Пример

Prev Next
.
.

Юрий Жуковский

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Мучительный Арканар Германа

Добавлено : Дата: в разделе: Кино
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 822
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

«Трудно быть Богом» - вариации на темы «Хрусталёв, машину!», анти-Андрей Рублёв, сублимация Андрея Рублёва. В «Хрусталёв, машину!» Алексей Герман добивался полнейшей аутентичности потока обыденности. Гиперреализм. Когда кино перфекционистски добивается полного и окончательного реализма, сдирая с себя эстетизацию зла, оставляя только обыденность зла.

Рискую быть побитым камнями гнева, но давно хочу задать этот вопрос: - Кто назвал этот монотонный свинцовый монолог, скучный советский метатекст Стругацких литературой? Что такое социальная фантастика? Ходы прямолинейны, как рельсы, всё однозначно и читаемо, как азбука. Загадку вносит лишь лёгкое моцартианское дыхание Тарковского, хотя и больное арканарской тяжестью.

Эту выхолощенную серую унылую монотонность Герман довёл до последнего предела, пока не видно того, кто может постучаться со дна. Маниакальный перфекционизм в композиции и соотношении светотени кадра почти достиг своих задач - ряд гениальных кадров "как "Андрей Рублёв", как свинцовая монотонность невской волны Бродского, как картины, полные собственной жизни.

Скажу страшную крамолу, для повторного побития камнями - со звуком что-то не так. Алексей Герман говорил, что при новых голливудских технологиях он писал звук для каждого персонажа отдельно, а потом сводил, часами, месяцами. При жизни завершить сведение не успел. Меньше восемнадцати человек в кадре у него не было. В этом была главная сложность записи звука. Можно выдать получившийся звук (перезапись состоялась после ухода из жизни Германа-старшего) за художественный приём - персонажи говорят и бормочут, намеренно невнятно, но звук не может быть пересушенным, как в барокамере, выхолощенным, местами мёртвым.

Ярмольник - идеальная монотонность, отсутствие актёрской игры, произнесение реплик и слов - это и нужно для полного торжества крайней степени реализма. Нужно полифоничное множество персонажей, где каждый в отдельности не особо важен, как в спектаклях Юрия Любимова, где актёры взаимозаменяемо играют по несколько ролей. Полифонию подвёл звук. Румата Ярмольника - это именно та функция, маска, которой прикрыта его способность быть кем угодно - наблюдателем, тираном, убийцей, фиксатором событий. Актёрски он фальшив; как манекен, символ - то, что надо. Он выхолощен, как звук, как выхолощен так называемый "гуманистический посыл" Стругацких.

Герман не был бы Германом, если бы не было необъяснимой магии, идеальных кадров, где виден изнурительный труд, и для "вторых и третьих" выводов нужно смотреть ещё. Звук в картинах Германа-младшего - математичен, с разъятой алгеброй гармонией. Вероятно, перезапись не обошлась без него. Герман-старший подтвердил последней картиной, что всю жизнь снимал один фильм - от "Мой друг Иван Лапшин" до "Трудно быть Богом" он прошёл свой личный путь по разъятию кино как мифа, как эстетической упаковки для ужаса, по воссозданию аутентичной полифоничной обыденности бытия и зла, где для эстетизации и красивостей нет шансов. "Где искусство?" - спрашивает персонаж. "Нет". Возрождения в Арканаре не случилось, не вышел он из утрированного, схематичного, стереотипизированного средневековья. Об этом полощет идеальными и чуть менее идеальными кадрами последнее послание ушедшего в мир иной режиссёра, разложившего ужас на кадры, выйдя за рамки кучки банальностей от Стругацких. В 1964 году режиссёру не было тесно среди этих банальностей, в конце жизни он от них ушёл, не мог не уйти. Соловьёв, главарь банды, убийца, легко обманывавший доверчивых ягнят, прошёл путь до убийц, ссыпающих ягнят-рабов в смерть, как угли не фантастического мира.

Комментарии

У арканарцев собственная гордость
Странная арканарская дискуссия разворачивается вокруг "Трудно быть Богом". Арканарские столпы яростно предъявляют на щите всему миру, всему человечеству Последнего Короля - Алексея Германа - арканарск...
Загадок нет
Главная загадка картины "Трудно быть Богом", Арканара, советского и постсоветского пространства, советского и постсоветского средневековья - на чём всё держится? Румата Эсторский - Бог и не Бог. Фальш...