Пример

Prev Next
.
.

Дмитрий Кулиш

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Златой блокчейн на дубе том

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 534
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Блокчейн затопил эфир. Кто не очарован образом блокчейна в облаке и озере (данных), тот не имеет сердца. Кто не обрадован перспективой избавления бизнеса от аудиторов и банковских ячеек, тот не имеет головы. Романтически настроенные программисты взахлёб трубят о том, как они сбросили пару биткойнов приятелю на другом конце земли, он их получил ровно через двадцать четыре минуты и ни один бездельник-кровопийца, типа банков-корреспондентов, налоговых инспекторов и циничных юристов, на этом не наварился.

Увы, романтически настроенные программисты то ли искренне не понимают, то ли забывают признать, что все указанные кровопийцы, хоть и правда не нужны при расчётах с приятелем, становятся абсолютно необходимыми при расчётах с бизнес-партнёрами. Вот предположим перекинул ты пару биткойнов такому партнёру в надежде на плодотворное сотрудничество, а он обещанное сотрудничество начинать и не думает. И либо не берёт  трубку, либо говорит, что ты перепутал номера криптокошельков. К кому обратиться за помощью? Бездельников-то, которые бы могли тебя поддержать в суде и исполнении судебных решений, ты всех повычеркивал! Остаются только колумбийские автоматчики. Сцена в ванной из фильма про лицо со шрамом. Дальше визуализировать яркую картинку применения биткойна не хочется. Давайте начнём более безобидно, структурированно и литературно. Причём с самого начала.

Блокчейн – это компьютерная технология обеспечения взаимной отчётности без помощи дорого одетых и хорошо вооружённых посредников. То есть, на аппаратном уровне. Блокчейн – это файл, в который записана договорённость и который хранится на ста тыcячах компьютеров вокруг света. Подразумевается, что если договорённости между людьми записаны на каком-то одном главном сервере, то этот сервер надо постоянно аудировать и охранять, иначе все договорённости будут перевраны и искажены. А вот исказить файл, распределённый на ста тысячах компьютеров – невозможно. По крайней мере, так считают любители блокчейна. 

Предположим, во вторник Петя пообещал Маше дать ей в следующий понедельник яблоко. Если Маша Пете верит не очень, то прямо во вторник надо им вместе тащиться к нотариусу, а в понедельник, когда Петя начнёт лепить гнилые отмазки вместо яблока, Маша понесёт договор в силовое ведомство с просьбой о заступничестве. Если во вторник Маша не хочет платить нотариусу и договариваться с силовиками, то она предлагает Пете записать их договорённость в блокчейн и сделать так, чтобы блокчейн контролировал Петино яблоко. Вуаля, нотариусы и силовики больше не нужны! Так работает идеальный блокчейн в безвоздушном пространстве. Причём есть ещё вишенки на торте: во-первых, все данные, записанные в блокчейн, абсолютно анонимны, что чрезвычайно возбуждает либертарианцев и анархистов. Во-вторых, со всеми этими данными легко проводить математическую обработку – обсчитывать корреляции, статистику и прочую аппроксимацию. И, по-прежнему, делать это абсолютно анонимно.

Вот вы сейчас перебьёте и скажете, что всё это можно размещать и обсчитывать на обычном сервере, всё в том же облаке, причём даже криптованном для особо озабоченных либертарианцев. Но разве настоящая Маша верит серверам? Нет, она считает, что на серверах как раз главные злодеи и окопаются и буду постоянно править данные. Поэтому Маша взирает на блокчейн в надежде, что уж на ста тысячах компьютерах пираты список поправить не смогут.

Как Вы догадываетесь по язвительному тону автора, в приложении к Маше автор скорее верит в сервер, чем в блокчейн. Не потому что блокчейн плохой, а потому что все проблемы реальной жизни придут к нему очень быстро после несложной адаптации. Например, пытливый читатель заметил, что мы даже не начали обсуждать, как конкретно виртуальный блокчейн заставит реального Петю отдать Маше яблоко. Эта тема пока решается только на уровне простейших залоговых сделок. То есть, Петя обязан положить в блокчейн залог, который вернётся к нему лишь в тот момент, когда Маша подтвердит блокчейну, что яблоко она получила. Такие залоги невозможны в большинстве жизненных ситуаций. Но это только первый уровень проблем.

