Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


табула раса

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 942
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

табула раса. о то ли бывшем, то ли не бывшем плакате, (якобы?) развернутом с башни Кремля, в который (затем?) был вфотошоплен феминистский лозунг

я захвачена этим сюжетом, этим плакатом, и открываемым им безднам интерпретации. его вфотошопленное содержание парадоксальным образом оказывается не столь важным.

это своего рода бесконечное повторение акции по раздаче чистых листов бумаги в виде листовок.

я наблюдаю то, что можно назвать "требованием аутентичности документа" огромной силы, который заявляется раз за разом в Российском обществе. я заметила эту тенденцию во всем ее блеске на процессе "Пусси райот" -- у нас часто требуют от героини истинного героизма. на днях вот только критиковали Костюченко за то, что она взяла ипотеку -- борец, ты неправильно борешься, ты хочешь жить, а не хочешь вот сейчас погибнуть за свои идеалы.

это, кстати, требование весьма гендеризированное. есть некое удовольствие предъявить его именно человеку женского пола -- поскольку в "неопределенно-европейской" культуре существует нечто, что культуролог назвала "наказывающий восторг": женщина на сцене (литературной, театральной, эстрадной) должна отнюдь не быть, ее предикамент -- страдать и умирать, красиво, элегантно и пластично. так она рождает в наших душах сопереживание, так она обрушивает нас в катарсис. мы ждем от нее (главным образом любовного) страдания и трагической гибели, а если их не получаем, то обмануты в ожиданиях.

и в более широком контексте, я бы назвала это "непримиримое ожидание", считается, что борец должен быть аутентичным борцом, -- говоря метафорически, непременно спать на снегу без одежд, прикрываясь лишь волосяным покровом по примеру некоторых христианских святых и подвижников.

я бы сказала, что это требование - "требование настоящей революционности". что характерно, оно зачастую озвучивается как раз не более радикальными кругами нонконформистов всех мастей, а с позиций буржуазного, обывательского комфорта повседневности. это любопытный парадокс, что общество спектакля требует настоящего зрелища, а не довольствуется туфтой, фейком и подделкой. зритель требует, чтобы героиня рискнула жизнью и умерла в муках под забором, в противном случае она не только не представляет возможности искренне ужаснуться, но и лишает меня, зрителя, этой возможности -- по сути, отказывает мне в возможности виктимизировать себя, выкрадывает себя из сюжета как жертву из перфоманса, на который я, из комфорта собственной безопасности, имею право.

между тем, пустой/отсутствующий плакат -- это, в контексте что современных медиа, что в дадаистских и сюрреалистических практиках, нечто поистине заслуживающее внимания.

ибо в каком-то смысле всё, что может быть написано в плакате непустом, будет побеждено жестом плаката пустого.

в него можно вписать, что угодно -- в этом огромные пространства для утилизации пустоты плаката, и в этом же его многообещающая опасность. я бы прочитала пустой/отсутствующий плакат как символ молчания, знак отсутствия -- отсутствующий знак, как аллегорию модернизма, прогресса, времени и безвременья. молчание не может быть прочитано. в нем можно вычитать что угодно: отчаяние, страх за себя, за свою семью, надежду, цинизм, издевку, подрыв, подрыв изнутри, эскапизм, избегание, и так далее -- но ни одно из этих чтений не может быть поддержано изнутри молчания, потому что молчание все это вместе и еще множество других вещей, но также и ничто, полное ничто, совершенно ничего. несуществующий плакат -- это невозможность высказывания, но также и возможность любого высказывания, для которого он "держит место".

появление высказывания в звенящей пустоте -- это акт списывания контекста со счета, но также и принятие во внимание такого контекста, в котором любое высказывание оказывается оружием, направленным прежде всего против высказывающегося. а отсутствие высказывания неожиданно оборачивается инструментом, делающим возможными серию высказываний, относящихся к теме и не относящихся.

пустой/прифотошопленный плакат становится предметом разговора. отсутствующее высказывание -- первым высказыванием в ряду высказываний присутствующих.

также здесь можно подумать о событии, разворачивающемся постольку, поскольку его представляет визуальный документ -- картинка, фотография, фотошоп. протест против симулятивных контекстов здесь осуществлен методами равно симулятивными: означающее есть, а означаемого нет.

отсутствие означаемого -- конфликт для модернистского сознания, всегда ищущего смысл и всегда озабоченного вопросом "что на самом деле хотел сказать автор?"

в мире, где автора нет, где он растворился в дискурсе, где дискурс владеет акторами в гораздо большей мере, нежели акторы могут помыслить владение дискурсом, поиск смысла -- это работа по производству смысла, а не по потреблению смысла.

если есть некий плакат, с которым я всецело готова солидаризироваться, плакат с "неопределенно-феминистским посылом", плакат с жалким посылом -- "женщина же тоже человек", плакат, который вбирает в себя всю философию постгендерного мира, пугающего в своей непредсказуемости, плакат, который отменяет любую критику через жест собственного существования -- это, конечно, пустой плакат.

он ничего не требует.

он ничего не объясняет.

он ничего лично от вас не просит.

он просто является некой единицей в традиции молчаливых сообщений.

это высказывание, выдерживающее пустоту.

сообщение, ничего не обозначающее.

 

молчание, наполненное смыслами, каждый из которых легко побеждает другой.

Комментарии

No post has been created yet.