«Чевенгуру» -- 90 лет - Блог

Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

«Чевенгуру» -- 90 лет

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 637
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Летом 1927 года Андрей Платонов начал писать роман «Чеввенгур». Ум и логика воронежского гения модулированы глубинным чувством понимания человеческой души. Чувство это с трудом вмещают слова. Но все-таки вмещают! Платоновские тексты – чудо словесного искусства, после него жанр прозы кажется исчерпанным, но это, разумеется, не так.

Опубликован роман в 1988 году в журнале «Дружба народов». Помню очередь за этим журналом в библиотеке общежития Литературного института. Я в то время жил на шестом этаже, учился на Высших литературных курсах. Юная библиотекарша выдала журнал до определенного времени, записала в журнале мою фамилию и номер комнаты.

-- Вернёте журнал завтра в 14 часов 15 минут!..

Читал роман почти всю ночь, обернув обложки в чистую бумагу, аккуратно перелистывал страницы, прикасаясь к ним через бумажный листок, чтобы не оставлять отпечатки пальцев – журнал был девственно чист, я обязался вернуть его в первозданном виде.

Утром пришлось ехать на зачет, но я был уверен, что успею вернуться к 14 часам на улицу Добролюбова. Однако Москва непредсказуема: то ли тогдашние пробки, то ли еще что-то произошло, и я, разумеется, опоздал. Всего на 7 минут.

Щеки красавицы-библиотекарши пылали от сдерживаемого гнева, Она ждала. Меня. Такого со мной еще не бывало. Девушка, не скрывая огорчения, смотрела мне в лицо. Я невольно замер возле двери, не в силах вынести укоряющего взгляда прекрасных серых глаз. Мои извинения не были приняты во внимание.

Рядом с библиотекаршей стоял новый читатель журнала, высокий студент в очках. Он нетерпеливо выхватил журнал из моих рук. За «Чевенуром, как я тут же узнал, была очередь, список читателей уместился на двух листах стандартного формата. Мне крупно повезло, что «Дружба народов» попала ко мне сразу после выхода журнала в свет.

За опоздание я попал в «черный список» неаккуратных читателей, и был наказан – меня лишили доступа к журналам в течение месяца. Но я об этом не горевал – «Чевенгур» был прочитан! После него моя творческая судьба переменилась! Я был уверен, что напишу новые вещи, которые, пока ехал в троллейбусе от улицы Чехова до общежития, мысленно увидел – деревенский постсоветский цикл повестей. Угасание, исчезновение провинциального платоновского мира (Отдельной книгой повести не были изданы, зато все опубликованы в толстых журналах, две из них – в «Новом мире!»).

«Чевенгур»... В перерестроечную эпоху он стал важным литературным событием. Оказывается, много раз читаное «Происхождение мастера» -- это лишь начало «Чевергура». У Платонова я учился очеловечивать природу -- животных, птиц, и даже растения. Не примитивная аллегория, а как бы вторая, невидимая нам жизнь. У Платонова природа не враг человека, но друг, причем могучий и добрый, способный вертеть турбины и снабжать людей электричеством. Особенно ценил писатель воду – не только как источник энергии, но прежде всего как источник жизни. В «Чевенгуре» Александр Дванов, «альтер эго» Платонова, уговаривает крестьян заняться рытьем колодцев на плодоносных землях, в то время как деревни «жмутся» к речкам и оврагам.

«Душевные бедняки» не вписались в революцию, деревенские хитрецы выжидают, полагая, что социализм должен «наступить сразу», сам по себе, как растет трава.

«Темнота» слов Платонова придает роману вечерний неяркий свет, мы видим пространство, простирающееся за границу существования людей. Здесь напрочь отсутствует какое-либо общественное движение, активисты косноязычны и забавны.

Один знакомый юрист в то время начал читать «Чевенгур» и бросил. Позвонил мне: «Это ерунда, бред. Какие-то идиоты ходят по деревне, питаются чем бог послал, произносят глупые речи… Нет уж, брат, сам читай своего Платонова…»

Иной раз это кажется невыразимым: дух одинокого человека в сочетании с застывшим шатром неба над степью. Это выше человеческого понятия, но тот, кто войдет в платоновский пейзаж, в существование людей в скудном просторе, тот никогда об этом не пожалеет.

В том же 1988 году свердловский критик Николай Кузин, к тому времени автор книги о творчестве Платонова (к сожалению, Николай рано ушел из жизни) провел меня по флигелю, где располагались Высшие литературные курсы, показал комнату, в которой кода-то жил Андрей Платонов. Позже эту комнату студенты превратили в своеобразный музей, назвав ее «Класс Платонова».

-- Подражать Платонову, значит обречь себя на безвестность и литературное прозябание!.. – назидательно произнес Николай.

Я сказал, что не собираюсь подражать Платонову, это невозможно. Подхватить эстафету мыслей Платонова, дух его произведений – это было бы замечательно!

…Сейчас в десятый раз, наверное, перечитываю настольную книгу – «Чевенгур». В этом романе мой край, соседняя Воронежская губерния, провинция, мои некогда знакомые старики, участники гражданской войны, с которыми я жил, их рассказы, которые слушал в детстве.

Накопилась тьма заметок на полях обеих книг (у меня два разных, крепко зачитанных экземпляра романа), есть желание написать «роман о романе», воссоздать «Чевергур» поэтически, феерически, и в тоже время вполне рационально, в свете сегодняшнего дня. Не ремейк, но взгляд современного человека на события, происходящие в романе сто лет назад. Метаморфозы в литературе обычное явление.

Комментарии

No post has been created yet.