Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Философия экстрима, или как я прыгала с парашютом в тандеме

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 849
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Вообще-то я боюсь высоты. Страшусь подходить близко к перилам московских мостов, под которыми плещется зияющая бездна Москва-реки.

В детстве старшая сестра неведомо почему называла меня парашютисткой. Наверное, прозревала далёкое будущее, в котором состоялся мой пока единственный прыжок на парашюте. Но зато я уже на законных основаниях обзавелась всамделишным «свидетельством парашютиста» авиационного спортклуба.

 Что есть экстрим? Попробую дать собственное определение. Экстрим это бегство утомленного городского жителя от обыденности и рутины, от привычно-предсказуемого мира к великому и прекрасному адреналину, который невозможно обрести всуе, в будничной повседневности. Экстрим это поиск «другого» настоящего, поиск собственной альтернативной истории.

У Блока есть замечательное стихотворение «Фабрика» про жизненную обреченность и несвободу. «И в жолтых окнах засмеются, что этих нищих провели». Нет уж, рабы на офисных галерах и рабы каменных джунглей не хотят, чтобы их вот так взяли и «провели». Они хотят прожить свою единственную уникальную жизнь максимально ярко, ощутить всю полноту бытия.

В экстремальных ситуациях раздвигаются границы пространства и времени. Это дорогого стоит, поверьте. До раскрытия парашюта я летела 2,5 км в свободном падении среди облаков и абсолютно не чувствовала собственной скорости. Было странное ощущение, что я застряла на одном месте и никуда не двигаюсь. Это был мой собственный параллельный мир, личное загадочное подпространство, персональный выход из мирового времени и новая планета.

Осмысливая этот эпизод, я подумала, что ноги нынешнего фэнтези и современной мистико-приключенческой литературы растут, в том числе, и из такого вот опыта столкновения с нетривиальным. Теперь этот опыт доступен многим благодаря широкому развитию экстремального спорта и экстремального туризма.

 

Про прыжок

На аэродром Ватулино в Рузском районе Московской области мы приехали по приглашению нашего друга, профессионального любителя парашютного, водного и альпинистского спорта. В отличие от нас, желторотых новичков, он прыгает сам, с собственным парашютом. А мы - я, дочь и сын - будем прыгать каждый в тандеме с инструктором.

Идём на крытую веранду дощатого павильона с интересным названием «Манифест», заполняем анкеты, проходим краткий медосмотр и оплачиваем прыжки. Над кассой красуется крупная обнадеживающая надпись «Боишься – сиди дома». 

У летного поля слушаем необходимый предполётный инструктаж и наблюдаем за прыжками спортсменов с купольным парашютом. Вместе с нами компания увлеченных любителей парашютного спорта, людей неординарных и, как принято сейчас говорить, очень позитивных.

Несколько часов ждем своего подъема, но так и не дожидаемся. Несмотря на хорошую погоду, небо надолго закрывают. Из Кубинки летят с праздника военные самолёты, а аэропорт Шереметьево, в свою очередь, использует запасной коридор над нашим аэродромом. Сегодня с прыжками ничего не выйдет. Поэтому удаляемся компанией на несколько километров от аэродрома для вечерних посиделок у костра и палаточной ночевки в лесу.

На следующий день с утра пораньше мы уже на аэродроме. Снова заполняем анкеты, снова проходим медосмотр. Ждём. Несмотря на раннее время, перед нами очередь. Мы в третьем тандемном подъёме. Когда подходит время, нам выдают летные комбинезоны и шапочки по размеру. Я знакомлюсь с инструктором Василием и оператором Михаилом, который будет снимать на видео мой «эпохальный» прыжок.

После объявления пятиминутной готовности к подъёму, идём загружаться в чешский самолет L-410. В самолете мои инструктор и оператор очень шустро занимают места максимально близко к выходному люку и никого туда не подпускают. Я втискиваюсь между ними и интересуюсь:

- Это что, самые козырные места?

- Понимаете, - объясняет оператор, - пилоты начинают выбрасывать парашютистов в наилучшей точке. Естественно, те, кто прыгают первыми, оказываются максимально близко к этой точке.

Самолёт заполняется, пилоты готовятся к взлёту, и тут диспетчер объявляет отбой: Шереметьево опять закрыло небо. Всё хорошо, прекрасная маркиза!

Ребята-инструктора сбиваются в кружок и начинают травить весёлые байки из жизни парашютистов. Кто-то жалуется, что не успел нормально поесть, и ему немедленно рассказывают про некоего парашютиста, который будучи на Кубани приземлился по ошибке прямиком на станичную свадьбу к праздничному столу. И уж там его напоили-накормили, обласкали и приютили. По мне, эта реальная история вполне сгодится для профессионального бродячего мифа об удачливом парашютисте.

Нового разрешения на взлёт, к счастью, приходится ждать недолго. Мы взлетаем. «Держитесь за лавочку», - предупреждает инструктор. Держусь. Стремительный разбег, тряска, воздушные ямы, набор высоты до 500 метров, и вдруг самолёт ни с того ни с сего начинает снижаться. В чем дело?

Началась гроза.

- Вы даже не представляете, насколько больно прыгать с парашютом в дождь, - говорит оператор Михаил.

Гроза заканчивается так же быстро, как началась, и самолет взлетает снова. Я уже не замечаю ни скорости, ни воздушных ям. Быстро человек ко всему привыкает! На высоте примерно 2000 м спокойный и невозмутимый как слон инструктор Василий усаживает меня на колени и пристегивает к своему снаряжению, соединяя наши подвесные системы. В иллюминаторе виднеются голубое небо и белые облака.

- Ну что, страшно? – Михаил глядит на меня с улыбкой.

- Ага, страшновато, - киваю я.

