Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 1

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 201
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Данный текст появился как письма специфическому адресату – российскому политзаключенному, находящемуся в СИЗО, тюрьме, колонии, тюремной больнице. Эта часть проекта «Сказки для политзаключенных», который возник у Елены Эфрос и компании как попытка поддержать людей, находящихся в заточении за свои убеждения – рассказывать им истории, писать о том, что происходит на воле, делиться своими мыслями.

Каждый заключенный рад письму с воли, даже от незнакомого человека – может быть, тем более от человека незнакомого, живущего на другом краю земли, но думающего о нем. К тому же, хорошей историей заключенный может поделиться с сокамерниками, это, как мы все знаем, валюта, ценящаяся не меньше чая и сигарет.

Придуманные вначале «Сказки» постепенно переросли в рассказы, истории с географией, даже «Университет для политзэка» - лекции в письмах, которые собирает Ольга Сутуга, сама мать бывшего политзаключенного.

Я писала для политзаключенных сказки, рассказывала о географии и истории Австралии, в которой я живу, делилась впечатлением о выставках современного искусства, которые я видела, рассказывала о своих путешествиях. Переписываясь уже с несколькими заключенными, я обнаружила, как глубоко и точно они понимают тексты, иногда лучше профессиональных литературных критиков. И очень рады письмам с воли. А я как бываю рада и получить ответ из места заключения, и продолжить уже личную переписку. А больше всего рада – когда переписка прерывается, потому что человек выходит на свободу.

Следующие истории были написаны после нашего путешествия по срединной Австралии – к главной достопримечательности континента скале Улуру и через безлюдную и почти безжизненную пустыню Симпсон. Эта поездка даже у меня, не так мало ездящей по континенту, перевернула представления об аборигенах и об их исчезнувшей цивилизации. Так что элементы просвещения, я надеюсь, здесь присутствуют. Но больше всего мне хотелось поделиться свободой – бесконечной свободой на выжженной солнцем земле, под огромным куполом неба, сияющего лазурью или заполненного звездами.

Разделив это впечатление, насколько в моих силах, с теми, кто находится в заключении, я решила, с благословения Елены Эфрос, поделиться им и со свободным российским читателем.

 

Письмо первое.

Здравствуйте, … !

Простите, что давно не могла собраться написать вам. Моя вина – то погребаю себя под срочными работами, то сижу без дел и впадаю в грусть и тоску. Понимаю, как смешно и мелко смотрится моя тоска из вашего положения. Но недавно я выбралась из дома и проехала с друзьями шесть тысяч километров по австралийской глубинке. Такие места увидела, такую подлинную Австралию, что хочу поделиться ими с вами.

Я давно поняла, что лучшее в Австралии находится вне больших городов. Это в Европе старинные здания, музеи, замки, история, цивилизация… Европейским поселениям в Австралии немногим больше двухсот лет – Первый флот, с которого началась современная история Австралии, высадился здесь в 1788 году. Первые годы поселенцев были тяжелыми. Да и переселялись сюда сначала преступники – вынужденно, а потом самые бедные граждане Великобритании, не привыкшие к роскоши и к высотам культуры и образования. Так что жили они просто, строили просто, питались просто, по британскому кулинарному обыкновению. А потом в Австралии нашли золото. Здесь была золотая лихорадка не менее яркая, чем американская, вот только летописцев для нее не нашлось, и в мировой культуре она прошла незамеченной. Зато на культуру Австралии повлияла – на добытое золото строились города, в городах – библиотеки и университеты, трогательно повторяющие университеты Великобритании: Кембридж и Оксфорд.

