Пример

Prev Next
.
.

Александр Марков

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Тициан, Карл V, Филипп ΙΙ и Вас. Комаровский

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1122
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

В знаменитом стихотворении «Закат» Вас. Комаровского (1912), великого русского неоманьериста, упоминание Тициана вроде бы понятно сразу: «соорудить фонтан» удалось на полотне Тициана «Диана и Каллисто», написанном в конце 1550-х для галереи Филиппа ΙΙ Габсбурга, недавно вступившего на испанский престол. Сразу тогда понятно упоминание битвы при Лепанто (7 октября 1571 г., ей посвящено было отдельное полотно Тициана): «звонким молотом дробивший иноверца» -- битва при Лепанто и была тем переломом в тактике морского боя, когда победу несла не только сила, но и организованность и натренированность команды. Но сразу вслед за описанием битвы при Лепанто, «у Кефалонии испепеливший флот», упоминается другая великая битва XVIвека, битва при Павии (24 февраля 1525 г.): «в болотах Павии настигнувший Франциска» -- это о предшественнике Филиппа Карле V.

Конечно, во времена Комаровского Тициан был едва ли не синонимом художника, прожившего целый век – явно срок его жизни был преувеличен, и может быть, это давало бы право на такие скачки в пределах целого века. Но мы предполагаем, что причина глубже: программа самого мифологического цикла Тициана. Его можно понимать как признание заслуг Карла V; тогда другая картина цикла, «Диана и Актеон», напоминает о битве при Павии. В этой битве как Актеон, заставший охотницу и ее слуг, вел себя Карл V: сторонники Франциска Ιпрятались в лесу, в охотничьем угодье, создав лесные круги обороны. Войско Карла подкралось тихо, взломало оборонительные стены без употребления пороха, при этом отвлекая ложными выстрелами. В завязавшемся бою артиллерия работала примерно на равных, но преимущество имперских войск над франкскими было в способности разрезать войска Франциска Ιбыстрыми атаками.

Если записать такой ход сражение образно, то окажется, что Актеон, внук Аполлона и приемный сын Диониса, и застал Диану-охотницу внезапно. Карл Vразрушил стену, совершил ритуальное преступление, что вполне можно сопоставить с невольным бесстыдством Актеона, за которое он и был наказан. Тогда картина служит искуплением этого бесстыдства фонтаном милости, который и есть настоящий фонтан бескровной жертвы. В композиции «Диана и Актеон» нимфы сидят на кромке фонтана: потоки воды и отождествляются с их олицетворением – Нимфами. Тогда фонтан только говорит о состоявшейся победе Актеона; а где у Тициана смерть Актеона, затравленного собственными собаками, там нет искупительного фонтана – хотя не случайно Бурбоны уже в XVIIIв. превратили Актеона в фонтан в Казерте. Искупление за братоубийственную войну быть не может, кроме как омовения всех фонтаном слез.

Но возможен другой фонтан, который как раз изображен на картине «Диана и Каллисто»: обличение Дианой беременности Каллисто по сути воспроизводит передачу власти от Карла VФилиппу ΙΙ, когда он достаточно созрел для этого. Фонтан там украшен Амором, который и льет воду из кувшина, и на плитах сценами явно укрощения эротических страстей. Чтобы власть была передана правильно, нужна особая кротость и умеренность, и тогда не будет мерещиться «плоть… изрубленных бойцов».

Тогда стихотворение Комаровского расшифровывается так: Начинается оно с речи, объединяющей Карла Vи Филиппа ΙΙ– оба они были кавалерами Руна («и приобщен к Руну»). Уже упоминание крепостных рвов должно напомнить это искупление нарушенной лесной границы – ров нельзя нарушить, и в нем освящена оказывается искупительная вода благородных слез. Понятно, что фонтан, сооруженный Тицианом, должен быть всеевропейского значения и связан со всеевропейской политикой: отсюда упоминание «тучных лилий» как образа чистоты нимф, которые были с Артемидой.

