Мария Галина: Фантастика/Футурология. Все статьи

Пример

Prev Next
.
.

 

2010-й год

Мария Галина: Фантастика/Футурология, 2010, 2. Гибель Японии как возрождение

Сейчас, когда я пишу эти строки, по экранам проходит очередной американский фильм-апокалипсис «2012», где фигурирует зловещее предсказание календаря майя (от майя вообще ничего хорошего ждать, как известно, не приходится). В этот раз Америке предстоит погибнуть от потопа (землетрясения и извержения прилагаются). Катастрофы не избежит никто, как бы продажные политики ни пытались утаить от населения страшную правду.

Мария Галина: Фантастика/Футурология, 2010, 4. Без сознания

Недавно по Живому Журналу прокатилась волна ссылок на один и тот же ролик. Самец гориллы по имени Майкл рассказывал о том, как его маму застрелили браконьеры. В переводе с языка жестов при всем скудном синтаксисе и упрощенной грамматике это выглядит душераздирающе.

Мария Галина: Фантастика/Футурология, 2010, 6. Бесполезный светящийся кролик

Я недавно получила в подарок книгу во всех смыслах замечательную. Называется она «Эволюция от кутюр: искусство и наука в эпоху постбиологии». Идея проекта, составление и общая редакция — Дмитрия Булатова, он же, как указывает Литкарта, организатор выставочных и издательских проектов, посвященных экспериментальной поэзии и современному искусству (визуальная поэзия, лингво-акустическая поэзия, пересечения с наукой и т. д.), автор более тридцати статей, составитель антологий, в том числе «BioMediale» (Калининград, 2004). С 1998 года — куратор Калининградского филиала Государственного центра современного искусства, под маркой которого (и, кстати, при поддержке Министерства культуры Российской Федерации) и осуществлено издание. Вышла книга в 2009 году.

Мария Галина: Фантастика/Футурология, 2010, 8. Мир без солнца

В 2009 году издательство «Время» выпустило роман Михаила Балбачана «Шахта».

Это скорее не роман, а серия новелл с несколькими сквозными персонажами, один из которых, Евгений Слепко, проходит путь от студента-практиканта до — в одной из последних глав — «начальника крупного главка».

Мария Галина: Фантастика/Футурология, 2010, 10. В прорези ближнего прицела

В этом году мне выпала честь по просьбе Бориса Натановича Стругацкого войти в жюри «АБС премии», то есть премии Аркадия и Бориса Стругацких, учрежденной Санкт-Петербургским центром современной литературы и книги при содействии литературной общественности города. Уже 11 лет эта премия вручается 21 июня, в день, равно отстоящий от дат рождения братьев Стругацких, по двум номинациям — фантастическое художественное произведение и критика и публицистика. Механизм определения лонг-листа довольно сложен, а вот трех финалистов по каждой номинации (после чего и начинается работа жюри) определяет лично Борис Натанович Стругацкий. Не буду утверждать, что он сознательно выбирает из лонг-листа произведения, так или иначе перекликающиеся между собой, но в этом году получилось именно так.

Мария Галина: Фантастика/Футурология, 2010, 12. Последний редут

Механизмы, выводящие в разряд культовых тот или иной текст, — казалось бы, давно отодвинутый в прошлое, старомодный, погребенный под кучей других текстов, — на самом деле весьма загадочны. Что такого в этом Ктулху, который стал одной из ключевых фигур (впрочем, кажется, уже выходящей из моды) русского сегмента Интернета? Ну, лежит себе на дне, ну, похож на осьминога, ну, спит…

 

2011-й год

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2011, 2. Книжка с картинками

О судьбе книги говорено-переговорено. В частности — что компьютер переориентирует сознание на восприятие аудиовизуальной информации и коротких (с экран размером) фрагментов текста, а навык восприятия сложных, структурированных текстов утрачивается.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2011, 4. Самозванцы, мученики, ученики

Смутные времена вызывают к жизни самозванцев. И настоящих, оставивших след в истории, и литературных.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2011, 6. В конце было слово

Владимир Березин высказался однажды в том смысле, что авторы, работающие в жанровых областях, как ни странно, порой ощущают себя свободнее, чем авторы так называемого «мейнстрима», и могут себе позволить такую роскошь, как стилистический (да и любой иной) эксперимент.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2011, 8. А вот и мы

Мнения ученых о том, одиноки ли мы во вселенной, не раз радикально менялись.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2011, 10. В поисках себя

Совокупный объем рецензий и отзывов на осокинских «Овсянок» уже почти достиг объема собственно книги. Такой резонанс заставляет задуматься — книга, мягко говоря, не из простых, сложная даже формально, структурно; линейного сюжета, да и любых других приманок для бесхитростного читателя нет.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2011, 12. Будьте как дети

Этим летом в Карпатах состоялся первый и, будем надеяться, не последний фестиваль фантастики «Карпатская Мантикора». Карпаты сами по себе — место волшебное, и то, что они появились в таком вот — фантастическом — контексте на литературной карте, уже само по себе заслуживает упоминания.

