Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Новый Самсон

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 95
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Сначала я увидела вторую из этих картин. В январе 2016 года она была в постоянной экспозиции в художественной галерее Нового Южного Уэльса. Но только взгляд на первую, написанную за девяносто два года до второй, и с 1910 года находящейся во франкфуртском музея Штадтль, привел к размышлениям и изучению источников, вылившихся в данную заметку. Увидев первую, я немедленно вспомнила вторую. Трудно было отделаться от впечатления, что на них представлены одни и те же люди, только в два момента жизни. Неважно, что их отделяет девяносто лет, долгая человеческая жизнь. Это ведь архетип, миф, девяносто лет ему – ничто, пылинка в часах.

Я не собираюсь доказывать намерение второго из художников развить и завершить тему первого. Не было такого намерения. Не уверена, что он видел эту работу, хотя, как грамотный художник, вполне мог и видеть. Это неважно. Картины сложились в моем взгляде, и из прочтения первой, открытой для понимания, родилось и понимание второй, проявились концепции обеих картин, взаимодействия персонажей с художниками, интерпретация персонажей, в основном – главного, мужского персонажа картин.

Автор первой картины – немецкий художник Макс Либерманн. На 1902 год, момент написания картины, ему 52 года, он обласкан вниманием ценителей живописи, хотя пишет в основном портреты, а тут обращается к жанровой исторической тематике. Картина называется «Самсон и Делила», и это название однозначно определяет изображенных героев. 

bonch-samson-dalila.jpg

Мы видим обнаженную пару на широкой разобранной постели. Фоном служит темная драпировка, повторяющаяся в холодных тенях и черных волосах героя. Можно предположить, обстановка изображает тент, где парочка укрылась для любовных утех, хотя экзотических, этнических или исторических элементов на картине нет. Сама кровать – более светлых и теплых тонов, одеяло толстое, мягкое. Все вещи мягкие – драпировка, постельное белье, матрас, все они куда мягче персонажей. Мужчина темнокожий и мускулистый. Он молод, лет, наверное, двадцати-двадцати пяти. Даже когда он спит, его мускулы рельефно бугрятся на теле. Он крупный, много крупнее своей подруги – бледной, худощавой женщины с убранными в цивилизованный хвост волосами. Она выглядит современной, без стилизации под «восточную красавицу». У нее небольшая грудь, заметный животик – совсем не идеал. Хотя черты лица тонкие, кожа и брови ухоженные – женщина себя ценит. Это центральная и наиболее напряженная фигура на полотне – и по расположению в пространстве, и по играемой роли. У нее энергичная поза, тело прочерчивает диагональ из середины картины к верхнему левому углу – поза уверенности в победе. В правой руке женщина держит трофей – срезанные волосы мужчины. Пальцы ее левой руки вжимают голову Самсона вниз, в ее колено, жестом охотника на поверженной жертве или хозяина на прирученном звере.

Делила, только что отрезавшая волосы заснувшему Самсону. Вот она протягивает их невнятной фигуре у левой грани полотна. 

А Самсон лежит «на ее коленях», как она убедила его лечь. Когда он так обессилел, что пал на постель, обхватив ее колено и нелепо вывернув руку – после любовных игрищ или когда она срезала у заснувшего хаер? Что с ним случится потом?

Художник предостерегает зрителя (и себя самого) от опасности увлечься любовным приключением, отдаться во власть женщины и утратить контроль над ситуацией. Предав мужские занятия (грабить, насиловать, насиловать, чем там Самсон героически занимался?), спасовав однажды перед женской красотой, Самсон подвергается символической кастрации и утрачивает мужскую силу. Появится такая «фам фаталь», неприглядная внешне, и конец всему – работе, карьере, счастью художника и мужчины. Лишение волос, символическая кастрация, приведет героя к утрате свободы и к тяжелой унизительной работе на чужбине. Страх кастрация, или, более того – страх утратить мужское достоинство, стать униженным женщиной, быть вовлеченным в обыкновенную жизнь – все эти жернова, семья, подчинение, скука, означает утрату мужского естества, творческой радости.  

