Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Белый Зайчик

Добавлено : Дата: в разделе: Святочный рассказ
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2200
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Вспоминая теперь то утро, я вижу солнце. Дул свежий ветер и в перине облаков образовались вмятины и ямы, потом прорехи, и солнце взглянуло на город. После сырости и холода взбодрились мелкие городские воришки, сороки и воробьи. Люди подняли головы к небу и удивились. Даже автомобили, ползущие по-собачьи, носами в зады другим машинам, выглядели веселее, гудели, что ли, не столь резко. 

Хотя возможно, это ложная память. Солнце не выходило утром, как не выходило оно уже две недели до того и не будет выходить после. Туча заволокла небо от горизонта до горизонта, тяжелая, влажная, беременная мегатоннами снега туча. 

Когда я вспоминаю то утро, я вижу бесчисленные огоньки, текущие вдоль мертвой реки, и это зрелище завораживает и останавливает путника на открытом пространстве на пути домой или в укрытие, хоть под какую крышу.

Мы с Катей были рады, что заскочили в кафе до того, как снег засыпал окна крупными хлопьями, поднимаясь сугробами за стеной, там, снаружи. Снег выстукивал в стекло нехитрый ритм, белый шум, он трогал окно беспрестанными шелестящими прикосновениями, повторял неразличимо слово, которое никто не услышит.

- Дурацкая погода! – Катя тоже смотрела в окно.

Официантка с узкими глазами и губами в черной помаде принесла нам большие кружки шоколада со взбитыми сливками. На голове у нее был красный колпак с белой опушкой. Все официантки сегодня выглядели одинаково, с колпаками на иссиня-черных волосах, с узкими глазами, подведенными черным.

Катерина остановила девушку и попросила принести масляное пирожное. Катя была высокая и стройная, с колючими злыми глазами. Она не беспокоилась за фигуру. Она мне нравилась. Это было наше второе свидание, и я не рассчитывал закончить его в постели. Еще не время. Сейчас было время развлекать и завлекать ее. 

Но я не знал, о чем говорить с ней, и зацепившись за быстрый ряд мыслей: пирожное – фигура – толстяк, стал рассказывать, как на прошлой неделе к нам на кафедру пришел парнишка, у которого были проблемы с весом. Он едва закончил школу и устроился к нам, дожидаясь повестки. Не знаю, может, его и не возьмут, с таким ожирением. Одноклассники наверняка смеялись над ним, а он улыбался, как идиот, всем и всегда. Он убирал волосы в хвост и носил свитер с оленями, который обтягивал его круглый живот, как скорлупа гигантского хитинового существа, только что выучившегося ходить на двух ногах и кое-как разговаривать. 

Марина тут же привлекла его к подготовке утренника. Мы устраивали утренник, для детей сотрудников факультета, и Марина вызвалась отвечать за мероприятие. Она всюду вызывалась, с тех пор как выскочила из декрета, едва дочери исполнилось три месяца. Боялась потерять работу. Изо всех сил показывала, что готова работать больше всех, что готова на все: презентацию подготовить – пожалуйста, утренник провести – она первая. 

Я лично не возражал, чтобы кто-то взвалил на себя большую долю общественной работы. Иначе меня опять привлекли бы на полную катушку. Конечно же, меня все равно привлекли. Они знали, что я свободен в эти дни – зачеты я принял, отпустил студентов готовиться к сессии. Сам расслаблялся, и детей не водил по елкам и музеям, этот бич интеллигентных родителей. Своих детей у меня еще не было. 

Я поглядел на Катю. Девушки любят, когда парни рассказывают им про детей. Даже чайлдфри девушки. Считают, это значит, у нас серьезные намерения. Я никогда не забывал упомянуть о будущей семье, жене, детях. Пусть ничего из этого у меня сейчас нет, но я задумываюсь над такими вопросами. Со мной можно их обсудить.

Однако Катя погрузилась в пирожное и казалось, даже не слышала меня. Я повторил:

- Я бы хотел, чтобы старший был мальчиком. А потом – две девочки.

У Марины, кстати, была девочка. Она притащила ее на утренник, розовый конверт, пристегнутый к груди матери. Еще и в сказочное представление ее вписала. На самом деле, настоящего младенца вытащила на сцену! 