Одновременно это отсылка к изображению воды в искусстве маньеризма, когда даже море могло быть видимо через густые камыши, что означало именно всецелую стихию воды, а не частный водоем. Таким образом, лилии – не знак какого-то паркового пруда, а знак воды вообще. Далее ряд охотничьих сцен позволяют перенестись от осенней битвы при Лепанто к зимней битве при Павии, понять, какой именно грех предстоит искупить. В отличие от Тициана, который в своем цикле хотел искупить грех Карла V и открыть Филиппу ΙΙсветлый путь правления, здесь мы возвращаемся ко греху в его неумолимости – фонтан оказывается авторской работой, а не ритуалом всеобщего искупления. Созрела кровь, а власть не созрела.

Я подвиг совершил военный и кровавый
И ухо напитал немолчным гулом славы,
И приобщен к Руну, и крепостные рвы
Над входом стерегут изваянные львы;
В весеннем воздухе серебряные трубы
Звучат без устали. Пажей пестры раструбы.
Друг Императора, великий Тициан,
Мне посоветовал соорудить фонтан,
Я окружил его стеблями тучных лилий,
Растущих сладостно в прохладе влажной пыли.
Дождливой осенью резвящиеся псы
Отыскивают след уклончивой лисы,
Рычат и прядают оскаленные доги,
В поток бросается олень широкорогий…
Собачьим холодом пронизанный январь
С собою принесет дымящуюся гарь,
И жарит кабана язвительное пламя,
А в небе плещется прославленное знамя
И с ветром говорит. И тихо шьет жена,
И шея нежная ее обнажена.
Мадонна! потуши припоминанья сердца:
Я, звонким молотом дробивший иноверца,
Фриульских берегов надежда и оплот,
У Кефалонии испепеливший флот,
В болотах Павии настигнувший Франциска,
Я в недрах совести ищу поступок низкий…
В телесной белизне коралловых цветов
Мне плоть мерещится изрубленных бойцов,
В кудрявой зелени мелькают чьи-то лица.
Моя жена молчит и спрашивать боится.
В огне играющем и красном видит взгляд
Кощунственные сны и воспаленный ад.

1912

Комментарии

Брюсов и коза
Как известно, в 1902 году находясь в Венеции, Брюсов имел неосторожность написать стихотворение "In hac lacrimarum valle", в котором есть следующее заявление: Повлекут меня с собой К играм рыжие силе...
К 120-летию Георгия Иванова
Возможно, не все ценители  Георгия Иванова знают, что "порнографический" (Струве)  "Распад атома" впервые  в СССР был напечатан в детском журнале "Трамвай" (1990, № 9). Э...
Старик, непохожий на  Мандельштама

 Земную жизнь пройдя до половины, Мандельштам решил учить итальянский. Эпоху Москвошвея  кроил по железным лекалам «рябой черт», - без Данта  было не обойтись.

Апокалипсис Сергея Маковского: популярная мистерия
Небольшая поэма (двенадцать шестнадцатистиший с перекрестной рифмовкой) «Из Апокалипсиса» (Париж, 1945) Сергея Маковского, знаменитого поэта, искусствоведа и мемуариста, сжато перелагает библейскую кн...
Тайна звездной бахромы: об одном стихотворении Мэри Визи
Поцелуешь горестные веки, скажешь, „дорогая, улыбнись!” в час, когда засеребрятся реки и подернется туманом высь. В далеко ушедшем кватроченто так писали небо мастера: облака развившаяся лента, звезд...
Среди миров: опыт прочтения сюжета
Виктории Малкиной Хрестоматийное романсовое стихотворение Иннокентия Анненского меньше всего обделено читательским вниманием, но сюжет его не вполне ясен: должны ли мы читать его как развернутый симв...
«героин» от перхоти

Реклама и объявления в дореволюционных журналах

Продолжение

Начало здесь: Поэтъ-безумец призывает из далей 
Поэт-безумец хочет познакомиться
Реклама и объявления в дореволюционных журналах. Начало Будучи аспиранткой, я перелистала большое количество литературных журналов 1900-1910-х годов ("Аргус", "Нива", "Огонек", "Северная звезда...
Taffy. Unable cross the line
65 лет назад, 6 октября 1952 года умерла Надежда Александровна Лохвицкая (Бучинская) Пару слов о происхождении псевдонима Тэффи. (Немного с юморком.) Оттого как если с возникновением прозвища «Фунт» ...
Как этот странный мир меня тревожит!..
20 ноября 1869 года родилась Зинаида Николаевна Гиппиус, великая женщина, идеолог русского символизма.   Моё одиночество бездонное, безгранное, Но такое душное, такое тесное; Приползло ко мне...