В XX и особенно в XXI веке Австралия становится страной эмигрантов. Белый австралийский фермер «майт» остается главным лицом глубинки, но в городах все народы и нации смешаны. Очень интересно смотреть интерактивную карту Австралии, составленную по материалам переписи населения. Можно узнать, например, сколько русских людей живет в Австралии – всего 50 тысяч 308 человек, совсем немного, 0,2 процента общей численности. А много здесь – китайцев, индонезийцев, тайцев, арабов, индусов, итальянцев, греков (особенно в Мельбурне – это второй в мире город по числу греков, после Афин) и других национальностей. Они приезжают учиться, работать, создавать семьи, заниматься бизнесом, путешествовать…

Мы тоже путешествуем. Я же и хотела рассказать о нашей поездке, самой дальней за мои пятнадцать лет в Австралии, но отвлеклась на общие категории. Итак, в Австралии прекрасное находится за городской чертой, а особенно прекрасное – куда и на самолете не прилетишь, и на машине просто так не приедешь. Нужна специальная подготовка. Во-первых, нужна машина. Мы лет пять назад купили подержанную ниссан пасфайндер. Мощная машина, пройдет и по ручью, и по камням, и через канаву переправится, и в гору заберется. Уже выезжали на ней из Сиднея, разумеется: путешествовали по «Австралийским Альпам» – Снежным горам за Канберрой, там как раз надо и по каменистой тропинке в гору забираться, и вдоль реки по горному серпантину въезжать. Ездили по проселочным дорогам и по бездорожью. И вокруг Сиднея много посмотрели – недалеко от нас расположены Голубые горы, названные так по дымке от эвкалиптовых деревьев, которая красит воздух в призрачный голубой цвет. Голубые горы устроены как плоскогорья с каньонами. Можно долго гулять между скал, спускаться и подниматься по тропам, а потом выходишь на простор – и перед тобой заросшие эвкалиптами склоны до дальнего горизонта, как шерсть дракона, спящего у твоих ног. Водопад с соседней скалы разбивается где-то в пропасти, а над ним поднимается радуга. И это все рядом, можно сказать, в Сиднейской области, на расстоянии в поездку на полдня в выходной.

bonch-pismo1-karta.jpg

А теперь мы собрались надолго и далеко – в самый центр Австралии, пустыню Симпсон. Тут одной машины было бы мало, нужны хотя бы два полноприводных автомобиля, нужны друзья, на которых можно положиться в случае чего. Мы отправились всемером, с друзьями, опытными водителями и механиками, на трех машинах.

После того, как мы решили наконец поехать в пустыню, мы долго составляли маршрут, планировали и выбирали, как нам добраться до главной достопримечательности Австралии – скалы Улуру, посмотреть интересные места по дороге, а потом проехать насквозь пустыню Симпсон и вернуться домой – и все за две недели отпуска. По расчету получалось после выезда из Сиднея ехать три дня примерно по восемьсот километров в день, особенно нигде не задерживаясь (хотя интересные места там были, и мы на них все же поглядели). День мы положили на знаменитую гору Улуру, которая находится посреди австралийского континента и на которой почти никто из нас еще не был. День – отдохнуть и собраться с силами у горячих источников на границе пустыни. И четыре дня – на пересечение пятисот километров пустыни, на своем горючем, со своими палатками, со своей едой и водой, в надежде не поломаться и проехать все песчаные дюны, не быть загрызенными комарами, мухами, пауками, крысами, собаками динго и прочей австралийской фауной, но наоборот, увидеть птиц, диких осликов и верблюдов и множество сумчатых. А потом вернуться домой, еще две-три тысячи километров, в зависимости от траектории. В общем, маршрут как на картинке, почти ровно шесть тысяч километров, из них 500 км – по пустыне. И мы по нему проехали! Мы отправились в путь утром 8 июля. Все мы живем в разных районах Сиднея, потому было решено встретиться вместе уже вечером, за 700 км и 7 часов пути, на месте первого ночлега – в городке Хей. На австралийских трассах действует ограничение скорости 110 км/час, на шоссе – 100 км/час. К вечеру, меняясь за рулем и делая небольшие передышки, чтобы заправить машину и поесть самим, мы нормально доедем до места ночлега, где по интернету уже забронированы номера в мотеле.

