Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Передавая по кругу

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 265
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Люсе катастрофически не хватало внимания. Несмотря на то что была она девицей умной, красивой и во всех отношениях выдающейся, окружающие почему-то были к ней довольно-таки равнодушны и постоянно норовили отодвинуть куда-то в сторону. И началось это еще с самого детства. В шестом классе была у нее лучшая подруга Лена. Они сидели за одной партой, списывали друг у друга на контрольных и сочинениях, ходили, держась за руки, на переменках по школьным коридорам и рассказывали друг другу обо всем, что происходило в их жизни. И вот однажды эта Лена

взяла и предложила включить в их идеальный двойственный союз третью девочку Иру. Люся сначала согласилась – Ира хорошо разбиралась в математике и могла оказаться полезной – но потом очень об этом пожалела, потому что Лена с Ирой сразу же начали куда-то пропадать. Пока Люся, а она была девочкой очень аккуратной, складывала в портфель свои книжки и тетрадки, Лена махала Ире, и они, быстренько собрав вещи, выскакивали из кабинета и исчезали в неизвестном направлении. Люсе же оставалось чинно прогуляться до места следующего урока, снова разложить на парте свои вещи и весь остаток перемены грустно смотреть в окно. Лена с Ирой, пересмеиваясь, влетали в класс перед самым звонком, а то и сразу же после. И по их сияющим лицам было видно, что время перемены было потрачено не зря. После школы они все вместе шли домой. Только Лена с Ирой почему-то всегда теперь оказывались на два-три шага впереди. Люся пыталась их догнать, идти с ними вровень, но у нее не получалось, да и три человека плохо помещались в ряд на узком тротуаре. И вот она плелась сзади, тащила свой тяжелый портфель и с озлоблением пыталась уловить обрывки историй, над которыми весело смеялись ее подружки.

И вот однажды, созерцая спину Лены в красной куртке и спину Иры в синем клетчатом пальто, Люся внезапно поняла, что больше это терпеть невозможно. Девочки уходили все дальше и дальше, оставляя ее одну, застегнутую на все пуговицы и с идеально сложенным портфелем. Еще немного, и окажется, что ни одной, ни второй не нужна такая медлительная и аккуратная подружка, и тогда она останется совершенно одна. Нужно было срочно что-то делать. Люся думала целый вечер и наконец поняла что. Идея была просто великолепной, но для ее выполнения было необходимо каким-то образом поговорить с каждой девочкой по отдельности. И тут словно сама судьба пошла ей навстречу – Лена заболела и в школу не пришла. На большой перемене Люся взяла Иру под ручку, и они пошли прогуляться. К делу она приступила не сразу. Сначала поговорили о болезнях вообще, о том, как это противно и ужасно болеть, потом обсудили простуду Лены и договорились навещать ее по очереди, потом перешли на саму Лену и начали обсуждать ее внешность, манеру одеваться и веселый жизнерадостный характер. Ира высказывалась о Лене с подозрительным энтузиазмом – ей все нравилось в новой подружке.

– Да-да, Лена замечательная, – подхватила Люся, – ты же знаешь, мы с детства дружим и лучше подружки просто нету. И это очень хорошо, что она тебе так нравится. Ты ей тоже очень нравишься, она мне говорила, что вот только ноги у тебя коротковаты, а в остальном ты просто классная девчонка.

Ира на мгновение остановилась и сделала движение горлом, как будто не могла проглотить какой-то слишком большой кусок.

– Ой, совсем забыла тебя спросить, – тут же сменила тему Люся, – ты как решила домашнюю задачку? Я полвечера решала и не смогла ее решить.

Ира резко выдохнула, как-то криво улыбнулась и начала объяснять принцип решения задачки, которую Люся на самом деле сделала, просто ей нужно было поменять тему разговора, чтобы сказанное осталось у Иры в памяти. Кстати, слова эти были чистой правдой, только разговор о длине ног происходил больше года назад, когда Ира только появилась в их классе и Лена еще толком с ней не познакомилась.

На следующий день после уроков Люся зашла навестить Лену. Дверь открыла ее бабушка, предложившая Люсе выпить только что сваренного компота. Лена лежала в постели, горло ее было обмотано теплым белым шарфом. Говорить громко она не могла. Люся выписала ей на бумажку домашнее задание и начала рассказывать, что сегодня происходило в школе. «Знаешь, всю перемену гуляли с Иркой, – сказала она. – Ты права, Ирка классная. А как она в математике хорошо шарит! Она даже сказала, что с удовольствием станет тебе помогать. Сказала, что способностей к математике у тебя ноль целых ноль десятых, но это не страшно, пока вы дружите». На этот раз сказанное было абсолютной ложью – ничего такого Ира не говорила и, скорее всего, даже и не думала. Но Люсе надо было вернуть подругу, а тут все средства хороши. Стрела попала прямо в цель – Люся хорошо знала, как подружка переживает по поводу проблем с математикой. Лена покраснела, приподнялась в кровати, даже попыталась что-то сказать и только слабо махнула рукой. На прощание Люся выпила теплого компота, который принесла в комнату бабушка, пожелала скорейшего выздоровления и, в последний раз улыбнувшись подружке, отправилась домой. Она была готова и дальше действовать в том же духе, хотя и предполагала, что больше ничего говорить не понадобится. Так и вышло. Ни одна из фраз не пропала даром. И когда Лена поправилась и вернулась в школу, прежней близости с Ирой уже не было. Более того, где-то через полгода девочки поругались из-за какого-то пустяка и вообще перестали разговаривать друг с другом. Люся же как ни в чем не бывало продолжала дружить и с одной и с другой. С Леной они ходили гулять, а помощь Иры была весьма полезна во время контрольных.