Это история о мужчине, отправившемся за пределы родовой территории и потерявшем себя. Это история о женщине, соблазнившей мужчину и лишившей его силы. Это страх художника перед потерей творческой энергии.

Картина написана, когда психоанализ еще только завоевывал Европу. Фрейд только-только получил должность профессора венского университета. О людях, служивших моделями художнику, ничего не известно. Это неважно, кем они были – важны их роли: Самсона и Делилы.

Не то, что во второй картине, написанной внуком Зигмунда Фрейда – семидесятилетним британским художником Люсьеном Фрейдом в эпоху пост-психоанализа.

bonch-freud.jpg

Приглядимся, это те же персонажи. Годы пошли героям на пользу – Делила немного похудела, подработала талию и отрастила грудь, и стала распускать на ночь волосы. А Самсон сбрил волосы наголо, не только на голове, по всему телу. Нужно признать, ему идет. С длинными, наверно, тоже было неплохо, хотя на картине Либерманна мы не видели его лица (как и его гениталий), он целомудренно скрывал их. Но длинные волосы были знаком хиппистской юности падавана, взрослый мужчина лучше смотрится без волос, с одной щетиной на затылке и подбородке. А он стал взрослее, сколько ему теперь – тридцать, сорок? В мускулатуре он вовсе не потерял за прошедшие годы, чуть раздался в груди, но не разжирел.

Спят герои, похоже, на той же широкой кровати. Они словно выросли из своего прежнего мира. Мягкая драпировка на заднем плане съежилась и отвердела в ширму. Шатер стал маленькой студией с песочной окраски стенами – воспоминание о родной пустыне. Белье, понятно, сменилось за столько лет – теперь они спят поверх шерстяной простыни. Вообще цвета стали более теплыми, спокойными.

И персонажи раскрылись и расслабились. Она – свернувшись калачиком, он – распахнувшись во всей мужской силе, только левая кисть, так безвольно подвернутая на первой картине, здесь напряжено впивается в собственную ляжку. Что это – память о прошлом, о пленении? Свободен ли он сейчас? Кого он видит во сне? Хотя и обнаженные, рядом, они лежат каждый сам по себе, обхватив собственные головы, не обнимая другого, не прижимаясь друг к другу.

А расположение ног изменились – на первой картине Делила широко распахнула колени, с локтем Самсона, проникшим между ними. Во второй – она лежит на боку, крепко сжав ноги, и только ступня по-хозяйски, как у охотника, захватившего жертву, возложена на ногу партнера. А мужчина наоборот – вместо сомкнутых ног, вместо позы на полубоку, скрывающей его чресла от зрителя, он лежит, раскинув ноги на всю ширину кровати, оставив женщине место с краю, сбоку. Ее вертикаль пала и упокоилась на постели, да и у него стоит только согнутая в колене нога, занимая ту же диагональ из центра к верхнему левому углу картины. Член огромный, в момент изображения расслабленный и, кажется, обрезанный. Кстати, если Самсон повернется на постели, не обрушатся ли они на пол вместе с Делилой?

Мы видим мужчину с закрытыми глазами – и вопрос остается, что же произошло с Самсоном. Был ли он ослеплен после того, как Делила срезала его волосы? Конфликт, драма, как это называл Люсьен Фрейд (“I’ve always been interested in bringing a certain kind of drama to portraiture, the kind of drama that I found in paintings of the past. If a painting doesn’t have drama, it doesn’t work; it’s just paint out of the tube” – Я всегда стремился привнести в портрет определенный род драмы, ту драму, которую я видел в картинах прошлого. Если в картине нет драмы, она не работает, это просто краска, выжатая из тюбика).

