Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


О юности, о стихах, о скитаньях вечных и о земле

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1757
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

(по заказу Геннадия Каневского, Марианны Гейде и Егора Мирного-Беззубенко)

В Рышканах была одна улица. Улица Ленина. Потом ее переименовали в Индепенденций. Я называл ее Индепи...енций.

Мой привычный маршрут - вдоль по Индепи...енций. Субботняя прогулка в полном одиночестве (у меня не было друзей). У дороги росли каштаны. Молодой каштан покрыт зеленой кожей с огромными шипами. Если швырнуть им в человека, можно лишить его глаза.

В начале великой улицы стоял 100-квартирный дом, где жила моя любовь со времен детского сада, девочка Алина. Теперь нам было по 16 лет. Девочка Алина давно все забыла, стала легендой своего двора: рассказывали, что ее застали голенькой в кустах с моим одноклассником. Скорее всего, миф. А я-то все помнил. Но не мог сказать. 

"Здравствуй, Алина. Ты меня не знаешь, но в детском саду мы встречались, хотели пожениться." Нет, это невозможно.

Итак, я шел по единственной улице. Худосочная фигура с огромной головой качается от порывов ветра. О чем я думал? По телевизору показывали сериал "Тропиканка" - про любовь бразильского рыбака и богатой леди. Наверное, я обдумывал очередную серию. Может быть, писал первое стихотворение - о скитаньях вечных и о земле. Да, Марианна, как раз об этом:

"(...)одна лишь тень

в ночи бродила одиноко

печально, тихо и бесцельно

в мысль погруженная глубоко

от мира и людей отдельно".

Вот такое фуфло. Хотя для 16 лет, наверное, неплохо.

В поселке оставалось четыре еврея. Остальные срулили в Израиль. Бабушка с дедушкой, я и физик Юзик Урцкович. Сосед по парте, гагауз по имени Влад, унижал меня на почве антисемитизма. Юзик последовательно мстил ему, ставил двойки. Весь класс знал, за что. Меня ненавидели. Вдоль по великой улице я гулял один. Руины оставленной стройки, заселенной бездомными собаками и людьми, пустой кинотеатр, где я смотрел "Терминатора" и "Ступени замка Шаолинь". Ресторан "Трандафир": там никогда не было воды и электричества и потому подавали только холодные сосиски.

Об этом я узнал, когда ко мне приехал отец. Бабушка не пустила его на порог и не стала кормить. Папа хотел есть. Мы пошли в ресторан "Трандафир". Папа отказался от холодных сосисок и купил в хлебном магазине ванильные сухари.

Поселок был пуст, улицу Индепи...енций продувал холодный ветер. Мы грызли сухари.

 

Привязка к тегам stand-up-poetry

Комментарии

Культурная революция

В моем детстве
все люди носили "полубокс".
В молдавском поселке Рышканы
других стрижек не было.

Зубы

Если говорить о моих зубах,
надо признать: им не хватало заботы.
Я любил отстукивать разные ритмы.
В голове всегда звучала музыка:
я стучал зубами.

Кризис жанра

В конце 90-х отец дал мне задание:
разгрузить автобус палаток.
Он торговал палатками для спекулянтов.
Покупаешь палатку, ставишь ларек.
Наутро я не мог двигаться.

Нелепое

Мою дортмундскую соседку я прославил
тем, что делал ей массаж спины.
Множество стихотворений про массаж.
Любовь похожа на работу. Регулярно, кропотливо.
Один массаж, секса не было.

Свобода слова

В детстве я тоже был карикатуристом.
Я издавал стенгазету.
Она изобличала школьные нравы.
В первом номере был рисунок толстой девочки,
плюющей по верблюду прямой наводкой.

Любовь и пончики

Когда мама и отчим Изя  

решили эмигрировать,

они отправили меня в Москву,

чтобы я увидел отца в последний раз.

Про поэзию
Иногда я не понимаю - зачем мне поэзия? Зачем мне поэты? У меня вот на полке лежит Плутарх. Я не читал Плутарха, а тут какая-то поэзия. И другого всякого не читал. Синклера Льюиса, например. Другие-т...