- Я тоже боялся, когда первый раз прыгал, - ободряет он. – Все боятся, это нормально.

Да, эти ребята с небом на «ты». Немудрено, у многих из них в активе как минимум по несколько сотен прыжков.

Смотрю на электронный высотомер Василия в виде наручных часов. 3600 3800 4000 4100. На отметке 4200 м в самолете загорается красная лампочка, кто-то из инструкторов открывает люк.

Надо вставать, наш тандем прыгает первым. Как сиамские близнецы медленно двигаемся с инструктором к выходу. По команде я надеваю пластиковые очки, прикрепленные к шапочке, затем на краткий миг повисаю на инструкторе и в то же мгновение мы вываливаемся из самолёта.

Нас крутит-вертит-швыряет в разные стороны. Где там оператор Михаил, которому я должна улыбаться в камеру? Впрочем, мне сейчас не до него. Инструктор Василий сзади легонько шлепает меня по плечу. Это условный знак, я должна широко развести руки. Раскидываю руки, мы падаем горизонтально вниз, точь-в-точь как птицы.

И тут я понимаю, что мне катастрофически не хватает воздуха. Или его чересчур много? Так или иначе, не могу дышать. Успокаиваю себя тем, что скоро мне обязательно полегчает, надо просто потерпеть. Мы летим вниз со скоростью 200 км/ч, но мне кажется, что мы застыли на одном месте и никуда особо не движемся. Нет точки покоя, относительно которой я могу оценить свою скорость. Обман чувств.

Постепенно дышать становится легче, и я обнаруживаю неподалеку внизу оператора Михаила. Он весело машет руками и строит уморительные рожицы. Я наконец-то улыбаюсь ему в камеру.

«Отчего люди не летают так, как птицы?» – восклицала Катерина из островской «Грозы». 

Да летают они, Катерина, летают. Как птицы, в свободном падении. Вот только приземляются не как птицы. Я в первый раз и то лечу, а опытный Михаил выписывает пируэты в воздухе и натурально летает, как ему заблагорассудится.

Перед раскрытием парашюта Василий складывает мои руки на груди. Меня очень резко подбрасывает вверх. Тандем принимает вертикальное положение. Парашют раскрылся! Значит, мы находимся на высоте 1500 м. Сразу становится тихо, воздух больше не свистит у уха, дышится легко и радостно. Мы плавно и медленно спускаемся. Я аккуратно сдвигаю лямки подвески из области паха под коленки, чтобы можно было на них сидеть.

- Можно снять очки, - подсказывает Василий.

Облаков вокруг уже нет, перед нами великолепная панорама аэродрома и его лесных окрестностей. Широка страна моя родная! Всё это отчасти похоже на сон. Именно в снах я летаю так же легко и свободно – под ласковым солнцем, над прекрасными зелеными лугами и холмами.

Но сны заканчиваются, а полеты с парашютом и подавно. Мы плавно перемещаемся по горизонтали и одновременно по вертикали, приближаясь к полю для приземления. 

Вот оно, зелёное поле с цветущими клеверами.

- Поднимите ноги, не смотрите вниз, - командует инструктор.

Мы стремительно скользим вдоль поля. Раз! – и инструктор приземляет нас, я мягко шлепаюсь на зелёную травку. Ура!

После моя одиннадцатилетняя дочь рассудительно заметит: «Хорошая работа у инструкторов! Они постоянно бесплатно прыгают с парашютом и еще деньги за это получают».

Стать инструктором? Получить новую профессию?

Вот так, наверное, экстрим и становится обыденностью. Но тогда нужен новый экстрим.

Привязка к тегам путешествия травелог

Комментарии

В стране магрибинцев
В СТРАНЕ МАГРИБИНЦЕВ I Тень магрибинца Из детской игры в города: - Алжир! - Рабат! - Тунис! Один игрок называл город, второй должен был вспомнить город на букву, на которую оканчивается первый ...
Fyukjvfybz, или Англомания
FYUKJVFYBZ, или АНГЛОМАНИЯ Англомания как она есть Вот почему, спрашивается, мы все такие завзятые, законченные, прожженные англоманы? Хотим непременно учиться в Англии, работать в Англии, жить в Ан...
но какая жара на площади Ватикана!
но какая жара на площади Ватикана! в собор святого Петра - без очереди пройти? в центре этого мира куда привели все пути красавицы предлагают услуги иссиня черные из Сенегала подбегают к очереди н...
На отдыхе в Вирджинии (продолжение). Остров Тангиер
Сегодня отправляемся на остров Тангиер. Паром отчаливает в 10 утра. Приезжаем на причал за двадцать минут до отхода парома. Публика прибывает к пирсу, как вода в час прилива. Морские сравнения приход...
Челюсти. Неожиданный эпилог
Ну вот мы и дома. Всю ночь снились челюсти насекомых и акул. Наутро, глядя в мутное от серой влаги окно, машинально  включаю телевизор. Оттуда - злобные пасти акул и сообщение о несчастье на бере...
тонкостенной спиралью
дорога веришь? дорога закончилась обернулась свернулась кольцом загудела морской опустевшей тонкостенной спиралью теперь теряешь обертона оттенки травы запах пинии туи вытряхиваешь из карманов и...
О метафизике аэропорта
Аэропорт - одно из самых умиротворяющих мест на Земле. И будь я буддистом, то для достижения нирваны я бы приходила именно сюда. Да. Я очень люблю аэропорты. Люблю то пограничное состояние, котор...
Шри-Ланка, я люблю тебя
За отсутствием лета разбирала фотографии из своей поездки на Шри-Ланку. Фотографий оказалось мало. Так всегда бывает, когда глаза разбегаются и не знаешь, что снимать - то ли лачугу с битой черепицей,...