Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Уральская одиссея пушкиниста П.Е.Рейнбота

Добавлено : Дата: в разделе: ЛитературоНЕведение
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 182
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Павел Евгениевич (а именно так старомодно высокопарно он сам писал свое отчество в официальных документах) Рейнбот (1855-1934) принадлежал к плеяде потомственных петербургских интеллигентов. Он, как и его брат Александр, был выпускником 35 курса (1877 год выпуска) знаменитого Александровского лицея. После учебы служил присяжным поверенным, но в российскую историю вошел, прежде всего, как библиофил и пушкинист.

Об уникальности личной библиотеки П.Е.Рейнбота до сих пор ходят легенды. Не зря о ней говорится в воспоминаниях сразу двух именитых петербургских букинистов. Федор Григорьевич Шилов в своих "Записках старого книжника" называет Рейнбота "одним из известнейших библиофилов моего времени". П.Н.Мартынов в мемуарах "Полвека в мире книг" пишет, что Павел Евгеньевич "был владельцем необыкновенной библиотеки".

Как у любого истинного коллекционера, у Рейнбота было два пристрастия в книжном деле - пушкиниана и старинные книжные переплеты.

Ему удалось сконцентрировать в своей библиотеке все прижизненные издания, как выходившие отдельно, так и опубликованные в периодике, своего великого однокашника по лицею. Кроме того, он собрал всю известную к тому времени пушкиноведческую литературу. Именно к Рейнботу обратился за консультацией другой его однокашник, министр финансов Владимир Николаевич Коковцов, когда встал вопрос о приобретении для России так называемого "Онегинского собрания". Поскольку с Александром Федоровичем Онегиным (Отто), обладателем замечательной коллекции пушкинских автографов, создателем первого в мире пушкинского музея, живущим в Париже, Павел Евгеньевич лично был знаком и видел его музей, он, по воспоминаниям Ф.Г.Шилова, "горячо посоветовал приобрести собрание Онегина для Пушкинского дома". Впоследствии, когда уже в 1920-е годы коллекция была выкуплена у владельца и перевезена в Советский Союз, Павел Евгеньевич устроился работать в Пушкинский Дом, чтобы описать и систематизировать "Онегинское собрание".

Известен также факт обращения великого русского художника И.Е.Репина за помощью к Рейнботу как пушкинисту в процессе написания картины "А.С.Пушкин на акте в лицее 8 января 1815 года". В своем письме от 5 июля 1910 г. Репин писал Павлу Евгеньевичу: "А как я Вам благодарен за последнее замечание! Прибавил много профессоров, и, представьте, Державин и Пушкин только выиграли..."

П.Е.Рейнбот был членом Кружка любителей русских изящных изданий и обладателем, по свидетельству все того же Ф.Г.Шилова, лучшей в России коллекции книжных переплетов: "Он собирал также старинные книжные переплеты, и можно сказать, что у него был целый музей переплетов с суперэкслибрисами, великолепными тиснениями и всевозможными украшениями".

На далеком для него Урале Павел Евгеньевич очутился отнюдь не по собственной воле. В Свердловск он попал в 1925 г. в ссылку по приговору потрясшего весь Ленинград знаменитого "Дела лицеистов". Человек, которого современники называли "воплощением высокой культуры и душевного благородства", интеллектуал, в недавнем прошлом столичный житель и дворянин, вдруг оказался в Свердловске - городе, имеющем в настоящем статус центра огромной Уральской области и в то же время влачащем за собой дореволюционную историю всего лишь уездного центра Пермской губернии.

В августе 1925 г. П.Е.Рейнбот устроился работать в Уральское областное архивное бюро. В то время там служил Александр Андреевич Берс, историк и археолог, внучатый племянник жены Льва Николаевича Толстого Софьи Андреевны Толстой, урожденной Берс. Наверно, это знакомство во многом скрасило нерадостные дни ссылки для Рейнбота. По крайней мере, они с А.А.Берсом были люди одного круга, одного уровня образования, и, видимо, с однаковых позиций смотрели на окружающую их действительность.

"Настоящим прошу Вас зачислить меня на должность временного сотрудника вверенного Вам учреждения. Я окончил курс наук в Александровском (бывшем Царскосельском) лицее в 1877 г., с 1900 г. занимался в Российской Академии, будучи членом комиссии по изданию сочинений Пушкина, а с 1920 г. был сначала помощником хранителя, а затем хранителем музеев Пушкинского Дома при Российской Академии Наук". - так начиналось заявление о приеме на работу в Уральское областное архивное бюро Павла Евгеньевича Рейнбота. Оно было написано 12 августа 1925 г. И в тот же день по поводу кандидатуры П.Е.Рейнбота был сделан запрос в ОГПУ. Через несколько дней оттуда пришел ответ под грифом "секретно": "Настоящим сообщаем, что препятствий к принятию П.Е.Рейнбота в облархив не встречается". На заявлении о принятии на работу П.Е.Рейнбота сделана служебная пометка о том, что он принят на время болезни какого-то сотрудника. Однако уже с 7 октября Павла Евгеньевича перевели на постоянную ставку и в общей сложности он проработал в Уральском областном архиве с 17 августа 1925 г. по 20 сентября 1926 г.