Теперь представим, что Петя Маше яблоко дал, но оно мелкое и невкусное. И Маша отказывается дать указание блокчейну отдать Пете его залог. Тогда приходит очередь Петру обращаться к силовикам и говорить, что яблоко хорошее, а Маша – плохая. Это называется проблема ГИГО и решения ей нет… Ну и, наконец, в реальной жизни ни один торговец яблоками не поймёт, зачем ему напрягаться и что-то куда-то записывать. Если Маша хочет яблоко, то она либо платит, как все нормальные люди, либо идёт в следующий сад…

Хоронит ли автор блокчейн? Конечно, нет. Автор точно также хочет устранить аудитора и силовика из чистых светлых человеческих отношений и верит, что рано или поздно это случится именно с помощью блокчейна. Однако, автор убеждён, что жить в эту пору прекрасную не доведётся ни мне, ни тебе. Уж слишком много слонов придётся для этого сьесть, причём всех по частям.

Но автор не падает духом и продолжает искать узкие понятные задачи, которые уже сегодня досаждают населению, но при этом достаточно просты, чтоб быть засунуты в блокчейн. Как читатель догадывается из вышеописанной дискуссии, эти задачи должны обладать одним общим признаком – они должны легко и однозначно оцифровываться. От такого осознания должны одновременно загрустить и автор, и читатель. Ещё очень долго не удастся оцифровать даже элементарное яблоко, не говоря о таких сложных и важных штуках, как недвижимость, автомобили, бриллианты и прочие суррогаты счастья. Все эти активы имеют столь субъективную ценность в глазах потребителя, что обществу понятия не имеет не только как эту ценность оцифровать, но даже как создать. Как известно, одним людям нравится поп, другим попадья, а третьим – попова дочка. И люди редко рассказывают, что им нравится на самом деле.

После долгих поисков автор нашёл несколько объектов, которые вполне могут быть оцифрованы в блокчейн с очевидной и немедленной пользой для потребителя. На поверхности лежит история здоровья – запись того, от каких событий, процедур и, простите, таблеток пациенту стало лучше, а от каких хуже. Это ценнейшая информация, которую раньше монополизировали и занавешивали зловещие дельцы от медицины за закрытыми дверями элитного клуба клинических испытаний, а сейчас начинают запасать впрок романтичные программисты методом записи её в блокчейн. Но гораздо больше автора восхищает другая тема. И вот тут-то, наконец, вы поймёте, почему этот текст появляется в блоге «Нового Мира».

Та-дамммм! В блокчейн можно и нужно записывать книги! Да-да, художественные тексты. Причём именно записывать сами тексты, а не торговать ими за биткойн. Мысль о том, что можно торговать книгами за биткойн и прочую криптовалюту, давно уже пришла в голову романтическим программистам. Несколько компаний выпустили свою собственную криптовалюту, так называемые «токены», как бы специально предназначенные для того, чтобы за них торговать книгами. Самая известная называется «Publica» - почитайте. У нормальных людей, а уж тем более у писателей, эта мысль ничего кроме зевоты и грусти не вызывает. Во-первых, непонятно, чем эти токены лучше биткойнов или рублей. Но гораздо важнее «во-вторых». 

Во-вторых, автору важно не чтобы его произведением торговали, а чтобы его читали и давали обратную связь, не искажённую проплаченной рекламой, либо леностью читателя, который насладился, но не похвалил. Автор верит, что если его книгу прочтут и искренне похвалят, то дальше автор уж как-нибудь на этом, да заработает. Главная проблема автора заключается вовсе не в том, что автор не может удобно получить платёж за его книгу в обход налогового инспектора или там издателя, а в том, что читатель не знает, что читать.

Времени у читателя мало. По-крайней мере, так он говорит. И вот читатель получает списки книг, рекомендованные к прочтению  издателями и рекламными агентами на зарплате у издателей, но догадывается, что издатели, мягко говоря, «материально заинтересованы» в том, чтобы похвалить именно изданные ими книги. Поэтому верить предоставляемым ими спискам для чтения как-то глупо. 

Кроме того, читателю досаждает, что рекламные агенты засоряют эфир умозрительными рассуждениями на туманные темы: достаточно ли выдержана сюжетная линия, литературен ли язык, конгруэнтны ли аллюзии. Читатель уверен, что он сам в этом разберётся, если ему зуб дадут, что вот этот текст читать надо. Читателю нужен независимый лаконичный инструмент, говорящий, что вот это читать надо, а это – необязательно. Когда читатель начинает думать, как может выглядеть этот инструмент, выкристаллизовывается примитивная истина: единственное измерение качества текста – это количество читателей, которые не смогли остановиться и дочитали текст до конца. А вот как раз такую информацию у издателей и из агентов получить не удастся. Причём не потому, что они скрывают, хотя, конечно, они бы скрывали такую ценную информацию, если бы она у них была. Вернее, они бы гордо говорили, что книги их издательства все дочитываются до конца, а вот все другие книги – только до второй страницы. Но всё гораздо хуже. Нету у нас и у них инструментов измерения, докуда книгу дочитали. И вот тут, наконец, начинается чудо блокчейна!