Впрочем, здесь – иная драма, раскрывающаяся в названии картины, данном художником по фрагменту строки стихотворения А.Э. Хаусмана: «И жених» (And the bridegroom). Полностью строфа звучит так:

Lovers lying two and two

Ask not whom they sleep beside,

And the bridegroom all night through

Never turns him to the bride

(Не спрашивай, кто с кем спит, кто на ком женился, все равно жених в брачную ночь не смотрит на невесту и думает не о ней).

Стоит несколько слов сказать об авторе стихотворения, латинисте, профессоре Лондонского университета Алфреде Эдварде Хаусмане (1859-1936) и его книге «Шропширский парень» (A Shropshire Lad, 1896), из которой взята строфа. Вернее, о его тайной личной жизни. Только после смерти поэта исследователи выяснили, что адресат многих его стихотворений – Джон Джексон Мозес, сокурсник Хаусмана по Оксфорду. Во время учебы они, вместе с еще одним сокурсником, снимали на троих дом напротив колледжа, а затем, после окончания университета, квартиру в Лондоне. В 1887 году Джексон сообщил Хаусману, что собирается жениться и уехать в Индию. Считается, что после этого Хаусман и начал писать стихи, почти через двадцать лет собранные в книгу, а еще через почти двадцать лет ставшие популярными, сначала у солдат в окопах Первой мировой, а затем все у более широкого круга читателей. Посчитано, что строки из Хаусмана – третьи по цитируемости после Библии и Шекспира в названиях литературных и художественных произведений. Так что Люсьен Фрейд недалеко ушел в поисках, выбрав для картины не библейское название, а строку из Хаусмана.

И теперь, приглядевшись к словам, мы можем вглядеться в историю людей, изображенных на картине – нового Самсона и его подруги. Потому что их подлинные имена хорошо известны и записаны там же, где зрителю представлено авторство картины и объяснено ее название. Моделями были Ли Боури (1961-1994) и Никола Бейтман.  

Боури родился и вырос в предместье австралийского Мельбурна. С детства он страстно хотел стать модельером и два года учился в Королевском Мельбурнском технологическом институте (RMIT), прежде чем разочароваться в ограничениях, налагаемых провинциальным обучением. В двадцать лет он перебрался в Лондон – вышел за пределы «родовой территории» и принялся завоевывать город и мир. Начал он с создания собственных экстравагантных моделей одежды, которыми сам же и торговал на лондонском базаре. Постоянный заработок ему давала работа в забегаловке Бургер Кинг, непостоянный – рекламные ролики для джинсов Пепе и съемки в музыкальных клипах в массовке, из знаменитых – в «Ashes To Ashes» Дэвида Боуи. Наконец Боури нашел себя как экстравагантный артист лондонских ночных клубов.

В отличие от консервативной Австралии, клубная жизнь Лондона, казалось, не имела рамок и ограничений. Средствами самовыражения здесь служили одежда, макияж, прически, чудовищная обувь, экстравагантные перформансы. Боури сам выдумывал и делал наряды для выступлений, состоявшие в основном из блесток, косметики, пирсинга, огромных париков и туфель на платформе. Это были, например, короткая юбка из блестящей джинсовой ткани, куртка в стиле Шанель в сочетании с пластиковым полицейским шлемом, голый череп, по которому стекают потоки краски и клея… Инструментом ему служило и тело, к которому Боури относился с мазохистской изощренностью: он прошивал щеки, чтобы повесить на них свои маски, он покрывал его слоями макияжа, упаковывал в немыслимые, причиняющие боль и физические неудобства, наряды. «Плоть – моя самая любимая ткань», говорил Боури.

Он стал знаменитым, и в кругу лондонских клубберов, и в кругу дизайнеров одежды. В 1998 году в издательстве Phaidon вышла энциклопедия моды в семи томах, The Fashion Book. Среди 500 ведущих дизайнеров, которые создавали мир моды последние сто пятьдесят лет, был Ли Боури – «частично, клоун, частично, вуду», как он представлен в издании.