Поскольку во всех архивах страны в то время наиболее остро стояла проблема описания документов, принятых на хранение в необработанном виде, ему была поручена работа по упорядочению архивов магистратов и уездных судов. В личном деле П.Е.Рейнбота сохранилось служебное письмо, написанное областным архивом в библиотеку Урало-Сибирского коммунистического университета с просьбой допустить сотрудника архивного бюро Рейнбота к работе с Полным собранием законов Российской империи, что "необходимо для получения некоторых исторических справок".

В Свердловске Павел Евгеньевич активно включился в научную и краеведческую жизнь города. 9 марта 1926 г. в помещении Уральского областного государственного музея П.Е.Рейнботом был сделан публичный доклад на тему "Последние годы жизни А.С.Пушкина по неизданным документам".

Весной 1926 г. в Свердловске бурно обсуждался вопрос о создании в городе музея уральского бытописателя Д.Н.Мамина-Сибиряка. При Уральском областном музее была создана специальная комиссия, занимавшаяся этим вопросом, которая в документах тех лет называется Маминской комиссией. С первых же дней ее существования Павел Евгеньевич стал членом этой комиссии.

Летом 1926 г. краеведы и работники музеев области под эгидой Уральского областного бюро краеведения начали готовиться к проведению III областной краеведческой конференции, намеченной на осень того же года. "Областное архивное бюро настоящим имеет сообщить, что на предстоящей краеведческой конференции нами может быть поставлен доклад на тему "Архивное строительство на Урале в связи с краеведением" (докладчик арх. А.А.Берс) с содокладом тов. П.Е.Рейнбот "Суд, преступление и наказание в Зауралье в крепостную эпоху", - так откликнулся областной архив на приглашение принять участие в конференции. III Уральская областная краеведческо-музейная конференция состоялась позже намеченного срока. Она прошла в Свердловске с 27 по 30 декабря 1926 г., однако Павел Евгеньевич не успел выступить на ней со своим докладом, поскольку 19 сентября 1926 г. внезапно снова был арестован и выслан в Тюмень.  

В Уральском областном архивном бюро известие об аресте П.Е.Рейнбота вызвало настоящий переполох. В органы ОГПУ было направлено служебное письмо: "Получив сведения, что арестованный 19 сего сентября наш сотрудник Рейнбот Павел Евгеньевич намечен к высылке из г. Свердловска, областное архивное бюро настоящим ходатайствует об оставлении гр-на Рейнбота на нашей работе, или, в случае если Вы найдете возможным удовлетворить этой нашей просьбе, предоставлении ему издали времени для сдачи дел.

Гр-н Рейнбот в течение нескольких месяцев вел в облархиве весьма сложную и ответственную работу по систематизации и разработке архивов старых судебных мест, в которой он один, как весьма компетентный в этой области работник, мог свободно ориентироваться. В настоящее время Рейнбот разобрал начерно около 6000 дел, разложенных с условными знаками, только ему известными, и без его указаний работа по описанию вышеуказанных материалов закончена быть не может, а весь труд нескольких месяцев пропадет даром".

Официальный ответ из ОГПУ гласил, что письмо областного архива опоздало, так как 23 сентября П.Е.Рейнбот уже выехал в Тюмень. Забегая вперед, можно сказать, что проблему с описанными Рейнботом материалами удалось благополучно решить. В ноябре 1926 г. Павлу Евгеньевичу было разрешено приехать из Тюмени на неделю в Свердловск, чтобы закончить начатое.

По рекомендации Уральского областного архивного бюро П.Е.Рейнбота взяли на работу в Тюменское окружное архивное бюро. К своим обязанностям он приступил уже 7 октября 1926 г. и успешно проработал там до увольнения 1 мая 1927 г. Как и в Свердловске, в Тюмени ему пришлось заниматься разбором и описанием документов трех монастырей: Тюменского Троицкого, Тюменского Рафаиловского и Туринского женского.

В отчете заведующего Тюменским окружным архивным бюро о проделанной работе упоминается, что Рейнбот по описанным материалам монастырей подготовил научную работу о быте сибирского монашества, которую намеревался впоследствии издать. Увы, сведений о подобной публикации мне пока обнаружить не удалось.

19 апреля 1927 г. Тюменским окружным отделом ОГПУ Павлу Евгеньевичу Рейнботу была выдана справка о том, что он отбыл срок ссылки и ему разрешено свободное проживание на всей территории Советского Союза. Как выше уже упоминалось, 1 мая 1927 г. он уволился из Тюменского архива и уехал на постоянное место жительства в Ленинград.

В 1931 г. он обращался в Уральское областное архивное бюро с просьбой выслать ему справку о трудовом стаже, которая понадобилась для оформления пенсии: "Постановлением Академии Наук от 13 ноября 1930 г. я уволен от службы по преклонности лет для перехода на пенсию, причем при определении размера таковой возник вопрос о времени службы моей на Урале в 1925-1927 годах." Справка была выслана по указанному в заявлении адресу Павла Евгеньевича - г. Ленинград, ул. Петра Лаврова, д. 35, кв. 8.

Комментарии

No post has been created yet.