Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Избранные места из записок А.Платонова-6

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 414
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

  Записные книжки Андрея Платонова [imwerden.de Андрей Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии. ИМЛИ РАН, «НАСЛЕДИЕ», 2000. PDF]

Продолжение. Комментарии выделены курсивом

Под пером Платонова обычная жизнь превращается в яркую фантасмагорию. Суровый реализм подменяется абсурдом, который выглядит наиболее приемлемым для платоновского удивительного слога, распускающего обычный смысл по умозрительным философским ответвлениям.

В завоеваниях революции усомнился герой платоновской прозы – крестьянин Макар. Время «сумления» пришлось на период стремительной бюрократизации страны. Энтузиазм «устроителей коммунизма» еще не угас, слово «усомнившийся» звучало антинародно. Вскоре «усомнившиеся» автоматически превратятся во «врагов».

Платонов – сын революции. Его молодость совпала с великими переменами в российском обществе. В этот период Платонов мечтатель, фантаст, в своих очерках он видит преображенную страну, мир, и даже вселенную. Ситуация в нэповской России быстро менялась, революционный порыв угасал. Платонов не мог совместить наступившую реальность с юношескими мечтами. «Сокровенные» люди ушли в тень, на страницы платоновской прозы пришли «усомнишиеся» Макары, мелкие чиновники города Градова. Дальше надо было жить уже без «революции» как символа дальнейших преобразований страны.

 

«БОКОВАЯ» СИЛА РЕВОЛЮЦИИ

«В революцию выигрывает «боковая сила», т. к. главные уничтожают друг друга, а боковая остается при здоровье и забирает вес». Сообщение мыслящего мещанина». И еще: «Темная личность с горящим факелом».

Образ неизвестного человека, бегущего с факелом, появляется в начале повести «Счастливая Москва». Кто он, таинственный бегун в никуда?

«О человеке, которого пугают газеты, п<отому> ч<то> били и бьют его за политпороки. Его душевное состояние ужаса непроходящего».

Если человека сталинской эпохи критикуют, тем более за «политпороки», значит, его дела плохи. После критики в советских газетах обычно следовало «принятие мер».

«Выпей водки,— сразу все мировоззрение перестроится. «Как выпил, так все мировоззрение изменилось».

Старый испытанный рецепт.

Толпыго — вот большевик добрый. Диалектика в том, что добрым надо стать злыми... И Сталин ведь хороший. «Истина в том, что в СССР создается семья, родня, один детский милый двор, и Сталин — отец или старший брат всех, Сталин — родитель свежего ясного человечества, другой природы, другого сердца.

Фразы, увековеченные на клочках бумаги, звучат как заклинание. Так дети говорят: «Чур меня, чур!». О Сталине или хорошо, или ничего. Вождь лично критиковал Платонова за повесть «Впрок». Писатель понимал, что ему надо быть чрезвычайно осторожным как и в повестях, так и в личных записках. Кто из нынешних писателей может похвастаться, что его критиковал лично глава государства? Сталинские пометки на журнале с повестью Платонова принесли автору горькую славу.

«Один беженец у другого:

-- Дальше-то лучше будет с харчами?

Другой: -- Откуда? СССР везде одинаков. Раз тут нет, значит там -- еще хуже».

Платонов понимал бюрократическую сущность постреволюционного общества и сатирически отображал ее в рассказах и повестях. Из литначальства Платонова никто не поддержал, даже сам Горький, вежливо отвергший роман «Чевенгур», публикация которого констатировала идеологическое поражение революционной цели -- так называемого «коммунизма».

«Горе человека вел<икого> врем<ени> в том, что пролетариат завоевал власть (частично, смешанно, но едко, отравленно) для оригинальной, удивит<ельной> формации буржуазно-аппаратной демократии. Он увидел в революции чистый свет мира, превращенный в бред. И человек – в бреду.».

