Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Что говорить, когда некому говорить

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 186
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

О статье Бориса Орехова и Павла Успенского «ГАЛЬВАНИЗАЦИЯ АВТОРА, ИЛИ ЭКСПЕРИМЕНТ С НЕЙРОННОЙ ПОЭЗИЕЙ» я написала в обзоре июньского номера. Неожиданно для себя, благодаря разговору с другом, я вернулась мыслями к выводу, который делают авторы статьи.

Они, напомню, приходят вот к какому допущению: так ли важно, произведен поэтический текст человеком или нейронной сетью, если априори источник смысла данного текста – читатель, а не автор, будь то подобное читателю существо из плоти или «машина»? Александр Мурашов в статье «Безразличие к поэзии» («Новый мир» № 5) утверждает – слегка огрубляю, – что если читатель не понимает стихотворение, то и стихотворения нет. С позиции авторов статьи про нейронную поэзию мы тогда говорим уже не о понимании, но об иллюзии понимания. Есть она – есть и смысл, и стихотворение.

Можно вспомнить сентенцию «Красота в глазах смотрящего», которую, с тех пор как облегченный субъективизм стал общедоступным мировоззрением, кажется неоспоримой. И которая содержит внутри свернутый вопрос: а в глазах смотрящего красота откуда?

О красоте в другой раз. Что касается допущения, что автор поэтического текста – фигура условная и не важно, что он хотел сказать и хотел ли что-то сказать вообще… По-моему, очень важно.

Допустим, стихотворение может быть заведомой бессмыслицей, а смысл получать от (для) читателя. Допустим, сказанное может присутствовать, а присутствие того, кто хотел что-то сказать, не обязательно. Допустим, для того, чтобы понимание состоялось, иными словами, чтобы было о чем говорить как о поэзии, достаточно лишь воспринимающей стороны. Но тогда нет и никакой воспринимающей стороны. Потому что если нет адресанта, то и адресата нет. Можно ли воспринять нечто, что никем не выговорено? Услышать не сказанное? Если смысл, который я вычитываю из текста, я туда же и вчитываю, то это уроборос, это замкнутая, самое себя обслуживающая система и коммуникация тут не при чем.

А поэтическая речь – безусловно, коммуникация. Односторонняя. Поэт говорит всегда кому-то и при этом в никуда, в пространство. Из какого пространства читатель берет то, что ниоткуда в это пространство не попало? Да из себя же; однако и в него, в читателя, вчитываемый им в стихотворение смысл откуда-то должен ведь попасть. Получается, есть только вчитывание, а прочитывания, ему предшествующего, нет. Значит, читателя нет.

Итак, тот, кто создает стихотворение, не автор, поскольку не снабжает смыслом создаваемое, а тот, кто текст воспринимает, – не читатель, поскольку воспринимает не то, что читает.

В сухом остатке: никого нет. А когда некому говорить, тому следует молчать.

Комментарии

No post has been created yet.