Мы ведь не просто так пригласили детей на утренник, мы показывали им рождественскую сказку о патриотизме и дружбе. Вначале думали позвать аниматора, конкурсы всякие, забавы. Только за дело взялась Марина, убедила более ленивых коллег – она сделает рождественское представление. Еще и новенького привлекла, того толстяка с улыбкой. 

Сценарий тоже она писала или они вместе. Так и написали – самое глупое представление из всех глупых корпоративных новогодних представлений, которые я видел. Не знаю даже, о чем они думали, когда сочиняли. Как бы сказать помягче… не получился у них сюжет. И парень оказался тупой – пришел мутный, невыспавшийся, заготовил себе шпаргалки с текстом, иначе бы не запомнил. 

Начиналась их история с того, что Дед Мороз в лесу опускает в гнездо младенца, а Белому Зайчику приказывает позвать Снегурочку, чтобы она – та-дам! – принесла его Деду Морозу. Младенец изображал Новый год, если кто не понял, поэтому Марина нашила звезды на пеленки. 

- Принесла? – спросила Катя. – Кругом ходила? И это вся сказка?

Я обрадовался, что ее захватил мой рассказ. 

- Кто их знает, сколько бы они ходили. Но в лесу оказались еще Кикимора с Лешим, слуги Снеговика. Снеговик боялся, что наступит весна и он растает. И он поручил Лешему с Кикиморой разыскать Снегурочку и ее младенца и привести к нему. А он посадит их в ледяной погреб, заморозит, а потом разобьет молотком на ледяные кусочки. 

- Ага! – Катя отложила ложку. – Вечер перестает быть томным.

- Утренник, - поправил я ее. – Это я придумал. Я заставил Марину внести интригу в сюжет. Еще пирожное хочешь?

Катя с сомнением посмотрела на тарелку. Потом на троих официанток в красных колпаках, перешептывающихся у двери на кухню. Потом в шелестящую белизну за окном.

- Позже, может быть. Так ты тоже участвовал в спектакле? 

- У меня была главная роль! Я играл Снеговика. Марина, естественно, изображала Снегурочку. Костюмы мы, кстати, сами себе придумывали.

Я открыл на айпаде фотки с утренника. 

- Жуть! Страх и ужас, – восхитилась Катя.

- Ага, - подтвердил я. - Круто получилось. На декорации не смотри, декорации мутота. И лес тут, и пустыня, в пустыне незабудки, ромашки, и башня над ними. Откуда в пустыне башня? Ты смотри на фигуры, на наши лица.

Маску Снеговика я сделал из жестяного ведра с велосипедным отражателем. А под ним – смеющаяся прореха рта, как у Джокера. Снегурочка не особенно старалась, она один в один была копия Белоснежки – юбка колоколом, широкий пояс, блестящие волосы, белоснежная кожа, мягкие губы. 

Я закрыл айпад. 

- Погоди, а Зайчик? Я хочу посмотреть на этого парня.

Она положила ладонь на мою. Я накрыл ее своей ладонью, спрятал ее руку в раковину своих.

- Зайчик на фотках не получился – сплошное размытое пятно. Комок белого пуха. Круглый толстый комок белого пуха. Он все время скакал и метался по сцене. Не получились фотки.

Я подумал еще немного, вспоминая:

- Правда, он стоял спокойно несколько минут, сложив на груди руки, пока Снегурочка пела младенцу колыбельную. Но это была такая колыбельная, мама дорогая! Я едва не заснул. Дети едва не заснули. 

- Напой.

Катя не забирала руку.

- Гм… Я не уверен, что помню. Что-то вроде: спи, моя девочка, спи, ветер песком не скрипи, малышку теплее укрой, песенку тихо пропой: спи, моя сладкая, спи, лисичка, спеши по степи узкой укромной тропой, песенку девочке спой: спи, моя рыбонька, спи, птичка, нас в дом пригласи, малышку мою успокой, песню ей тихо пропой: спи, моя сладкая, спи, зайчик, малышку спаси, в норке скорее укрой, песенку крошке пропой…

- Я поняла, - прервала меня Катя. – Сама чуть не заснула. А дальше?

- Дальше? – может, получится сократить прелюдию. - Поедем ко мне? 

- Давай посидим здесь, пока метель. Закажешь мне пирожное?

- Конечно, - я показал официантке на пустую тарелку. 

- Я спрашивала тебя, что было дальше, у вас на утреннике?