– Как ты можешь общаться с этой высокомерной занудой?! С ней же разговаривать не о чем, – говорила Лена.

– Да она же просто тупая! Как с ней вообще можно разговаривать?! – словно вторила ей Ира.

Люся же тихо улыбалась и не говорила ничего. Внимание обеих девочек теперь принадлежало ей одной, и такое положение ее вполне устраивало.

Второй эпизод случился уже тогда, когда Люся поступила в университет и училась на первом курсе. Был самый конец 90-х, мать работала на трех работах и еще пыталась начать свое дело, отец находился в глубокой депрессии, потому что никакой работы найти не мог, и чтобы вернуть хоть какую-то радость жизни, завел себе молодую любовницу. Естественно, ни отцу, ни матери времени на Люсю не хватало. Они вообще были заняты собой и едва обращали внимание на факт ее существования. Кому-то другому такая свобода даже, наоборот, понравилась бы – делай что хочешь, никому до тебя и дела нет. Но Люсю сложившаяся ситуация крайне раздражала. Она единственный ребенок, законная наследница и прямое продолжение своих родителей, а они даже не интересуются, пришла ли она сегодня ночевать. «Если я вдруг где-то пропаду, пройдет не меньше недели, пока они обо мне вспомнят», – мрачно думала Люся. Нет, с этим надо было что-то делать, и немедленно. Для начала она подкараулила у магазина мамину приятельницу и в разговоре небрежно упомянула о том, что поведение отца нынче небезупречно. На Полину Георгиевну можно было положиться – через три дня новость дошла до матери со всеми подробностями, неизвестными до сих пор самой Люсе. Полина Георгиевна раскопала все – как зовут отцовскую пассию, сколько ей лет, где она живет, как часто встречается с отцом, куда они вместе ходят и так далее. Разразился феерический, просто-таки невероятный скандал. Люся сидела в другой комнате и искренне наслаждалась воплями родителей и их взаимными обвинениями. Кончилось все тем, что мать выставила отца из дома и тем самым лишила средств к существованию, потому что, как выяснилось во время семейных разборок, отец водил любовницу в ресторан и вывозил на природу на деньги, позаимствованные из семейного бюджета, то есть заработанные матерью.

После того как первые, самые сильные порывы негодования слегка улеглись, оба родителя наконец-то вспомнили о том, что у них есть взрослая дочь, и обратились к ней в поисках утешения.

– Как он мог?! – кричала мать. – Я тружусь, как рабыня на галерах, чтобы прокормить семью! И вот вся благодарность! Проклятые мужики! Подумай десять раз, прежде чем выходить замуж!

Люся поддакивала и кивала головой. Мужское вероломство представлялось ей совершенно непростительным.

– Она не обращала на меня внимания, – жаловался отец. – Ее интересуют только деньги, и раз я не зарабатываю, значит, для нее я не мужчина. А Сашечка смотрит на меня снизу вверх. Она любит меня таким, какой я есть, безо всяких денег.

– Да-да, мама могла бы больше времени уделять семье, – совершенно искренне говорила Люся. – Всех денег не заработаешь, а жизнь одна.

– Я всю жизнь ему посвятила, – вздыхала мать, – стирала, убирала, тебя растила. И вот вся его мужская благодарность!

– Да-да, ты только и делаешь, что на нас работаешь, – опять-таки искренне отвечала Люся. – Тебя и дома-то почти не бывает.

– Мужчине много не надо, – снова повторял отец, – только немножко уважения и знать, что тебя любят.

– Конечно, мы маму дома почти не видим, – замечала Люся. – Понятно, что тебе ее просто не хватает. И мне, кстати, тоже.