А первая остановка, как и первая встреча с друзьями на одной из машин назначена посередине дороги – в 340 км и трех часах езды от дома, в месте под названием «Собака на сундучке» возле городка Гундагай. Формально это просто заправка и несколько придорожных кафе, а также фруктовый ларек – в округе выращивают сочные яблоки, и тут же продают их проезжающим мимо. Поскольку стоять около лотка фермерам некогда, они оставляют пакеты со взвешенными яблоками на столе и кладут рядом копилку, чтобы те, кому они понравятся, взяли пакет и опустили три или шесть долларов в коробку. Мы тоже взяли пакет и разыскали шесть долларов без сдачи, чтобы дать в оплату.

bonch-pismo1-sobaka.jpg

Но место «Собака на сундучке» – еще и история, история собаки, которая ждала своего хозяина. Она родилась в 1850х годах, когда неизвестный поэт написал балладу «Пастух Билл» о людях, которые первыми из белых колонистов обживали эту землю, разводили здесь скот – коров и быков, и об их собаках, которые каждый день дожидались возвращения хозяина, сидя на ящичке с его обедом. Само четырехполосное в каждую сторону шоссе, по которому мы ехали, проходит на месте троп тех перегонщиков быков, осваивавших континент более полутора сотни лет назад. Образ «собаки на сундучке» стал нарицательным, верное животное воспевали многие австралийские поэты и музыканты, а перекресток стал знаменитым. В 1920х годах жители Гундагая решили увековечить эту историю, поставив памятник первопроходцу – и изобразить на памятнике не человека, а ожидающую его собаку! В ноябре 1932 года памятник был установлен. На нем собака сидит на ящике, в котором сложен обед пастуха, и вглядывается вдаль.

Теперь в городке проводится большой фестиваль, посвященный Дню рождения «Собаки на сундучке». А в остальное время – здесь придорожная станция, заправка, яблоки, место встречи. И мы встретили наших друзей, быстро заправились и перекусили и понеслись дальше.

Вскоре после города Гундагай мы свернули с трассы Хьюм на запад и поехали по меньшей дороги в сторону Аделаиды. Впрочем, по такой же заасфальтированной и с тем же ограничением скорости в 110 км/час, так что до вечера мы преодолели оставшиеся на сегодня четыреста километров, сделав еще только одну маленькую остановку на закате, в городке Наррандера. Это один из тех маленьких городков, которые я так люблю в Австралии – похожие друг на друга и каждый с собственным лицом. В Наррандере живет всего три с половиной тысячи человек, и это еще много, по сравнению с другими городками, которые мы будем проезжать! Городок образовался в начале 1860х годов, а раньше здесь жили аборигены, почти совершенно уничтоженные британскими колонизаторами. От аборигенов город взял название реки, на которой он стоит: Мурамбиджи, «Большая вода». Весь район вокруг называется Риверина – речной. На запад от Наррандеры река и водохранилище питают поля риса, картофеля, винограда и хлопка, а к востоку и северу лежит сухие земли, где выращивают зерно, а также держат овец и коров. Мы провели в Наррандере совсем немного времени, но успели прогуляться до мемориала военным летчикам. Во время войны здесь было начальное летное училище Королевских летных сил Австралии. Австралийские парни, записавшиеся в армию, тренировались на простом самолете DH82 «Тигровый мотылек», который теперь выставлен в музее, а потом отправлялись на тихоокеанские битвы или же в Англию, где продолжали обучение на более современных самолетах, прежде чем участвовать в боевых вылетах против Германии.

Маленький городок гордится своей историей и чтит память жителей, погибших на войнах. В парке Наррандеры можно увидеть четыре памятника в ряд, посвященные погибшим солдатам: первый, как часто в Австралии – добровольцам, отправившимся на войну в Южной Африке в 1899-1902 годах; затем керамический фонтан в честь солдат, также добровольцами отправившихся на Первую мировую войну; затем обелиск в честь погибших во Вторую мировую войну и камень с памятной доской в честь погибших в военных операциях в 60-90х, в Корее и других странах.

