Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


В гостях у папы

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1899
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

- Эти друзья твои... фигню они все пишут, понял?
- Пишут, - соглашаюсь я.
Это я с папой разговариваю.
- Погоди, а какие друзья?
- Ну эти, - сообщает папа. - Учитель этот твой... Показывал ты мне его.
- Костюков?

- Нет, другой. Еврей такой, с рожей - во! На Ща или на Шэ. Дочь у него еще с рестораном...
- Шатуновский?
- Да! Эта его проза... Все неправильно, ничего не понимает. И пересыпал все терминологией... И Костюков твой тоже, кстати. Что это за роман из жизни американцев? Там на каждой странице какие-то жирные негры. Зачем он это написал? И Емельяненко тоже дрянь пишет.
- Кто? Емелин что ли?
- Нет, Емельяненко. Про ментов с магией который.
- Лукьяненко? Да разве он мой друг...
- Какая разница? Ваша вся эта компания. Пишете чего-то себе там. Зачем что-то писать, когда все уже написано до тебя. Еще Акунин вот. Я беллетристику вообще ненавижу. Никогда не покупаю. Недавно иду, смотрю, продают этого... Который написал "Лед".
- Сорокин?
- Да нет, тот, что при Пушкине.
- Лажечников? "Ледяной дом"?
- Да! Вот тоже писал, писал, а чего писал? Макулатура. Разве кто-то из них понимает Моцарта? Вот разве что этот... Вишневецкий! Хоть о Прокофьеве написал. Вот он - человек.
- Ну, не он один. У нас многие этим интересуются, - оправдываюсь я. - Вот Дмитрий Кузьмин - тоже меломан. Ты бы с ним нашел общий язык.
- Я недавно передачу видел с твоими друзьями.
- Какую передачу?
- Такую. Не помню. Там сидел этот хрен. Который девушку тр....т, что тебе нравилась.
Мучительно соображаю.
- Так вот, - продолжает папа. - Тоже что-то читал, читал. Дерьмо сплошное. Выключил. Нет никакой литературы. Один Тарковский меня еще тронул. А потом все уже. Клуб по интересам. Хвалите друг друга. Один Пелевин хорошо написал про вампиров.
Папа опрокидывает стопку.

* * *

- А вот стихи сочинять - вообще тупизм полный, - говорит папа спустя минуту.
- Абсолютно, - подтверждаю я.
- Я еще в школе написал в сочинении, что стихи - бесполезное занятие. Какого фига излагать свои мысли в форме стихотворения?
- Никакого. Это точно.
- Вот и я говорю, кто пишет стихи - идиоты. Вот ты, например. Ты же просто мудак. Надо думать, как решать жилищный вопрос, а ты стихи пишешь. Тратишь свое время.
- Я думаю, думаю про жилищный вопрос, - виновато говорю я. - Но не круглые сутки.
- Я бы тех, кто пишет стихи, просто убивал бы. И тебя бы убил. Как Тарас Бульба. Хоть бы ты из стихов для себя пользу извлек. Про Путина поэму напиши.
- Зачем?
- Как зачем? Может, польза будет какая. Дача там...
- Уже не дают дач.
- Если б давали, я б и сам написал. Я в школе как-то Уитмена перевел.
- Нифигассе!
- Или не Уитмена... Кажется, этого... который про жуков писал. Американец.
- Эдгара По?
- Да! Задание такое в школе было.
"И песню недопетую
В сердцах друзей обетую"
Помню, там строчка была. Но мама сказала, нету слова такого "обетую". Пришлось пренебречь рифмой.
- Я бы написал "И песней недопетою/
В сердцах друзей обедаю", - говорю я.
- Так не по смыслу будет, - мрачно отвечает папа и задумывается. Мы чокаемся.
- Стихи эти бросай. Пиши статьи, как друг этот твой, как его... Который за патриотизм.
- Караулов, что ли?
- Да! Или как этот... хитренький такой. В Венецию ездил с тобой. Типа Рибентропп...
- Рубинштейн?
- Да! Как Рубинштейн. Эти хоть нормальные. Остальные твои поэты вообще дрянь. Кроме этого старенького молдавана. Еще учит писать всех. Который на "джи" заканчивается.
- Ковальджи?
- Да! Мудрый старик. Надо было его с твоей бабушкой познакомить. Сколько ему уже лет?
- Кажется, 87.
- Ха-ха-ха-ха! Во дает! А все учит?
- Учит, учит.
Папа долго смеется, хватаясь за живот.

Привязка к тегам короткая проза

Комментарии

Колодец и маятник
/К 70-летию Победы и к 15-летию "тихой реабилитации" Сталина/, (по мотивам Эдгара Аллана По).  До седин ей снился страшный детский сон: ее отец стоит один над колодцем, на помосте: на нем лиц...
Рассказ "Красная стена или конкурсный сценарий" /Посв. памяти Б. Е. Немцова/
«Мой город – склеп. Моя страна – могила. И сохранить его –                                        ...
Как я торговал сигарами
После того, как я поработал в галерее современного искусства и поучаствовал в Венецианской биеннале, я обнищал и решил стать обыкновенным продавцом. Как заядлый мизантроп я хотел продавать что-нибудь ...
Возвращение
Когда Дима проснулся, по обе стороны от точки его пробуждения возникла весна и протянулась на тридцать два года в прошлое и будущее. Из этого прошлого Дима почему-то в первую очередь вспомнил невкусно...
После смерти
Витя был мертвым шахматистом. Однажды, когда он потянулся к пешке, чтобы передвинуть ее на одно поле, в глазах у него потемнело. Витя умер и только после этого завершил ход. Противник - рассеянны...
Король солнца
Когда-то давно – я уже толком не помню, когда это было – я жил в просторной комнате с пианино, в котором обитала обезьяна-людоед. Я никогда ее не видел, потому что она вылезала по ночам, когда я спал,...
Зима
Когда Юрка был маленький, зима приходила не на три месяца, а лет на сто. При виде первого же снега, он цепенел, внутри у него все сжималось - он знал: надо сосредоточиться, чтобы пережить следующий ве...
Записная книжка. Часть 1
На днях я прогуливался в полном одиночестве по станции метро "Кропоткинская" и довольно громко насвистывал Моцарта, пугая людей. Приехали друзья, мы вышли на поверхность, спрятались за памятником и по...
Горести и радости в американской больнице
На днях посетила госпиталь (так мы здесь величаем стационар), в котором работает мой муж, и пока дожидалась его на тенистой террасе, ко мне подсела наша общая знакомая, научный сотрудник, и поведала т...
На семинаре
Поэты собрались на станции, курили, хвастались алкоголем: у Петра Солондза был самогон, настоенный на фильдеперсовых чулках. Было душно, тексты потели. Тропинка, как мудреное стихотворение, уводила гл...