Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Революция — евангелие от обывателя

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 519
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

— Ты не барабаны продал. Ты всех нас продал.

Именно на этой фразе оборвалось существование музыкального коллектива «Варшава» исполняющего пост-авангардную тему, музыкальные фрагменты которой включали в себя даже запахи. Группа была создана тремя друзьями, среди которых был и я. Инициировал проект я. Тексты конструировал и исполнял тоже я. Но, не добившись даже маргинального успеха, мои подельники, глядя на меня заскучали. Так все участники проекта стали самостоятельными творческими единицами. Барабанщик на вырученные от установки деньги купил лаковые туфли и ушёл, стуча каблуками, в журналистику. Гитарист увлёкся программированием. Я до сих пор — искатель, т.е. непонятно кто.

Но в то время я считал себя неформалом, свободной творческой личностью. Я даже гордился своей непохожестью на остальных людей, пока не понял, насколько форматизирована моя жизнь.

По сути, неформал это человек в форме. От униформы, внешнего соответствия той или иной группе, до контролируемого образа мыслей —идеологии. Очень простая идеология —мир должен быть таким как хочу я, вернее мы, так как в идеологии собственное «я» теряется.

 

     Я+Мы, Я=Мы. Ямы, ямы, ямы...

 

     Я — Бог. Я бы...

     …

     …

     …

 

    Ямы

    Пустых глазниц,

    И бок гнилой сосет собака.

 

Идея противостояния большинству, которое объявляется серым, оборачивается дисциплиной. Враги и друзья определяются музыкальными и стилистическими предпочтениями. Свой-чужой узнаётся по внешним признакам. Внешний вид бунтаря важнейшая веха в его сознании. — Ты посмотри на себя, как ты одет! — Окрик, ласкающий дух неформала.

Мода революции – отдельная тема. Мода вообще отдельная тема. Модой занимаются дизайнеры и социологи совместно. Что можно заставить на себя одеть человека? Всё что угодно. Хоть кастрюлю с лапшой на голову. Нужно только это объявить модным, революционным. Система.

Неподчинение одной системе оборачивается добровольным подчинением другой. И вот эта диктатура когда-то была объявлена революцией.

Бунты 60-х —убогое восстание клоунов в декорациях обанкротившегося уличного балагана. Дефиле на помойке. Стоп, это интересная форма протеста. На это стоит посмотреть.

Посмотрели. Теперь улыбнитесь. Поколение 60-х обрела полноту власти. Привычный старческий маразм политиканов наложился на галлюциногенные воззрения эпохи воинствующих пацифистов, которые некогда решили осчастливить мир еб...й, кислотой и ромашками. Кто за ними:

Троцкий. — Перманентная революция.

Ленон. — Революция №9.

Мао. — Культурная революция.

Революция как культура или культурная революция. МАО. Слово «мао» мне всегда представлялось упитанным котом, которого чешет за ухом великий диктатор.

Мао — кис, кис, кис…

Стоим под забором. Друг приехал из Пекина. Тот самый, который был гитаристом, который сейчас сочиняет банкирам программы защиты. Я, перед его поездкой в Китай попросил привести цитатник Мао, только тот самый, 63-го года, в красной обложке — сувенир. Вместо цитатника он привёз бутылку какой-то дряни. Стоим где и стояли. На заборе написано «Х...й». Вернее так — чёрная «Х» перечёркивает руну батальона «Азов». К ней красной краской приписаны буквы «У» и «Й». Рядом с этой графикой надпись «Антифа», той же красной краской. Под забором кот. Мао — кис, кис, кис… Кот, взглядом оценив нас, уходит по своим делам. Недопитая бутылка летит ему в след и разбивается о граффити. Далее.

Революция как арт-пространство. Неподконтрольный выход психопатов на сцену. Сцена — центр современной революции. Она под объективом мира. На сцене меняют друг друга фанатики, мошенники и придурки. Между их речами выступают вокально-инструментальные коллективы. Под сценой революционная масса — обиженные, восторженные, интеллигенция, провокаторы, любопытные психопаты и просто хорошие люди. Они не слышат тех, кто на сцене. Они слушают друг друга. Именно это вдохновляет публику — быть услышанным. Впервые быть услышанным так важно маленькому человеку. Ощутить себя нужным, большим, значимым. Увидеть себя частью чего-то великого.

Чтобы сделать из людей публику, нужен идеал. Идеализируют уже не персону. Идеализирует свободу. Откуда им знать что это? Но, с чужих слов они знают, что свобода есть. Кто-то со сцены обещает свободу. Даёт свободу. Но не учит ей. И поэтому, далее кто сильнее, тот и свободнее. А пока —революция, равенство, братство. Все дышат этим воздухом.

Иллюзия свободы всегда ярче самой свободы. Революция — великая иллюзия. Крикливая химера, для которой лучшей трибуной является эшафот —сегодня для врага, завтра для самого революционера. Но собственная прекрасная смерть не обязательное условие, так как победа революции неизбежна. Почему? Потому что.

Революция — евангелие от обывателя. Всё решить криком и кулаком — великий соблазн для стада. Кто оскользнётся на пролитой крови того затопчут. Кого затопчут, помянут как мучеников. Революция канонизирует смерть во имя своё. Далее война.

 

Чё дальше? — он так и пишет мне — «чё».

Я закуриваю и набираю текст в чате.

В котором предлагаю ему перебросить через плечо

И забить то, что перебросил, на участие во всеобщем параде.

 

Это кажется, что по прямой, а на самом деле круг

За кругом. На общем плане не разберёшь где ты.

— Человек животное стадное – говорит мне знакомый пастух,

Держа кнут под мышкой, и подкуривая от моей сигареты.

 

— Это время такое — и мне возразить нечего.

