Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Археологические байки

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 4453
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Скоро лето. У археологов наступает новый полевой сезон. В середине восьмидесятых годов (страшно сказать!) прошлого века я была студенткой исторического факультета Уральского государственного университета им. А.М.Горького (УрГУ). Каждое лето после сессии с истфака УрГУ в разные концы Советского Союза отправлялись отряды в археологические экспедиции. Вообще, основных экспедиций было три - Уральская, Крымская и Новгородская.

Однажды в Уральской экспедиции была такая история. Копали захоронения каких-то древних племен. Находок, впрочем, было немало. И многие - из серебра. Ничего особенного, конечно. Фрагменты ожерелий, цепочек, сережки и всякая другая мелочевка. Но в один прекрасный день под лопатой какой-то студентки обнаружилось нечто не мелкое, позеленевшее от времени и с металлическим звоном. Она вывернула находку из земли и еще несколько раз для верности ударила по ней лопатой, прислушиваясь к звукам. Потом позвала начальника экспедиции, который вообще-то был преподавателем родного универа, но в силу своей молодости и полевых условий существования звался просто по имени:

- Саша! Посмотри тут хренотень какая-то зеленая...

Хренотень при ближайшем рассмотрении оказалась серебряным подносом, аналогов которому было во всем мире то ли два, то ли три. Его, кажется, даже забрали потом в Эрмитаж.

Была еще попытка создания Псковской экспедиции. Однажды человек с десяток отправились на раскопки в Псков, но это не прижилось, и Псковская экспедиция так и осталась случайным эпизодом.

В Пскове копали городской посад Х века. Раскоп был в самом центре города, непосредственно за зданием главного ВУЗа - Псковского педагогического института. Кроме школьников и студентов Пскова, там были еще добровольцы из Москвы и Иванова. Раскоп представлял собой здоровенный котлован метров десять в глубину, поделенный на крохотные квадратики. На каждом квадратике сидела пара мучеников науки. Один лопатой поддевал пласт земли и сваливал его в носилки, а второй сидел в это время на опрокинутом ведре перед ними и совочком перебирал свежевыпавшую землю, пристально в нее вглядываясь, дабы не пропустить очередное научное открытие. Когда носилки заполнялись, мученики бросали свои лопаты и совочки, брали носилки и тащили их наверх по деревянным мосткам, ибо в раскопе землю сваливать было некуда, а транспортер, как у нас водится, не работал. Все это при почти тридцатиградусной жаре и обязательных резиновых сапогах.

Несколько квадратиков объединялись в так называемый участок. Над каждым участком был поставлен собственный начальник участка. Вообще-то, он пахал землю, как простой смертный, но когда обнаруживалась какая-нибудь находка, он обязан был нивелиром замерить ее координаты и занести их куда-то там. Поскольку копали уже Х век, то находками земля Псковская особо не баловала. Чаще всего находили пряслица, иногда бусинки, а однажды зоркая девушка увидела в толще глинозема рыбью чешуйку, за что ее очень хвалило археологическое начальство. Самой распространенной находкой были кальцинированные (то бишь, обожженные в огне пожарищ) косточки. Редкая из них достигала в размерах десяти миллиметров, обычно это выглядело как белая точка на черной земле, но располагались они, как правило, россыпью. Когда под лопатой появлялась хотя бы одна такая косточка, лопату тут же задвигали в сторону и дальше осторожно снимали землю ножом и расчищали кисточками. Необходимо было удалить слой земли, но так, чтобы все косточки обнажились и остались на своих местах. Иногда такая россыпь простиралась чуть не на полметра, и после окончательной расчистки ее надо было, кроме измерения нивелиром, еще и наносить на кальку. С калькой маялся обычно начальник участка, но и кисточкой махать, то еще было удовольствие.

Начальником участка, на котором работали посланцы Урала, был студент из Иванова по имени Сережа. Они уезжали на два дня раньше, чем уральские девчонки, и участок решили оставить на это время без начальника. Был последний день работы ивановских археологов. И даже последний час. Как назло у напарницы той зоркой девушки, которая усмотрела рыбью чешуйку в глубине веков, полезли под лопатой кальцинированные кости. Она немножко почистила их кисточкой и обнаружила, что они ширятся и ширятся во все стороны света. Делать нечего.

- Сережа! Тут вот косточки кальцинированные...

- Много?

- Да я еще до конца не расчистила, но, похоже, не так мало.

- Ну что ж... Хорошо, что нашла... Только ты ведь сама знаешь, я последний час работаю. Так что на кальку переносить их будешь сама.

Такая перспектива девушке улыбалась мало. Она посмотрела на начальника участка и сказала:

- Сережа, я ничего не находила.

Два взмаха лопатой и косточки исчезли в отвале. Надо думать, археологическая наука от этого сильно не пострадала.

 

Дело было в Крымской экспедиции. Раскоп находился в нескольких километрах от какого-то поселка. Жили в строительных вагончиках. Знойная жара и тяжелый физический труд совместными усилиями приводили к предсказуемому эффекту - дико хотелось сладкого. Причем всего и сразу: конфет, мороженого, пирожных и тортов. Особым наваждением были торты. Даже если учесть, что это были те еще советские торты - с толстой броней масляного (других не было) крема верхним слоем и жирными, опять-таки масляными, розами в качестве декора. 

Однажды все (отряд был небольшой, человек пятнадцать) скинулись и послали гонцов за тортом. Пешком, по жаре парни принесли на руках это долгожданное чудо. Все набились в один вагончик, и поскольку сидячих мест катастрофически не хватало, решили разместиться на полу, поставив торт в центре и рассевшись вокруг него в позах Будды. Ждали одну девушку, которая задержалась в сооруженном наскоро импровизированном душе. Был уже вечер, стемнело по-южному быстро, и в тот момент, когда опаздавшая открыла дверь вагончика, внезапно отключили свет. Его вообще-то часто отключали, особенно ближе к ночи. Наступила абсолютная темнота. Вся толпа начала орать задержавшейся девушке про торт на полу и сугубую осторожность при передвижении. Она стала тихонько куда-то перемещаться, все затаили дыхание. Через несколько секунд раздался ее отчаянный вопль:

- О-о-ой!!!

Народ понял, что произошло нечто непоправимое. Она таки вступила в этот злополучный торт. Следующая фраза виновницы всеобщего жестокого разочарования звучала так:

- Ребята, у меня ноги чистые!... Я только что из душа!...

 

Привязка к тегам археология истфак УрГУ

Комментарии

Татьянин день имени Высоцкого
Почему-то всегда получалось так, что именно 25 января мы сдавали последний экзамен зимней сессии. Вечером в общежитии непременно устраивался «симпозиум». Сейчас это слово обозначает научный форум, но ...
Медицинская военная кафедра
В продолжение темы, поднятой В. Губайловским и И. Роднянской. Девочкам, которые в Советском Союзе учились в технических ВУЗах, с военной кафедрой очень повезло. Учитывая, что их на всю учебную гр...
С гуманитарным приветом!.. (или Альма-матер, как Публичный дом)
Буквально по аналогии с аржаковским - Говорит Москва - читаю сегодня, в сообщениях инициативной группы РГГУ - вот такой плакатик (хорошо, не анонс): 21 мая 2015, к заутрене. "Будущее России"...
Путь белой коровы
Представьте, что неведомые силы принесли вас в волшебную страну в дом на берегу озера, окруженного лесами и полями, изумрудными даже в снежной оправе. Пусть в роли неведомых сил выступают самолеты и а...