Хотя коммерческого успеха он никогда не имел и, похоже, никогда к нему не стремился. И собственного именного бренда не создал, предпочитая поражать публику всякий раз заново, новым немыслимым нарядом и обликом.

Позже будет создан мюзикл «Табу», по названию недолго существовавшего лондонского клуба, где он выступал. Роль Боури в мюзикле сыграет Бой Джордж, который не раз присутствовал на его перформансах.  

О личной жизни Боури существуют разные сведения. Известно, что он называл себя геем, хотя за семь месяцев до смерти женился на Николе Бейтман – женщине, рядом с которой он изображен на картине Фрейда. Никола вспоминала, что впервые встретила Боури, будучи студенткой художественного колледжа, во время его выступления в клубе Табу. Ли нацарапал ей свой номер губной помадой, но не мог вспомнить ее на следующий день, когда она позвонила ему. Тем не менее, они сошлись и подружились. Никола помогала ему шить костюмы и участвовала в его номерах, все более и более эпатажных. В одном из них Боури «рожал» ее: он выходил на сцену, пел и танцевал с огромным животом, изображающим беременность, где до поры до времени висела вниз головой, уткнувшись лицом в его промежность, крошечная Никола. Затем Боури, вопя, падал на спину, из него хлестала «кровь», летели связки сосисок и выбиралась перемазанная Никола. Это было представление в духе Боури – шокирующее, со смещением гендерных норм, задевающее все чувства зрителя.

Однажды один из зрителей сказал ему, что его хочет видеть художник Люсьен Фрейд. Они встретились в соседнем баре. По другим сведениям, Фрейд увидел его в галерее Anthony D'Offay, где в 1988 году Боури провел две недели в качестве перформансиста: наводил марафет, позировал и спал в зеркальной комнате. Друзья художника говорили, что решили познакомить его с Боури, чтобы оживить палитру Фрейда, заставить его отказаться от высохшей бежевой краски. Художник был совершенно очарован Боури – особенно его голенями, «они спускаются до ступней», воскликнул он при виде будущей модели. Фрейд однажды сказал, что его первой любовью была скульптура, а формы Боури, его способность принимать сложные позы, его желание показывать себя несомненно должны были восхищать художника. И он предложил Боури позировать. Нужно отметить, что позирования для Фрейда за 30 фунтов в час было его первым твердым заработком после того, как он бросил работать в Бургер Кинг.

В студии Фрейда Боури обнажался – он снимал причудливую одежду, макияж, украшения, пирсинг. Он был лишен даже волос, и не только длинного хвоста, но всех волос на теле. Если это и была кастрация, то добровольная и не включающая в действие женщину.

Фрейд отмечал, что Боури по своей природе был застенчивым и нежным человеком, а его яркий сценический персонаж представлял собой форму сокрытия трепетной личности.  С этим можно поспорить. Скажем, однажды на вечеринке в клубе Боури, танцуя, задел Мика Джеггера. 'Fuck off, freak!', крикнул рок-музыкант, на что Боури моментально откликнулся: 'Fuck off, fossil!'

Тем не менее, таким, обнаженным, распахнутым, нежным и застенчивым, видел его Фрейд. Так он изобразил его на нескольких картинах – могучим и открытым, обнаженным, без косметики и макияжа, с закрытыми глазами, с открытыми взгляду гениталиями. Самсон, отбросивший жернова. Самсон, кастрированный, побежденный и несдавшийся, тем самым состоявшийся и победивший, Самсон, идущий навстречу смерти.

Когда Фрейд рисовал его, он был уже смертельно болен. Боури умер в последний день 1994 года, от менингита, с которым не справился пораженный СПИДом организм. За семь месяцев до того, в пятницу 13 мая, он женился на Николе Бейтман. Фрейд рисовал и ее, в том числе на картине «Девушка, сидящая в чердачном дверном проеме» (1995), над которой он работал, когда Боури умирал в лондонской больнице. Позировать Фрейду, говорила Никола, давало ей хоть какие-то силы, когда она знала, что в эти самые минуты Боури умирает.