Я достал пачку Мальборо, закурил, выпустил сизый дым. Официантка в гномьем колпаке прибежала с пирожным и пепельницей толстого мутного стекла и убежала обратно на кухню. Они смотрели оттуда в зал, три пары узких глаз сверкали из темноты.

- Самое веселое потом. Хотя не сразу, сначала было скучно. Очень скучно. Снегурочка принялась рассказывать Зайчику сказку про злого царя, который боялся новорожденного младенца, потому что решил, что тот свергнет его с трона. Правильно решил, разумеется. Молодым дорога. Но царь сопротивлялся естественному ходу вещей и приказал убить младенца. А поскольку он не знал, который младенец его победит, то приказал убить всех малышей. 

Это была долгая и скучная история. Не знаю, к чему Марина рассказывала ее детям. Естественно, они принялись шуметь, пока она говорила. Никто ее не слушал.

Но тут на поляну прокрались Кикимора с Лешим и – подстрелили Снегурочку. Сразу все проснулись, раскрыли рты и уставились на сцену. Зайчик, конечно, заверещал, запричитал и понес Снегурочку в свою норку. 

Он нес младенца, который проснулся и решил разораться прямо во время представления. Он волок Снегурочку, причитающую из-за простреленной ноги. Ногу она все время путала, то правую за собой волочила, то левую. 

Кикимора с Лешим скакали вокруг Зайца, один его ногой двинул, другая огребла палкой. Дети были в восторге: кричали, хлопали, улюлюкали. Полный тара-рам. 

Короче, он дотащил их до норы и спрятал внутри. Кикимора с Лешим побежали звать Снеговика. Дети кричат. И тут я такой появляюсь, Снеговик. На глазах черное ведро, дышу через жестянку, под ведром – ухмылка красной краской.

- Красава, - облизнулась Катя.

- Я оглядываю зал, спрашиваю детей: ребята, вы Снегурочку с Новым годом не видели? Куда они побежали? Это Маринка решила встроить интерактив в сюжет. Думала, они за нее заступятся. А дети, все, как один, дружно: ВОН ОНИ! 

Кикимора с Лешим переглянулись неуверенно: правда, знаете? Где же они? 

Дети тянут руки, показывают: вон! У Зайчика! В норе у Зайчика! Все опешили, не знают, что делать. Это надо было видеть – как линяла Маринкина улыбка, как горели глаза у детей. 

Я говорю: тащите их сюда, сейчас я их морозить буду. В общем, все пошло не по сценарию. 

Дети бросились на сцену, обхватили Снегурочку, притащили ко мне. Щипали их по дороге, конечно. Одна девочка-бабочка ей булавку в ладонь вколола, она взвизгнула. Смешно получилось. Мальчик в ковбойском костюмчике махал кнутом. Потом другой, в костюме волка, принялся кусаться, укусил Зайчика за попу, представь! Сплошная куча-мала. Я поднял молоток, чтобы расколотить ледышки вдребезги. 

- Заморозил? – она приблизила губы к моей щеке, спустилась к шее. Я чувствовал ее шоколадное дыхание, видел накрашенные пурпуром веки.

- Практически. Можно сказать. Только Зайчика. Но тут прибежал Дед Мороз, встал великаном посреди толпы малышей, взмахнул посохом, как заорет: ТИХО ВСЕ! Понятно, они замолчали – Дед Мороз же, у него подарки в мешке. Он направил на меня посох и велел мне растаять. Совершенно нелогичное действие. Мороз – и приказывает таять. 

Но пришлось слушаться – он главный, он подарки принес. Маленькие паршивцы тут же к нему переметнулись. 

- Жаль, - отодвинулась Катя. – Дети сказали, заморозить и расколотить, надо было заморозить. И расколотить молотком. Пусть осознают последствия своих решений. Вообще-то, я считаю, Зайчик – существо куда более опасное для общества, чем Кикимора. Мое личное имхо.

- Ты совершенно права. Абсолютно. Дети вообще все точно понимают. Под конец Дед Мороз у них еще спросил: простим Лешего с Кикиморой? Тоже на жалость давил. А дети, дружно, решительно: НЕТ! Он опешил, говорит: что же с ними сделаем? Половина кричит: заморозить! Другая: растопить! Он воспользовался ситуацией: значит, говорит, и заморозим, и растопим. То есть, оставим, как есть. С Новым годом!  Елочка, зажгись! Всем спасибо, все свободны. Теперь начнутся танцы. 

