Пример

Prev Next
.
.

ЛитературоНЕведение

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Наш человек!

Добавлено : Дата: в разделе: ЛитературоНЕведение
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 4162
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Носик-старший пишет – ссылаясь на Бойда:
«В одном из русских ресторанов играл скрипач – румын Спиреску, негодяй, побоями доведший жену до самоубийства и вышедший сухим из воды. Теперь он снова сиял в окружении поклонниц своего таланта, и вот при первом удобном случае (явившись в ресторан с Верой, с Мишей Каменкой и Мишиной женой) Набоков влепил «этой обезьяне» пощёчину, а потом (как сообщал газетный репортёр) «наглядно демонстрировал приёмы английского бокса», пока Миша Каменка отбивал натиск оркестрантов, спешивших на помощь своему скрипачу.»
В общем, вспоминаются «Весёлые ребята» и : «Маяковский, не шумите, Вы же не румынский оркестр.»

Но – каков!
Молодой русский красавец: в берлинском шалмане - бьёт морду румынскому скрипачу!.. Что твой купец из лесковского «Чертогона».
Сердце радуется. Наш человек.
Интересно: сколько оркестрантов пришлось на Каменку? :)

 

Примечание модератора.

Брайн Бойд в своей книге "Владимир Набоков: Русские годы" (М., "Симпозиум", 2010) в главе 12 пишет: "В конце 1926 года, когда Набоков работал над «Университетской поэмой», в Берлине разразился скандал вокруг румынского скрипача по имени Коста Спиреско, жену которого обнаружили повешенной, со следами жестоких побоев на теле. Хотя до самоубийства ее довел муж, постоянно ее избивавший, Спиреско избежал наказания. Немецкие газеты писали, что после того, что произошло, Спиреско не получит работу ни в одном приличном ресторане города, однако какой-то русский кабачок пренебрег этим предсказанием, и вскоре несколько непотребных женщин стали виться вокруг нового скрипача. Спиреско, которому подобное внимание и букеты цветов придали смелости, совсем распоясался. Набоков, имевший свою точку зрения на все — в том числе и на понятие справедливости — и всегда отрицавший концепцию коллективной вины, горячо настаивая на личной ответственности, был вне себя, узнав, что Спиреско избежал возмездия. Вечером 18 января он с Верой и его друг Каминка с женой пришли в этот ресторан; мужчины тянули жребий, дабы определить, кто из них первый ударит «волосатого, обезьяноподобного» Спиреско (набоковское определение). Жребий пал на Набокова, и он дал пощечину Спиреско, после чего, согласно газетной хронике, «наглядно демонстрировал на нем приемы английского бокса». Каминка сражался против остальных оркестрантов, вставших на сторону Спиреско. В полицейском участке, куда доставили троих главных участников драки, Спиреско отказался выдвинуть обвинения и дал понять, что вызовет своих обидчиков на дуэль. Однако он не взял предложенные ими адреса, и Набоков с Каминкой тщетно прождали два или три дня обещанных секундантов". 

Бойд дает две ссылки: "Руль" (1927, 25 января) и ЗЭФ-1 - неопубликованные заметки Владимира Набокова для Эндрю Филда. 1973, 20 февраля. Архив Владимира Набокова в Монтрё. Событие действительно имело место. И для Набокова не стало чем-то проходным и забытым - он помнил о нем и через 40 с лишним лет, когда писал свои заметки для Филда.

 

Примечание Александра Долинина

Поправлю Бойда: заметка о Спиреску в "Руле" появилась 26 января 1927 г. Если верить этой заметке, то и сам инцидент произошел не 18 января, как сообщает Бойд, а в ночь с 23 на 24-е. Вот она:

spiresko.jpg

Привязка к тегам Владимир Набоков

Комментарии

Вечное возвращение (не только Мандельштам)
Россия, Лета, Лорелея. Бессмысленный и тусклый свет. Но сердце, как бы ты хотело! Все будет так. Исхода нет. Что, постепенно холодея, И повторится все, как встарь: Россия, звезды, ночь расстрела, Апте...
Владимир Набоков
22 апреля родился Владимир Набоков, создавший поток метафорических фиксаций синестетических снов, дневники картографически подробной памяти, невесомые перегородки образов, ведущие к бесконечным провал...