Кратким «нет» прекращаю беседу. — А на нет и суда нет.

Так что всем приятного дня или вечера.

В конце текста звучат популярные песни военных лет.

 

Восток презирает запад. Запад ненавидит восток. Оба полюса одинаково порочны, так как не смогли уравновесить свою идеологию универсальной доктриной. Доктрина превосходства одной этнической группы над другой максимализируется в группах религиозных. Люди ищут Бога в трупах. Люди находят в трупах его. И покланяются ему. По чьей воле идут эти бездумные человечьи стада осмысленные идеей победы. Стадо за пастухом или пастух за стадом? Непонятно. Так как ищут они победы не над собой, но победы над ближним.

Так появилась формула управления большинством. Всё просто. Нужно выделить из большинства меньшинство, неважно какое – религиозное, этническое сексуальное или национальное, и максимально жёстко защищать этих обиженных от большинства. Провокация взаимной агрессии упрощается до элементарной математики. В этой ситуации осталось только выступить миротворцем, и они у твоих ног. У твоих ног — метафора, избитая носками сапог.

 

Гарик Малёваный, 32 года — персонаж этого стихотворения.

Что ещё о нём? — Работает в студии модным дизайнером.

Да, в нашей палате он считается безусловным лидером мнения.

Я лежу рядом с ним и считаюсь того же мнения аутсайдером.

 

Стоит, конечно, еще пару слов сказать о больнице —

Месте, в которое свозят человеческий лом.

В общем, это «желтый дом», как говорится.

Для тех, кто не понял, проще скажу — это дурдом.

 

Далее, Гарик и я считаем себя литераторами.

Поэтому головы наши загружены мировыми заботами.

Время проводим мы за игрой в шахматы и дебатами.

И каждый из нас считает другого на голову е....ым.

 

Доктрина Гарика банальна до неприличия.

Даже озвучивать ее неудобно перед вами.

В общем, всё просто: «креативные» единицы из среды ярких личностей

Способны манипулировать стоящими за ними нулями

 

Конечно, я не претендую на понимание здешних зрителей.

Тем более с ограниченным объёмом в их башке «серого вещества».

Но полагаю, чтобы управлять большинством, меньшинство нужно выделить

И защищать это самое меньшинство от того самого большинства.

 

Включившись в привычную тему, мы с Гариком двигаем пешки

На королей и прочих величеств, высочеств.

У Гарика, как всегда, полноценная группа поддержки.

Я свою конспирологию отстаиваю, как всегда, в одиночестве.

 

Гарику верят, над его социологическими чертежами

Мутно, подолгу глаголют, себя выпячивая всерьез.

Так как дом наш переполнен исключительно яркими типажами,

Даже если у этих типажей устойчивый депрессивный психоз.

 

Гарик смеётся — оставь для них шанс выкарабкаться из нулей.

Зачем им знать, что они пауки под капроновой крышкой.

Я бормочу в ответ: — «Матушка! о своем больном дитятке пожалей!..

А знаете ли, что у алжирского дея под самым носом шишка?».

 

Вслед за революционером появляется контрреволюционер. И от того и от другого отпочковываются десятки, сотни малоумных ублюдков знающих как жить дальше. Их борьба за существование поворачивает революцию к эволюции. Выживет приспособившийся. Так было всегда. Цветы и плюшевые медвежата на могилы погибших.

Втроём сидим в потухшем кабаке. Хмурое утро и пьяные разговоры. Вспоминаем о проданных барабанах. Смеёмся. Смотрим в окно, как люди собираются на митинг, разворачивая знамёна и лозунги. Разгорается новый день.

_______________

На снимке Сорбона 1968 г.

Привязка к тегам рассказ стихи

Комментарии

Александр Моцар

Курс прежний, независимо

От твоего желания поменять Вест на Ост

Но если пустота фиксируется письменно,

То это – мой верхний пост.

по моей воле

По моей воле коробка комнаты становится круглой.

Нет, еще не свободен, к чему-то привязан.

Взгляд упирается в угол

Лбом, как ребёнок наказанный.

Сергей Жадан: "Собиратели конопли"
А когда они окончательно разошлись, от неё стали приходить странные письма; смотри, писала она, это – собиратели конопли, это они возвращаются в города и приносят на плечах горячие растения, захо...
***

Человек встает по приказу будильника

Умывается, чистит зубы, торопливо ходит по квартире

Открывает дверь холодильника

Закрывает дверь автомобиля

***

Пробуждение – отрицательная величина

Из пустоты попадаешь в реальность скоростной трассы

«Сразу же сужение ума»

Как писал на стенах Харькова безумный Митасов.

Сергей Жадан: "После того как половодье спало..."
Проходит весна! Плачут птицы, и у рыб На глазах – слёзы                   Мацуо Басё   После того как половодье спало сквозь ледяные плоскости...
Сергей Жадан: "История начинается..."
история начинается                               ...
Циклы Сергея Четверговцева
Трапеза Жук ел траву, жука клевала птица... Н.А. Заболоцкий Траву - не есть! В ней только утонуть, как тонут звёзды в лужах на дороге... Как тонет вековечный (?) Млечный путь, так осенью протягива...
Сергей Жадан: "Тяжёлым каменным углем в лесных корнях..."

Тяжёлым каменным углем в лесных корнях,

железными лезвиями сквозь песок и уголь

монтируется – звено к звену,

срастаясь сердцевинами,

обжигается горячая сердцевина года.

Сергей Жадан: "Гамбургские шлюхи"

Несколько лет спустя,
даже несколько лет спустя,
позабыв все рисунки и знаки, которые казались
важными, ты помнишь эти догадки,
возникавшие тогда так неожиданно и близко,
как музыка по радио –