Взяли детей за руки, пошли хороводом. Елочка зажглась, все дела. Музыка играет, пух летит. Подарки всем раздали. 

Марина сидит в углу, рыдает. Младенец как начал вопить, так не останавливается, она на него внимания не обращает. Ирка с Вадиком подошли, Кикимора с Лешим, утешают ее. Вадик говорит: чего ты переживаешь? Ну что тут такого удивительного, чтобы переживать! Ты думаешь, они за вестью пришли? Они пришли за шоколадными подарками. Расслабься, они не услышат весть, даже если она будет танцевать чечетку у них перед глазами. Нет в них ни страха, ни жалости. Ирка поддакивает: да кого тут прощать? Ты их видела? Простила бы? Нет причин прощать Кикимору с Лешим. Маринка сидит, ревет, совсем заходится.  Наконец вытерла слезы, укутала младенца, в коляску его и наружу. 

За окном валил снег. Мы смотрели в белизну, сгущающуюся темнотой, тишиной, тьмой. Белый пух кружил в воздухе. Я забыл сказать ей, что Зайчика я все же расколотил на мелкие осколки, на мелкие, мелкие снежные пылинки, они крутились в воздухе, засыпая землю. На полу на сцене и в зале остались только его записки, его шпаргалки, без которых он не решался выходить перед ними. На клочках бумаги, таких крошечных, что едва можно было разобрать буквы, было одно слово: «милости».

За пределами этого неба, там, где не было ни снега, ни стекла, ни страха, женщина катила коляску с плачущим младенцем. Не плачь, наклонилась она к ребенку, не плачь, ангелы не умирают. 

Мы глядели в окно. Там была тьма. 

Комментарии

Б/Б — Бертольд Брехт в постановке Бутусова.
Фигуры распределены. Христос-педик. Окровавленный отец. В спектакле нет того, кто «входит». На сцене с открытием занавеса все действующие лица, по парам: Мать-Отец, журналист-проститутка, мальчик-солд...
Картофелина. Сказка из холодильника
Жила-была бурая Картофелина. Она жила в холодильнике в ящике для овощей. Картофелина была некрасивая, с коричневой, бугристой кожей, неуклюжая, бесформенная да еще вдобавок грязная. Как ни счищал...
Синяя Борода, или история одного несчастливого брака: опыт интерпретации
- Уж не сказку ль про Синюю Бороду Перед тем, как засну, почитать… Анна Ахматова «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», - сказал классик. Знам...
Янтарное варенье
Сказка из бабушкиного буфета В обычной городской квартире с водяным отоплением жили мальчик и девочка. Они очень любили ходить в гости к своей бабушке, жившей в белом глиняном домике-мазанке в старой...
b2ap3_thumbnail_20170515-192432.jpg
Сказки о двух концах
  * * *   В этом мире всё шиворот-навыворот: Привязываешься, потом срываешься с привязи В дремучий лес, где серые волки, Пьёшь из лужи, и в результате Становишься серым козлом. И даль...
взломать Курочку Рябу
В детстве сказка про Курочку Рябу  не  вызывала у меня никаких  вопросов. Но прочитав ее в зрелом возрасте, я удивилась насколько она парадоксальна и абсурдна. Курочка сносит золот...
На дворе пурга в окно стучится...
27 января 1879 года родился писатель, фольклорист и журналист, автор уральских сказов Павел Петрович Бажов. И какое это для всех счастье, что у нас есть Павел Бажов! Д.Нагишкин З...
Город Дождя
Мальвина проснулась рано. Шум весеннего дождя разбудил её. В открытое окно врывался свежий ветерок. Она любила дождь. Много лет назад ей говорили, что в такую погоду можно найти дорогу в город Дождя. ...
Блюз мертвого соседа [святочный рассказ]
А вот еще, помню, был случай. Диджеил один молодой человек на новогоднем корпоративе «Балтболтбанка». Накануне в спешке накачал из интернета гламурных говнохитов, покидал их в iTunes – и вперед. И пос...
стихи, проза, разное
Рождество в Снежных Горах Машина шла в гору. Скорее, не высокую гору, а холм, чем-то похожий на крымские, где Илья отдыхал у бабушки. Разве что росли здесь не сосны с кизилом, а эвкалипты. Серо-зелен...