Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Одесса: что в имени?

Добавлено : Дата: в разделе: мысли вслух
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1911
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

И всё же я верю, что у Одессы есть солнечное завтра вопреки некоторым прогнозам погоды, обещающим затяжную облачность. Не может город, основанный на идее свободного рынка, на уважении к коммерции и искусствам (!), превратиться в пыльный уездный пригород с ментальностью заезжего обывателя.

Моя Одесса – не только историческая, но и литературная. Но «дело, видите ли, в том», как спел однажды Костя-моряк Рыбачке-Соньке, что место неотделимо от действия. Литературная Одесса неотделима от исторической, дух которой и объединил все эти замечательные постройки, бульвары и побережья в единый город-легенду. Итак. Москва не сразу строилась, а Одесса – сразу, почти мгновенно, как по мановению волшебной палочки, и стала одним из самых цветущих городов Европы. У истоков Одессы стояли блистательные, открытые, смелые, и творческие люди, которые и построили город по своему образу и подобию. Нет, не климат влияет на дух города, а дух его строителей определяет климат. Вот как об этом пишет Елена Каракина в своей книге «По следам Юго-Запада»:

«Одесса была экспериментальным городом. Стечение множества обстоятельств способствовало ее появлению. (…) Город – торговый порт, соединяющий Россию с Европой – Францией, Турцией, Грецией, Италией и прочими странами в пределах досягаемости парусного флота, должен был возникнуть. Нужно только было определиться с точкой на карте. В районе предполагаемого строительства были уже города – Николаев, Очаков, Херсон. Была Феодосия. Практически, любой из этих объектов подходил для будущей цели. Можно было вкладывать капиталы в расширение одного из этих городов. Нет, государыне-императрице понадобился новый! Который решено было выстроить на месте турецкой крепости Хаджибей, взятой в пылу русско-турецкой войны Иосифом де Рибасом. (…) И де Рибас с его тремя братьями, и де Ришелье, с братьями жены – Рошешуарами, и не обремененные родичами де Волан и просто без «де» граф Ланжерон были людьми энергичными, умными, честолюбивыми и благородными.  Своей сверхзадачей полагали оставить след в истории, а не наследить в ней. Говорят, случай свел всех четверых на одном корабле при штурме Измаила. Они тогда, конечно, не знали, да и не могли знать, что их имена сведет навеки воедино сделанный ими город. Непостижимым образом интересы общественные не вступали здесь в конфликт с интересами частными. Сколько было их – губернаторов и градоначальников – казнокрадов? В этой стране, как бы она ни называлась – империей, союзом, содружеством? То-то же! Правда, поговаривали, что Хозе, он же Иосиф, он же Осип де Рибас тоже нагрел руки на строительстве нового города. Но сказать нечто подобное о герцоге Ришелье не посмел бы даже лютый враг. Вот оно, чудо! Государственный деятель высшего полета, друг императора Александра I, дважды премьер-министр благословенной Франции при короле Людовике XVIII, аристократ-рафине голубейших кровей, бесстрашный воин, умница и просто честный человек, он за одиннадцать лет своего правления вложил в Одессу столько хорошего, что даже Советская власть не смогла это хорошее до конца истребить. Великий экспериментатор, вскормленный французскими энциклопедистами, этот «герцог с мускулами грузчика» использовал для строительства Одессы все или почти все достижения урбанизма, наработанные человечеством к XIX веку. Город явился миру в фантастически короткий срок. Как будто вырос из-под земли. И вправду – из-под земли. В степи, которая окружала Хаджибей, камня для строительства не было. Значит, пришлось взять его из недр земных – не правда ли, похоже на сказку? Степь вывернули наизнанку – внутри оказался город».

В отличие от города Петра, город Дерибаса был построен не на костях, а на любви и свободном рынке, и это определило его атмосферу, его солнечную ментальность, его творческий и независимый дух. Как точно подмечает Каракина, прообразом чудо-города в «Сказке о царе Салтане» и стала Одесса.

«Заморский» чудо-город дал благодатную почву для расцвета не только свободного бизнеса, но и свободного искусства. Не будем щеголять лестными для каждого одессита именами таких знаменитых писателей, как Бабель, Багрицкий, Ильф, Вера Инбер, Ахматова и др. В отличие от Греции, которая славится древностью, Одесса продолжает фонтанировать новыми именами в литературе и искусстве и по сей день. В литературных кругах Одессы нет спёртости: свежий морской воздух способствует тому.

Литературная Одесса не подражает модным течениям и веяниям. Она естественно-артистична, солнечна в грусти, открыта, гостеприимна, дружелюбна и этим талантлива. Многоплановость моря как первозданности и ежедневности, как философии и быта, естественности и сложности присутствует в её мировосприятии и мировоссоздании. Это не салонная эстетская литература, страдающая элитарной великосветской анемией и истощающая себя  художественным приёмом ради приёма. Это не единоликий модный автор, варьирующийся от произведения к произведению, имя которому «литературное течение». Литературная Одесса – это многообразие собственных течений, голосов, сменяющих друг друга приливов и отливов, романтика восприятия, тонкость и чуткость как художественная, так и человеческая. И юмор, конечно же, юмор, который отличается позитивом, добронаправленностью, и который созидателен по своей сути. 

Говоря о загадочном имени города, которое никто до сих пор разгадать не может, Елена Каракина обращается и к другим таинственным приметам, которые сближают Одессу и… Иерусалим! Прежде всего, это строительный материал  —  белый известняк, из которого построены оба города. Далее, это почва.

Земля Израиля — красного цвета. А новороссийские степные земли славились своими черноземами. Но земля Одессы  —  особенно на побережье, да и не только там, — очень похожа по цвету на израильскую. Чтобы увидеть это, достаточно выйти к морю. Там легко убедиться, что вы ступаете по первозданной, красной, родной земле. Быть может, это сходство — доказательство тому, что не случайно именно из Одессы началось возвращение в Иерусалим. Как будто именно этот город был избран для того, чтобы стать ступенью, трамплином к возвращению на Землю Обетованную.

От себя добавлю ещё, что символом Одессы является белая акация, а ковчег завета был построен из дерева ситтим, являющегося разновидностью акации (Acacia Verek). А вот и ещё один любопытный штрих. По мнению некоторых учёных, горящий куст (неопалимая купина), явившийся Моисею, мог быть также разновидностью акации, которую используют для изготовления особого сорта древесного угля. Именно он горит и не сгорает. А на вопрос, откуда взялся огонь, учёные отвечают версией о том, что гора Синай была в древности действующим вулканом. У верующих на этот счёт своё мнение.

 

В любом случае, Бог использует весь природный арсенал для своих чудес. То, что акации в этих чудесах отведено особое место, факт немаловажный. А для Одессы он значим вдвойне. И каждый исторический период это только подтверждает.

 

* * *
Я родилась в этом Городе,
Море в моих венах
Звёздами раковин бродит
В млечностях белопенных,
Снов песчаное кружево,
Памяти белый катер,
Чайки в душе моей кружат
Вечером на закате.
Я родилась в этом Городе.
Воздух его  — в дыхании.
Я родилась в этом Городе
Ранней апрельской ранью.
Двигались волн пилигримы,
И начинал возгораться
Город неопалимый
С ангелом белой акации.
 
 
Продолжение читать здесь

Комментарии

No post has been created yet.