Прежде чем я расскажу вам про чудо, мне надо произнести технические слова. Те, кто такие слова не хочет слышать, срочно переходите к следующему параграфу. Те же, кто хочет понять техническую сторону происходящего, услышьте: все те проекты, которые уже выпустили криптовалюту для торговли книгами, сделали это на основе токена ERC20. Этот токен предназначен для расчетов, но не предназначен для защиты актива и его оценки. Грубо говоря, это инструмент коммерсантов. А вот истинные творцы, желающие, чтобы их творение принадлежало только им, было защищено и, к тому же, обьективно оценено, придумали токен ERC721. Чтобы вы понимали, это те самые «криптокотики». Технические подробности прогуглите пожалуйста сами. Начните с Википедии про котиков (https://en.wikipedia.org/wiki/CryptoKitties). Котики перестают быть символом мещанства и становятся символом прогресса! Ми-ми-ми! А мы, наконец, переходим к чуду.

Итак, автор размещает свой текст в полностью автоматическую систему анализа текста. Эта система сначала проверяет, не нарушает ли этот текст существующие авторские права, а потом, если не нарушает, выпускает уникальный токен, соответствующий только этому тексту. Автор становится владельцем этого токена! Теперь он может его давать почитать читателя, издавать издателю и даже, прости господи, продавать покупателю. И за биткойн, и за рубль, и за картошку. Информация о том, как читатели читают текст, заносится в блокчейн и становится вечной и неисправимой. Если читатели с отвращением покидают текст после первой страницы, эта информация становится вечной и неисправимой. Но если читатели с интересом перелистывают виртуальные страницы и не могут остановиться, то и эта информация… Ну, вы поняли. Чудо случилось. 

В блокчейне появится набор текстов с независимой обьективной информацией, читают их или нет. Причём этот набор ранжирован по демографии читателей: в топе списка для домохозяек, интересующихся каллиграфией, находятся совсем не те тексты, что в топе списка для менеджеров по развитию бизнеса. И списки эти формирует не заинтересованный издатель и не словообильный рекламный агент на зарплате издательства, а блокчейн-робот, бездушная железка, не разбирающаяся в сюжетах и аллюзиях, практически терминатор, мигающий красным глазом. Он находится у всех на виду и работает по довольно простому  понятному алгоритму: сообщает, что вот в этой книге народ в основном добирается до второй страницы, а в этой – до конца. Трудно не поверить терминатору. 

Остаётся только одна проблема. Довольно много людей считают, что книга – это не только текст. Они уверены, что книга обязательно включает в себя дискурсы, коммьюнити, фуршеты, похлопывания друг друга по плечу и возбуждённые шаблонные речи о сюжетах, языке и аллюзиях. Увы, это всё мы оцифровать не сможем и всех этих людей потеряем. Меня утешает то, что большинство таких людей находятся на зарплате у издательств и книжки, собственно, почти не читают – только участвуют в фуршетах и произнесении страстных речей. Мне с ними не очень интересно. А с теми людьми, которые согласны, что книга – это всего лишь буквы, расположенные в определённом порядке, мне интересно. И вот с ними-то то мы в блокчейне очень даже развлечёмся!

На сладкое затрону самую шизофреническую тему литературы: пиратство. Все мы на словах ненавидим пиратов, а на деле каждый день крадём тот или иной текст, читая его на сайте, не одобренном правообладателем. Печально это. Так вот, в блокчейне типа ERC721 тема пиратства в принципе исчезнет. Прочитать текст можно будет только на сайте, одобренном правообладателем, либо нигде. На то ведь они и есть крипто-токены. Пригождается, наконец, криптография–матушка. Конечно, пират сможет сделать фотографию с экрана сайта, одобренного правообладателем, а потом мучительно оцифровывать её для своего пиратского сайта. Всем пиратам я желаю, чтобы именно этим противным занятием они занимались всю свою оставшуюся жизнь, и очень благодарен блокчейну ещё и за этот пустячок, который выступает отличной вишенкой на намечтанном мною в этом тексте торте.

 

 

Комментарии

No post has been created yet.