Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


О монашестве и монашеских образах в литературе

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 3432
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Я всегда восхищалась монахами и однажды захотела написать рассказ о монашеской жизни из картинок, увиденных в Донском монастыре, но вовремя осеклась: что, собственно, я об этой жизни знаю? Что мы все вообще об этой жизни знаем?

Живых монахов я, разумеется, видела, даже разговаривала с ними. Книжки про них читала и ими написанные читала. Из книжек знаю, что монахи много молятся, много трудятся и много постятся, а к особо продвинутым подвижникам воочию являются бесы для особенно страшных и сильных искушений.

 Еще я знаю замечательную притчу из жития преподобного Ефрема Сирина. Когда он обратился с вопросом к женщине у городских ворот, зачем она на него смотрит, та ответила поразившими его словами: «Я смотрю на тебя, потому что жена от мужа взята, а ты смотри не на меня, а в землю, из которой ты взят». 

Монахами нередко становятся видные, умные, красивые и интересные мужчины. Возможно, лучшие из лучших. Лет пятнадцать тому назад меня поразило количество молодых послушников в Боровском монастыре. Все они жаждали монашеской жизни.

По замыслу монахи есть передовой отряд христианства. «Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною». (Мф. 19:21).

Готовность молодого мужчины и молодой женщины добровольно отказаться от семейных и плотских радостей вызывает, как правило, колоссальное уважение. У Чехова сказано об этом: «Володя большой и Володя маленький, увидев монашенку, вышли из саней и почтительно поздоровались; оба были заметно тронуты, что у нее бледное лицо и черное монашеское платье, и обоим было приятно, что она вспомнила про них и пришла поздороваться».

Я не знаю удачных литературных персонажей – монахов, достигших святости. При всей моей любви к Достоевскому и «Братьям Карамазовым» именно старец Зосима остался, на мой взгляд, непроясненным персонажем, «наброском» старца, героем, прочерченным пунктиром. Всё же внутренний опыт таких людей невозможно нефальшиво отразить, не имея самому подобного опыта. МЕньшее не может постичь и описать бОльшее. И рассказывать о жизни преподобных, то есть святых из монахов, возможно только сказочно-житийным слогом.

А вот с несвятыми монахами проще. Западная литература полнится образами псевдомонахов - обжор, лентяев, блудников и выпивох. Кроме псевдомонахов из приключенческих романов есть и другие литературные герои-монахи – люди, как правило, трагических судеб. В этом ряду Клод Фролло из «Собора Парижской Богоматери» Виктора Гюго и отец Сергий из одноименной повести Льва Толстого. Французский монах-католик и русский православный монах.  К обоим героям можно предъявить множество претензий по качеству и «правильности» их христианской жизни. Мы не будем углубляться в эти дебри, взглянем на картину в целом.

Истории Клода Фролло и отца Сергия это истории неудавшейся монашеской жизни. Две драматичные неудачи, потому что оба героя сделались монахами не по одной только гордости или корысти ради, но и по религиозному чувству. И начинали они всерьез, с намерением служить Богу. И споткнулись формально на одном и том же, на блудном грехе. Но всё же это очень разные неудачи, и фигуры Клода Фролло и отца Сергия представляются пророческими, олицетворяющими судьбу западноевропейского и русского христианства.

Клод Фролло был «личностью незаурядной». Уже к 18 годам он изучил богословие, церковные установления, латынь, греческий и древнееврейский. Самоотверженно воспитывал младшего брата, взял на воспитание младенца Квазимодо. 

Но вся его насыщенная духовная жизнь случилась задолго до описываемых в книге событий. Перед читателем Клод Фролло предстает духовно павшим, его жизнь подчинена безнадежной страсти к Эсмеральде. Даже не имея, как отец Сергий, физической близости с женщиной, он де-факто перестаёт быть монахом. Более того, Фролло перестаёт быть христианином, отрекается от своего Бога. «Он думал о безумии вечных обетов, о тщете целомудрия, науки, веры, добродетели, о ненужности Бога».

Его неудача сокрушительна. Фролло летит вниз с крыши собора, как падший ангел с небес. И погибает он от рук того, кого усыновил, вскормил и воспитал.

У отца Сергия другой путь. Он преодолевает тяжелое искушение от вдовы-обольстительницы, отрубая себе палец подобно древним подвижникам, а потом не выдерживает в гораздо более «спокойной» обстановке со слабоумной дочерью купца. Но после драматичного падения отец Сергий находит в себе силы для покаяния и, в конце концов, обретает духовную радость.

Бывает так, что церковные неофиты, испытывающие разнообразные новоначальные восторги, желают монашеской судьбы кому-нибудь из своих детей. Со временем это желание проходит. Как правило, безвозвратно. Но благоговение перед тайной монашества остаётся.

На фотографии митрополит Иларион (Алфеев)

Комментарии

No post has been created yet.