Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

«Ромео и Джульетта» в православном исполнении

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 526
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

От сборника «Тихие яблони» Сергея Дурылина, опубликованного московским Издательским домом «Никея» в 2016 году с подзаголовком «Забытая русская проза», я многого не ожидала. Мельком пролистав книгу, включающую в себя повесть «Сударь кот» и четыре рассказа, подумала, что имею дело со стереотипной, в меру скучной прозой на тему «Россия, которую мы потеряли». Поэтому начала читать ее без особого интереса, исключительно ради того чтобы составить наконец представление о творчестве писателя Сергея Николаевича Дурылина (1886-1954), являвшегося также священником, литературоведом, историком театра и педагогом.

 Но чтение неожиданно увлекло. И не только превосходным языком и удивительным мастерством рассказчика. Ничего подобного – интонационно и содержательно – я в русской прозе не читала, хотя в произведениях автора, безусловно, присутствуют определённые созвучия с творчеством И. Шмелева или А. Чехова.

Подлинный шедевр писателя – лирическая повесть «Сударь кот», сюжетной основой которой является хроника семьи купцов Подшиваловых. Автор далек от критического взора Александра Островского или мягкой иронии Бориса Кустодиева; повесть пронизана любовным, бережным отношением к сословию, бывшему наряду с крестьянством хранителем православной веры и исконных народных порядков.

История трагической и светлой любви купеческой дочери Ариши Подшиваловой, впоследствии монахини Иринеи, и приёмыша-сироты Пети, будущего приказчика Петра Ильича Удальцова, разворачивается на фоне картинок семейного и монастырского быта, интереснейших подробностей купеческой жизни и традиций, торговли шелком и парчой, возведенной в ранг искусства, увлекательных православных сказаний, искусных портретов купцов, приказчиков, монахинь.

Прокопий Подшивалов основателен во всём: обстоятельно, с толком и знанием дела подходит к построению шелковой мануфактуры, к созданию семьи, к знакомству с порядками местного монастыря. Вдумчиво и приглядчиво выбирает жениха для любимой дочери – а ведь это целая наука, позабытая и утраченная в нынешнюю эпоху.

Любовные сцены в повести пронзительны и окутаны светлой печалью. Невозможно остаться равнодушным, читая живописание благоуханного детства героев, трогательную историю их детской дружбы, взросления, расцвета невинной любви. Сцены, где тихий нежный Петя учит отважную Аришу чтению втайне от сурового отца или спасает её от пчелиного роя.

Мало-мальски искушенный читатель без труда может припомнить десятки самых разных литературных историй любви, но даже в этом море разнообразия повесть Сергея Дурылина стоит особняком.

Всё дело в том, что главными героями повести являются не обычные грешные люди, привычно идущие на поводу своих страстей, а праведники, люди святой жизни. А как могут любить святые, которым не суждено быть вместе? Ответ на этот вопрос можно найти в «Прологе», древнерусском житийном сборнике, ведущем происхождение от византийских месяцесловов. Но повесть Сергея Дурылина не каноничное житие со строгими нормами и правилами изложения, а житие художественное, замечательный опыт повествования о жизни людей, обретающих подлинную святость, об их ошибках и искушениях, тернистом пути их подвига.

И если поначалу Петя и Ариша, эти православные Ромео и Джульетта, желают соединить свои судьбы, сталкиваясь с яростным и деятельным сопротивлением отца невесты, то далее сюжет приводит читателя к событиям поразительным. Желание героини уневеститься Христу оказывается сильнее и выше любви к Пете, который Арише «дороже всего на свете»1. Решение далось нелегко: «за всю ее жизнь ей не было тяжелее и страшнее»2. Но любовь героев не перестает, она длится до конца их жизней.