Ситуация накалилась до предела, встал даже вопрос о разводе и разъезде. Но Люсю это совершенно не устраивало – ведь если родители найдут себе новую пару, им опять будет не до нее. Кроме того, ей очень нравилась их квартира, и никакого желания менять  свою комнату на что-то другое у нее не было. Отец, чего доброго, еще детей заведет в новом браке. Нет, развода допускать не следовало. Тем более что мать постепенно начала раскаиваться, вспомнила молодость, все пережитое вместе с отцом, все их молодые чувства и студенческую романтику и потихоньку уже начала жалеть о своей несдержанности и о том, что совсем забросила семью. Она даже попросила Люсю осторожно выяснить, не склонен ли отец примириться и вернуться домой. Отец со своей стороны и слышать не хотел ни о каком примирении. Он был оскорблен до глубины души попреками жены и к тому же вовсю наслаждался новым поворотом в отношениях с любовницей, которая в надежде заполучить ценный приз прилагала массу усилий, чтобы мужчина чувствовал себя как можно лучше. Мать тем временем осознала, что все еще любит своего мужа и готова на все, чтобы он вернулся. Отец все больше привязывался к новой подруге и не желал идти ни на какие уступки. При этом оба они страшно нуждались в Люсе и эмоционально зависели от бесед с нею. Люся была счастлива – наконец-то на нее обратили внимание. Пугала ее только привязанность отца к новой женщине, но и тут все само собой изменилось к лучшему: через пару месяцев любовница отца устала ждать, когда любимый устроится на работу и начнет вносить свой вклад в общий бюджет, и выставила его из квартиры. Деваться отцу было некуда, он пришел домой, попросил прощения, был со слезами принят обратно в семью и допущен к своему другу – старому дивану. Денег ему, впрочем, с этих пор на руки уже не давали, но и каких-то подвигов в области добывания хлеба насущного больше не требовали. Ну а Люся с тех пор навсегда осталась главным конфидентом обоих родителей. Мать вообще выработала привычку звонить ей по три раза в день и делиться всеми своими мыслями и чувствами. Отец был более сдержанным, но и ему требовался как минимум один ежедневный разговор по душам.

Эта семейная идиллия продолжалась почти десять лет, когда наконец Люся встретила мужчину, за которого можно было выйти замуж. Родителям он, конечно же, не понравился – они считали, что их дочь достойна лучшего. В глубине души Люся была с ними совершенно согласна, но годы шли, а лучший на ее пути все никак не попадался. Она же твердо решила встретить свой тридцатый день рождения с кольцом на безымянном пальце, и потому мнение родителей осталось делом исключительно внутрисемейным. Впрочем, через пару недель после свадьбы Люся ознакомила мужа с некоторыми высказываниями о нем своей матери. Муж взбеленился и наговорил лишнего, что в свою очередь было при первом же удобном случае с некоторыми добавлениями пересказано его теще. Слова матери были снова переданы мужу, и так далее по кругу. Дело кончилось несколькими семейными скандалами, но после того как Люся наотрез отказалась разводиться или же прекращать отношения с семьей, ситуация понемногу стала налаживаться. Муж считал тещу ненормальной истеричкой и крайне сочувствовал, когда у Люси случались размолвки с матерью. Мать Люсиного мужа просто ненавидела, но была вынуждена мириться с желанием дочери оставаться замужем именно за этим мужчиной. Такая непростая ситуация порождала бесконечные разборки и выяснения отношений. Люся только и делала, что беседовала с одной или другой стороной, разбирала обиды или улаживала конфликты. В результате всем своим родственникам она была очень нужна, все без нее просто не могли обойтись, всем требовалось ее внимание и все были готовы на что угодно, только бы это внимание получить. «Вот оно, настоящее семейное счастье!» – думала Люся, выходя на балкон, чтобы тайком покурить там после очередного скандала. Она чувствовала себя хорошо поработавшей – еще бы, своими руками она устроила жизнь так, как ей хотелось.

Впрочем, на самом деле вовсе не отношения с родственниками были главным делом ее жизни. Больше всего на свете Люся любила домашние фиалки, их еще называют сенполиями или узамбарскими фиалками. Эта страсть появилась у нее во время учебы в университете, а с годами приняла размеры просто неприличные. В сущности, и замуж-то Люся вышла только потому, что у мужа была квартира с подходящими подоконниками – достаточно светлыми, но все же без попадания прямых солнечных лучей. Если в родительской квартире фиалки размещались только в ее комнате, то после замужества они расползлись по всей квартире мужа. Это была огромная великолепная коллекция: Голубой туман, Морозная вишня, Герцогиня люкс, Летние сумерки, Бой быков. Анжелика, Амадеус, Ледяная роза, Зима улыбается, Черная жемчужина, Айседора, Богиня красоты, Красная река, Фея, Джорджия, Шато Брион, Млечный путь, Звездопад, Розовая гирлянда, Морской волк и многие-многие другие. Фиалки были высажены в небольшие аккуратные горшочки и радовали глаз своими великолепными цветами. Плотные шапочки бледно-розовых, голубоватых, нежно-фиолетовых, бордовых и красновато-сиреневых цветов красовались на каждом подоконнике. По-настоящему счастлива Люся была только в тот момент, когда ухаживала за своими растениями. Каждый раз, проходя мимо окна, она старалась легко, кончиками пальцев прикоснуться к нежной бархатистой поверхности листьев. Радость, которую Люся получала от этого прикосновения, во много раз превышала все ощущения, когда-либо испытанные ею в жизни. Разве только удовольствие от осознания того, что Лена и Ира наконец-то поссорились и никогда больше не будут бросать ее одну, пережитое когда-то в шестом классе, могло хотя бы слегка приблизиться к непередаваемой радости от этих легких гладящих прикосновений.

Комментарии

No post has been created yet.