 

2012-й год

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2012, 2.

В 2008 году в издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга «Веселые человечки. Культурные герои советского детства» (сб. статей, сост. и ред. М. Липовецкий, М. Майофис, И. Кукулин). Так вот, муми-троллей там нет. И не потому, что в советском детстве не было муми-троллей — по крайней мере «Муми-тролль и комета» в 1967-м и «Шляпа волшебника» в 1976 году в переводах В. Смирнова выходили. А потому, что я была среди тех, кому составители предлагали написать о муми-троллях, но по какой-то причине не смогла выкроить на это время. И до сих пор чувствую свою вину.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2012, 4. У нас было прекрасное будущее или Future in the past

Термин «ностальгия» мы часто употребляем неправильно: как обозначение тоски по прошлому. На самом деле ностальгия (др.-греч. «ностос» — возвращение на родину и «альгос» — боль), как свидетельствует неистощимая Википедия, — тоска по родине, по родному дому. Соответственно, первое описание ностальгических переживаний, как резонно замечено в той же Википедии, содержится в эпопее Гомера «Одиссея»: этот древний грек стремился на свой козий нищий остров, пренебрегая местами гораздо более комфортными и престижными, любовью нимф и богинь и даже бессмертием. Однако сам термин изобретен швейцарским врачом Иоганном Хофером в 1688 году.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2012, 6. Человек без лица

Довольно давно, в 2010 году, я в этой же колонке говорила о том, что «спонтанно, без всякого внешнего побуждения, в отечественной литературе возникла тема своеобразных хтонических существ — псоглавцев».

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2012, 8. Хроники закупоренного времени

Парадоксально, но прагматичнейшая Америка породила мощную литературу мистического толка, мрачные и величественные хорроры. Эдгар По, Амброз Бирс, Герман Мелвилл с «Моби Диком», Говард Лавкрафт, Роберт Говард — все эти авторы составляют славу американской литературы ХIХ — начала ХХ века. А вот с собственно «твердой» фантастикой там, как ни странно, было не очень.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2012, 10. Макондо, который мы потеряли

Издательство «Время» выпустило (как-то неожиданно, вообще-то оно взрослой фантастикой не занимается, детской и подростковой — довольно активно, а вот взрослой — нет) трехтомник Кира Булычева «Великий Гусляр». Великий Гусляр, напомню, — придуманный Киром Булычевым город областного подчинения, расположенный на реке Гусь, население «достигает восемнадцати тысяч человек… работает пивоваренный завод, освоено производство пуговиц и канцелярских кнопок на фабрике “Заря”. Также имеется лесопилка, молочный комбинат и бондарные мастерские. В городе работают речной техникум, несколько средних школ, три библиотеки, два кинотеатра, клуб речников и музей <…> Сообщение с Вологдой автобусом (шесть часов), с Архангельском <…> пароходом через Устюг и Котлас — четверо суток»…

 

2013-й год

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2013, 2. Смерть после полудня

Смерть большого человека, писателя — всегда «новостной повод». Тут нет цинизма, понятно, что Сеть будет полна восклицаний типа «кончилась эпоха!» (она уже несколько раз кончалась в прошлом беспощадном году, когда оплакивали Рея Брэдбери и Гарри Гаррисона), прощальных фотографий и факсимиле автографов, а в СМИ появятся некрологи, мемуары и т. п.

С Борисом Натановичем Стругацким, однако, случай особый.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2013, 4. Спруты в городе

Год назад — в другом месте — я уже писала о том, как вдруг, ни с того ни с сего, расцвела в новой европейской литературе (дальневосточную литературу трогать не будем, у нее со всякими кальмарами-осьминогами давние отношения) тема головоногих. Впрочем, головоногих особого рода. История эта, однако, оказалась настолько увлекательна, что я раз за разом мысленно возвращалась к ней, чтобы в конце концов вернуться и в этой колонке — в несколько другом ракурсе.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2013, 6. Апология послежизни