Устройство «нового советского мира», где человек избирается народом «для мысли», т.е. в силу своей деятельности обязан думать как чиновник, но думать он не хочет, потому что социализм «получил в наследство мещанство». Дескать, нечего об этих мещанах заботиться!

«Если вы, товарищи, чувствуете голод, то это неверно, товарищи».

Платонов с пафосом пародирует стиль казенных утешений. Мнимая забота о «простом человеке труда». Это хорошо показано в повести «Котлован». В «Записках» упоминается неизвестный рассказ Платонова «Меропр<иятия> по борьбе с безуспешной жизнью».

«Плачут, что «мало» едят, истерика, -- грязная пена людей. Обжорство, вне очереди, а сами тюр<емные> служащие, кухарки и т. д., совершенно автоматические люди -- еда, тепло, покой, порядок, эгоизм. С такими можно делать что угодно».

Человек, не верящий ни во что, никак, пустой,-- исполняющий потому наилучшим образом любое высшее предначертание: такой тип только и нужен.

Но и народ не так глуп, чтобы не попытаться выжить, прикинуться покорным, всё исполняющим вселенским дураком.

«Сознание себя Иваном-дураком, это самосознание народа (класса) – самое такое самосознание показывает, что мы имеем дело с народом-хитрецом, с умницей, к<о>т<о>р<ый> жалеет, мучается, что он живет в дурацком положении».

 

«БРИГАДНЫЙ МЕТОД» ЛИТЕРАТУРЫ

«Музыка -- окончательно запрещенная литература, когда она замычала, -- и из этого, из окончательного запрещения,-- явилось самостоятельное великое искусство».

«Бригада писателей -- собрание несчастных (изредка жуликов)».

«Для них литература это государственное чистописание».

Видимо, Платонов хорошо знал повадки тогдашней творческой среды.

«Революция имеет литературн<ое> происхожд<ение> --замысел ее, революции, был совсем другой, но потом «литераторы» и литература возобладали и придали революции порочную эволюционную бесконечность, (это «левые»)».

Платонов был свидетелем угасания духа революции в тогдашнем обществе. Об этом рассказано во второй части «Чевенгура», сюжет разгрома «ревзаповедника» во главе с последним рыцарем гражданской войны Пашинцевым. Платонов предсказал уничтожение старых большевиков, пытавшихся романтически воспринимать новую реальность.

Не приняли роман -- и руки и тело покрыли нарывы. Сломать человека легче, чем думают.

Видимо, речь идет о «Чевенгуре», сильнейшем, на мой взгляд, романе двадцатого века. Несмотря на испытания, Платонов продолжает мечтать о «высоких сферах», где живут «тысячелетние птицы», где «наилучший воздух и дольний свет, обеззараживающий смерть». Неизменная платоновская мечта о высшем светлом космосе, животворящем душу и тело. В творчестве он всегда оптимист.

(Окончание следует)

Привязка к тегам Записные книжки Платонова

Комментарии

Избранные места из записок А.Платонова
Записные книжки Андрея Платонова [imwerden.de Андрей Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии. ИМЛИ РАН, «НАСЛЕДИЕ», 2000 PDF]. Из этих записей можно понять, каким писатель видел свой ...
Избранные места из записок А.Платонова - 2
Записные книжки Андрея Платонова [imwerden.de Андрей Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии. ИМЛИ РАН, «НАСЛЕДИЕ», 2000 PDF].  (Продолжение) Комментарии выделены курсивом. &nbs...
Избранные места из записок А.Платонова-4
Записные книжки Андрея Платонова [imwerden.de Андрей Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии. ИМЛИ РАН, «НАСЛЕДИЕ», 2000 PDF].  (Продолжение) Комментарии выделены курсивом. Тво...
Избранные места из записок А.Платонова - 5
Записные книжки Андрея Платонова [imwerden.de Андрей Платонов. Записные книжки. Материалы к биографии. ИМЛИ РАН, «НАСЛЕДИЕ», 2000 PDF].  (Продолжение) Комментарии выделены курсивом. Вре...