Когда Боури умер, Фрейд организовал перевозку его тела родителям, в Австралию.

Так о ком думает «и жених», лежащий рядом с женщиной? Окруженный филистимлянами, мужчина, покинувший родину, уже не боится женщины, но вбирает ее в себя, не боится кастрации, но идет навстречу ей, играет с ней, как и со смертью. Художник не утратит творческую энергию, но напитается ею от могучего и нежного персонажа. Женщина… у женщины все будет хорошо, она еще раз выйдет замуж и родит двоих детей.

Кстати, картину Либермана привозили в Австралию, в 2010 году, как раз в Мельбурн, не так далеко от кладбища, где лежит Боури. А картина Фрейда была приобретена галереей Нового Южного Уэльса, но рядом эти произведения не демонстрировались. И вряд ли будут когда-нибудь демонстрироваться. Это только мой взгляд соединил их в одной истории о маленькой влюбленной Делиле и новом Самсоне, победившем филистимлян, страхи, себя.

Привязка к тегам 90-е Australia Lucien Freud Max Liebermann Samson

Комментарии

Роберт Мензис, "Забытые люди" (перевод - Д.К.)
В честь Дня Австралии (26 января) и актуально для России даю свой перевод радиоэссе Роберта Мензиса, "Забытые люди". Оригинальный текст здесь - Menzies Virtual Museum, Chapter one, "The Forg...
стихи, проза, разное
Пропавшая экспедиция капитана Лаперуза Может прозвучать невероятным, но из истории экспедиции Лаперуза создаётся впечатление, что исполняя долг военного офицера и следуя указаниям короля, Лаперуз про...
Та, белая роса или Та, белая раса или Табунный разум или Tabula Rasa.
*** После 32-х часового полудрема в подвешенном состоянии – мягкая посадка наудачу в первое стоящее такси. Только на расстоянии полуметра от земли мерная тряска пробуждает ощущение координатных перем...
Русские в Австралии (зарисовка на фоне духовной скрепы)
Место действия: Брисбен. Улица Волтури. У Свято-Николаевского собора, после книжной ярмарки...  Молодая пара только что приобрела для семейного пользования русские книги, собрание сочи...
Роберт Мензис, "Четыре свободы" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения. Оригинал: Chapter 2 - Freedom of Speech and Expression Выступая в прошлом году, Президент Рузвельт, в дискуссии о ставках на кону в этой войне, использовал выражение ...
Роберт Мензис, "Четыре свободы, часть 2" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения (продолжение). Оригинал: Chapter 3 - Freedom of Speech and Expression (continued) На прошлой неделе, когда я говорил с вами о первой из четырех свобод Президента ...
Роберт Мензис, "Свобода вероисповедания" (перевод - Д.К.)
Свобода вероисповедания. Оригинал: Chapter 4 - Freedom of Worship Вторая свобода президента Рузвельта – свобода вероисповедания. Что она означает? Понимаем ли мы ее по-настоящему? По-настоящему...
Роберт Мензис, "Свобода от нужды" (перевод - Д.К.)
Свобода от нужды. Оригинал: Chapter 5 - Freedom from Want   Моя тема сегодня, третья из четырех свобод Президента Рузвельта – свобода от нужды. Здесь мы имеем одну из сложнейших проблем ...
Роберт Мензис, "Свобода от страха" (перевод - Д.К.)
Оригинал: Chapter 6 - Freedom from Fear Когда Президент выделил свободу от страха, как одну из четырех свобод, за которую сражаются Союзники, он без сомнения имел в виду свободу от международной...
Рассказ "Красная стена или конкурсный сценарий" /Посв. памяти Б. Е. Немцова/
«Мой город – склеп. Моя страна – могила. И сохранить его –                                        ...