитва (XI в.?, ХШ в.?), обращенная к св. Иоанну Крестителю. Особенностью её мелодии является поступенное повышение тона на начальном слоге первой строки:
«Ut queant laxis
Resonare fibris
Mira gestorum
Famuli tuorum
Solve poluti
Labii reatum
Sankte Iohannes».
В хаотическом переводе вашего покорного Д.Ф., знакомого только с медицинской терминологией:
«Дабы свободно
Резонировали связки
Чудесным событиям -
Мы твои,
Свободные от нечистого,
Губы ответствующие,
Святый Иоанне!».
(Нотабене! О переводчике: «он знал немного из латыни». Совсем немного).
Монах-бенедектинец Гвидо Д’Ареццо (Гвидо Аретинский), взяв за основу этот гимн, осуществляет реформу музыкальной нотации. Впоследствии «Ut» было заменено на «До». В Европе появляется современное нотное письмо.
Музыка и слово - связаны знаком!
Каждая гамма, которую пиликает школьник - гимн Ивану Купале!
Каждый урок сольфеджио - молитва Крестителю, гимн св. Иоанну!
«Летят самолёты - привет Мальчишу!..»
Слава Ивану!
Аминь.
Ну и, как водится – ежегодное традиционное подношение Ивану-Иордану, Первокрестителю:

Иван

Окает и говорит по-вятски:
На Иване держится Россия
(От России рифмы ждёшь, но все я
Растерял в рассеяньи дурацком).
Горячусь в ответ, беру за лацкан.

За меня же праотцы, вестимо,
Головой, златыми ли устами,
Отвечают. Святцами вместимы,
Имена семитские здесь стали
Избранными Библии местами:
Собирай, Иван из Палестины.

Все Джованни, Яны и Хуаны,
Жаны, дон Жуаны, Иоганны –
Должниками возвратятся в срок...
Голова, скажи, что будет далее.
Шарят пальцы, не найдут сандалии.
Не развяжут чей-то там шнурок.

...

И, как человек неконфессиональный, всем сегодня желаю цветок папоротника увидеть - и в огне не гореть!
Слава Ивану!


1996, 2004

Комментарии

No post has been created yet.