Заметку во «Взгляде» о новом романе Виктора Ерофеева с эпатажным названием «Акимуды» (так называется загадочное государство, с которым у России начался вооруженный конфликт) Кирилл Решетников показательно назвал «Россия для мертвых». Цитируя самого Ерофеева, у которого «Россия для мертвых!» — лозунг ходячих мертвецов, ни с того ни с сего полезших из-под земли и постепенно захвативших власть. Мертвецов, понятное дело, можно трактовать как некую метафору, а сам роман — как политическую сатиру, но это не так уж важно. Важно, что чуткий к «тенденциям» Ерофеев, сводя в активном конфликте мир живых и мир мертвых, оказался далеко не первым.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2013, 8. Нежить, которая нас выбирает

Вокруг и по поводу Пелевина написано уже столько, что если я обращусь к другим критическим материалам, этот текст разбухнет до объема докторской диссертации. Потому я ограничусь своими собственными соображениями, и да простят меня авторы критических статей, если я невольно изобрету чей-то велосипед.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2013, 10. Космос, война и гиганты

Олаф Стэплдон, Альфред Дёблин и другие

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2013, 12. Время зимнего короля

Сигрид Унсет (мать — датчанка, отец — норвежец), личность яркая и сильная, автор исторических романов (не только, но именно за них она получила Нобелевскую премию по литературе 1928 года с формулировкой «за совершенное описание норвежского Средневековья»), выпускает в возрасте тридцати лет, в 1912 году «Легенды о короле Артуре и рыцарях круглого стола». Сейчас книга Унсет вышла в России — она представляет собой обработку знаменитых легенд. Стилизацию столь удачную, что она, с моей личной точки зрения, не многим отличается от собственно канона, «Смерти Артура» сэра Томаса Мэлори (1485), разве что Унсет писала на норвежском, адаптируя английскую архаику для норвежского читателя начала ХХ века.

 

2014-й год

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2014, 2. Все лица homo

«Команда легендарного палеогенетика Сванте Паабо, прочитавшего геномы неандертальца и денисовского человека, опубликовала новую работу с расшифровкой намного более древней ДНК — человека, жившего 400 тысяч лет назад», — так начинается заметка в «Эксперте» с игривым названием «С кем спаривались наши предки». На самом деле дело серьезное — мы ведь потомки тех, с кем спаривались наши предки. Современные технологии позволяют реконструировать геном первобытного человека — и вот тут-то выясняется интересное. Мы все, оказывается, за исключением автохтонов, населяющих Африку к югу от Сахары, как бы это сказать потактичней… не совсем люди.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2014, 4. Глобализация как новое средневековье

В мартовском номере «Нового мира» в своих «Комментариях» Алла Латынина пишет о сорокинской «Теллурии», и о «просвещенном Средневековье», которое славит один из героев.
И недаром пишет — это самое «просвещенное Средневековье» оказалось настолько значимым для читающей публики, что почти все критики, отозвавшиеся на «Теллурию», так или иначе обращались к нему как к одному из самых значимых посылов романа.

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2014, 6. Престолы игры

В апреле случилось наконец то, чего так долго ждали фанаты — вышел в свет четвертый сезон телесериала «Игра престолов» по эпопее Джорджа Мартина «Песнь льда и огня».

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2014, 8. Служба бытия

Сначала замечание, которое, возможно, заинтересует исследователей (чаще — исследовательниц) гендерных проблем и покажется скучноватым остальным читателям, но оно в данном случае необходимо.

Уже общее место тот факт, что постсоветская литература — сразу, как стала собственно постсоветской, — приобрела женское лицо, и очень яркое. Нина Садур, Светлана Алексиевич, Татьяна Толстая, Людмила Петрушевская начинали еще в советское время, но именно их имена и тексты отметили переход от литературы цензурной, официозной к литературе новой. Примерно то же самое произошло и с поэзией… То, что было революционным тогда, как это бывает, стало в порядке вещей. Сейчас гендерная принадлежность литератора менее важна, чем школа, направление, концепция, а раньше, кхе-кхе, все было не так, и недаром первый нашумевший сборник женской прозы назывался «Новые амазонки».

Мария Галина: Фантастика/ Футурология, 2014, 10. Одиночество бегуна на длинной дистанции

Издательство «Livebook/Гаятри», время от времени радующее нас книгами, которые иначе как «крупными» не назовешь, выпустило в этом, 2014 году знаменитую трилогию Мервина Пика о Титусе Гроане и замке Горменгаст, которую историки литературы опять же иначе как «классикой ХХ века» не называют. Три невероятно объемных тома (в этом издании 734, 768 и 416 страниц соответственно), сложных, вычурных, мрачных и наполненных странной символикой, скорее, казалось бы, уместной в готическо-романтической традиции века XIX, стали популярны в середине динамичного века ХХ.