«Сударь кот» является литературным опытом воплощения идеи Святой Руси. Думаю, неслучайно Сергей Дурылин посвятил повесть художнику Михаилу Васильевичу Нестерову, автору небезызвестной картины «Святая Русь». В пространстве повести действуют исключительно положительные герои; отрицательные упоминаются вскользь и остаются за «кадром», как, например, воры, не успевшие взломать сейф.

Здесь даже второстепенные персонажи если не праведники, то как минимум, кающиеся грешники: и купец Малков, боящийся умереть без покаяния, и помощник Подшивалова Петрович, отвечающий хозяину «подумавши и посмотревши», и маляр-балагур с медной серьгой в ухе, зашибивший кота, и офицер «Васька», прятавшийся на чердаке у матушки Иринеи, и келейница Параскевушка, и афонский монах Анфим, родной брат Прокопия Подшивалова, и знаток парчи приказчик Анисим Прохорович, и страстный любитель соловьев трактирщик Аггей Никитич, и даже умный, чинный кот Васька.

Герои щедро жертвуют деньги на богоугодные дела, посещают богослужения, боятся греха и страстно любят родную землю. И – удивительное дело! – у читателя это не вызывает ни отторжения, ни недоумения. Нет ощущения фальши, надуманности или натужной идеализации. Вот такой чудесный и одновременно реальный мир Святой Руси, в поте лица добывающий хлеб насущный, знающий, что «на земле и было, и будет страшно» и «страшного не минуешь», но помнящий, что и «ангелы есть»3.

К сожалению, творчество писателя Сергея Дурылина, подлинного классика русской литературы, до сих пор неизвестно широкому читателю. Остаётся надеяться, что широкое общественное признание писателя есть лишь вопрос времени.

 

1. Дурылин С. Тихие яблони. - Москва: Издательский дом «Никея», 2016 – 300 с. С. 102.

2. Там же. С. 131.

3. Там же. С. 94-95.

 

Комментарии

Русское православие в китайском мире
Книга «Возрождение святыни: Успенский храм на территории российского посольства в Пекине» авторов Б.Н. Горбачева и Т.Б. Манаковой, опубликованная в московском издательстве «Восточная литература» ...
«Я покидаю город, как Тезей…»
Роман «Автохтоны» Марии Галиной – из тех книг, которые прочитываются за раз. Будешь сидеть до утра, но не закончив чтение, книгу не отложишь. А потом перечитываешь – с удовольствием, смакуя запомнивши...
Любовь к технологии и технологии любви
О книге Лёвшина «Петруша и комар» (изд-во «Уроки русского», 2015) Издательство «Уроки русского» собрало и выпустило сборник прозы, написанной на протяжении тридцати лет – заглавный рассказ, «Петруша ...
Стивен Кинг «Диссергейт»
«Диссергейт» – относительно новый (2014 года), прошедший почти незамеченным на родине и запрещенный в России, роман патриарха ужасов. Существует, к сожалению, только в сети в не очень убедительном люб...
Любовь и русификация
Мастерски написанный роман «Зулейха открывает глаза» Гузели Яхиной о татарской женщине Зулейхе Валиевой я читала с огромным интересом. «Всем раскулаченным и переселенным посвящается», – сказано в анн...
Отдам даром
Объявление-рецензия  (ВНИМАНИЕ: содержит спойлеры!)Друзья, возможно, вы уже слышали о нашумевшей и хорошо разрекламированной книге Ханьи Янагихары "Маленькая жизнь" и даже хотите ее приобрести. Т...
Тени прошлого: к осмыслению девяностых
«Менатеп» в Колпачном переулке и «Орфики» Александра Иличевского Минувшим летом я побывала на органном концерте, приуроченном к 500-летию Реформации, в московском евангелическо-лютеранском кафедральн...
Гёте и Байетт
Немецкие отблески в романе Possession А.-С. Байетт Гениальный любовный роман А.-С. Байетт Possession (1990) (в убогом русском переводе назван “Обладать”; далее цитируется по стереотипному изданию Ran...