Но совсем не только памятью о войнах живет город. Здесь есть открытый бассейн, гольф-клуб, зоопарк-аквариум, неподалеку – лес, где можно встретить диких коал, также в городке есть местный исторический музей и музей кукол, собранных энтузиастом – две с половиной тысяч кукол в коллекции! Из истории культуры, оставившей следы в Наррандере – здесь жил поэт и священник Джон О'Брайен. Он двадцать семь лет служил в здешнем католическом приходе и писал стихотворения, известные сегодня по всей Австралии. Жители Наррандеры гордятся старинными, по австралийским меркам, зданиями – аж девятнадцатого века, и толстенным, тоже полуторасотлетнего возраста, фиговым деревом в городском парке. А что современная Наррандера – веселый город, видно по гигантской гитаре, выставленной в информационном центре. Говорят, это действующий музыкальный инструмент – на ней можно сыграть! Но мы не решились трогать огромные струны, и мимо детской игровой площадки, где с два десятка детей вместе со взрослыми скакали на надувном батуте, мимо открытой прямо на улице выставки работ начинающих художников под руководством известных аборигенских авторов, на закате, сопровождаемый криками попугаев и огромной радугой поверх облаков, мы выехали из Наррандеры и направились дальше на запад, в городок Хей.

bonch-pismo1-zakat.jpgСолнце в наших широтах садится очень быстро, и час мы ехали в темноте. Но какой был закат! Мне бы хотелось, чтобы вы представили этот закат. Его не передаст ни одна фотография, не опишут никакие слова. Как рассказать о прозрачном свете, о радугах, стоящих обеими ногами на полях, о двойных радугах, мигающих, скрывающихся и проявляющихся снова, и об облаках наверху, пробитых насквозь копьями закатного огня, разбегающихся от последних солнечных лучей, и вот – чистое холодное небо, такое высокое, какого в городе не бывает, такое чистое, как будто новое, только что возникшее над этой равниной. Небо тихо сереет, темнеет, чернеет, и над дорогой поднимается огромный оранжевый шар луны.

В Хее мы наконец встретились со всей нашей компанией в двух других машинах, каждая из которых ехала в своем темпе. Мы и дальше продолжим ехать днем каждый, как ему нравится, и встречаться в выбранных на ночлег местах. Такой способ передвижения позволяет проводить время с максимальной эффективностью, никто никого не ждет, никто никого не гонит, каждый получает собственное удовольствие. В первую ночь мы переночевали в двух комнатах мотеля, со всеми удобствами, с плитой и холодильником. Дорога была длинная, так что мы быстро приготовили ужин и легли спать. А утром снова поехали, останавливаясь ненадолго в местах, которые привлекали наше внимание. Я, например, не могла не зайти в музей, расположенный в товарном вагоне около железнодорожной станции городка Хей. Я уже была в этом музее несколько лет назад, натолкнувшись случайно во время одной из прошлых поездок по Австралии, и была поражена, открыв эту не слишком известную страницу австралийской истории. С тех пор я разузнала, сколько могла, о лагере для «нежелательных иностранцев», который был устроен здесь во время Второй мировой войны. Я написала об этом в истории о «Парнях с Даниры», которой уже с вами делилась. А сейчас мне нужно было снова посмотреть на эти фотографии, на рисунки пленных, увидеть, как они жили здесь, внезапно перевезенные из Англии, как сохраняли человеческий образ, выпуская газету, сочиняя стихи, делая сувениры. Им было непросто здесь, на жаре и под пыльными бурями, но они выстояли и через несколько лет стали, как говорят, «самым значительным культурным вливанием в Австралию» – те из них, кто решил остаться на этой земле, а не возвращаться в Европу воевать с фашизмом.

А пока я заканчиваю письмо и надеюсь, вам понравился короткий рассказ о первом дне путешествия.

С уважением,

Татьяна

Привязка к тегам Письма из Австралии

Комментарии

Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 2
Дорогой … ! Я продолжаю рассказ о путешествии по Австралии. Надеюсь, вам интересно читать про нашу жизнь. В прошлом письме я остановилась на ночевке в городке Хей, где во время Второй мировой в...