Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

О «Титанике», блокадном Ленинграде и двух оркестрах

Добавлено : Дата: в разделе: Кино
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 457
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

В «Титанике» Кэмерона есть одна известная сцена, которая неизменно трогает меня (как и миллионы многих) до слез. Это оркестранты, оставшиеся играть на палубе тонущего корабля. Замечу, что я человек не очень сентиментальный. И куда более яркие примеры самопожертвования редко вызывают у меня слезы. Я не плачу над сценами, в которых выносят из горящих домов детей, подставляют свою грудь под пули или захлопывают дверь в газовую камеру. Но эта сцена с музыкантами на корабле действует безотказно. Очевидно потому, что задевает очень важные душевные струны, а именно, напоминает о том, что искусство, и шире - творческая способность человека, - есть нечто побеждающее смерть, нечто, что создано человеком и в то же время важнее  и выше его самого.

Происходил ли эпизод на "Титанике" в действительности или это миф, сотворенный коллективным-бессознательным выживших - дело не до конца проясненное.
Зато доподлинно известна другая, куда более пронзительная история. И если она когда-нибудь будет экранизирована, то сила ее воздействия превзойдет десяток «Титаников», а Кэмерон посыплет голову пеплом, уйдет в горы и спрячется за надписью "Hollywood", оплакивать свою профнепригодность. 
Речь о постановке Седьмой Симфонии Шостаковича в блокадном Ленинграде.  

Как известно, после триумфальных премьер Симфонии в разных городах мира, ее было решено исполнить в ее родном городе, который к тому моменту около года находился в окружении. (Интересная деталь времени, предвосхитившая музыкальную тему. Радиоприемники в домах ленинградцев  работали круглосуточно. Это было жизненно важно - по ним объявляли тревогу. Однако заполнять радиоэфир было некому и нечем, и чтобы слушатели знали, что их приемник работает, по радио транслировали стук метронома. Под  этот мерный безличный стук и жил весь город. Если ритм учащался - это означало тревогу, нужно было бежать в укрытие.)

Партитура Седьмой Симфонии была доставлена в Ленинград на истребителе, под обстрелом немецких зениток. Но раскрыв ее, дирижер единственного оставшегося в Ленинграде оркестра  Карл Элиасберг понял, что перед ним стоит непосильная задача - для исполнения Симфонии требовалось 80 человек, в то время как в оркестре оставалось лишь 14. Остальные или умерли от голода, или находились на передовой. Дирижер начал обходить госпитали, собирая тех, кто был в состоянии держать инструмент. По фронту прошел приказ - вернуть музыкантов в город.
Вскоре оркестр был собран. Однако первые репетиции не  внушали надежд на успех мероприятия.  Духовики не могли играть - обостренное чувство голода вызывало у них повышенное выделение слюны при одном прикосновению к мундштуку. У скрипачей едва шевелились пальцы. Многие падали в голодные обмороки или умирали. И тогда тело тихонько оттаскивали, не прекращая репетиции. Фамилию умершего не называли, лишь тихо говорили: "Виолончель - все". Было решено прибавить к пайку музыкантов талоны на обед. Причем, талоны раздавал сам дирижер.  Раздавал не всем, а тем, кто хорошо работал. Поэтому играли как в последний раз в жизни - ведь от этого жизнь  зависела буквально.  

9 августа 1942 года концерт состоялся. Симфонию транслировали по радио и уличным громкоговорителям. Она была слышна не только ленинградцам, но и немцам. В Большом зале Ленинградской филармонии впервые за время блокады зажгли все люстры - яркий ориентир немецким пилотам. Но немцы не стреляли. Они слушали. И это был тот самый момент, когда искусство встало выше жизни и смерти, выше войны и человека. Целых 80 минут вместо выстрелов, взрывов и ударов метронома над городом звучала музыка.

После войны двое немецких офицеров, которые участвовали в блокаде и вели запись радиотрансляций, приехали  в СССР по туристической путевке, разыскали Элиасберга, показали свои записи и сказали: "После этой симфонии мы поняли, что никогда не войдем в этот город".  И они не вошли. 


П.С. На фото обложка журнала TIME. Редкий кадр, запечатлевший Шостаковича в каске и бушлате, во время работы в пожарной команде. 

Комментарии

«Шум времени» или кусок холодной жесткой говядины?
На своей странице в Фейсбуке поэт и редактор Владимир Козлов написал: ««Шум времени» Барнса самый короткий роман, который я читал в жизни, но я жевал его мучительно долго. Как кусок холодной жест...
Концерт на вокзале: от Мандельштама к Iванiву
Стихотворение из посмертно изданной книги Виктора Iванiва «Себастьян и в травме» (М.: Коровакниги, 2015) кажется загадочным по описанию обстоятельств и слишком ясным по описанию чувств. Но это вовсе н...
Могли быть героями
Мы приехали в отель на концертной машине – длинная белая «волга», опытной рукой раскрашенная розами и фиалками. Это было прекраснее, чем свадьба. Нас было восемь человек, но у входа Влад приказал шофе...
Музыка для королей
Мнится, старинная музыка должна быть изношенной... Желание заглянуть в прошлое подталкивает реконструировать его хотя бы в той части, которая поддаётся реконструкции. Возвращение к моделям инструменто...
Секс, желание и семантические извращения Петра Мамонова
Песни Петра Мамонова – вот, где праздник для ищущего языковых перверсий. Поле непаханое, обещающее наслаждение на каждой второй кочке. Язык советского официоза, преломляемый в плоскости абсурдной драм...
Сова Минервы. Ко дню рождения В.Одоевского
Для разума инстинкт есть бред. Одоевский «Кто знает голоса русских народных песен, тот призна́ется, что есть в них нечто, скорбь душевную означающее», – говорил Радищев, слыша в крестьянской, исконно...
«Кто выйдет эту роль сыграть всерьёз, того ещё не зная»
В истории каждой страны есть такие периоды, к которым бесконечно возвращается национальное сознание в поисках самоидентификации: это события, расколовшие народ и отрезавшие пути к прежнему. Для нас та...
Привидение в кресле
Есть фильмы, которые обсуждают все. Они могут нравиться или раздражать, но никогда не будут пропущены. И есть другие произведения, не находящиеся на пике общественного внимания, но вызывающие на глубо...
Ноль должен быть равен ста процентам! Гиллиам и Пелевин
Идеи путешествуют по человеческим мозгам совершенно непостижимым образом. Нередко бывает, что никак не связанные друг с другом произведения начинают резонировать в нашем сознании с такой силой, что ка...
Приквел «Властелина колец»
Почти сорок лет назад в новозеландском поезде ехал мальчик. Портативных гаджетов тогда ещё не изобрели, и мальчик читал толстую книгу. Описанный там мир совершенно заворожил его, и он решил – когда вы...