Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


По следам "Лоцмана на трубе"

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 592
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

По следам моей документальной повести об отце.
Вчера под утро приснился сон о том, что мне пришло какое-то важное письмо. Что в нём - разобрать не могла. Проснулась, а муж говорит: 
- Ты будешь удивлена. Тебе пришло одно замечательное письмо.


- Правда? Какое же? Мне сегодня как раз письмо приснилось.
- Помнишь, о чём? 
- Нет не помню, могу только гадать. А от кого письмо?
И тут он зачитывает его мне. Привожу это письмо полностью.

Здравствуйте, Вера Кимовна! Прочитал Ваши воспоминания "Дни, которых уже не вернешь" о Киме Зиновьевиче. Меня поразило, что мы - его коллеги, ничего не знали о том, что Ким Зиновьевич и
Михаил Петрович Лавренко во время войны служили на одном корабле, который затонул после бомбежки. Это при том, что двое других наших коллег - Тарас Иванович Мажара и Дмитрий Максимович Маликов также работали на одном судне - "Чапаев" и тоже были спасены после его затопления в результате бомбежки. Но об этом знали все, хотя сами участники событий тоже были люди скромные и делились воспоминаниями о своем героизме только тогда, когда их об этом просили. А о не менее героическом военном прошлом Кима Зиновьевича и Михаила Петровича не знал никто. Потому что в противном случае знали бы все. Всегда  считал скромность одним из самых положительных достоинств человека. А сейчас (прочитав Ваши воспоминания) считаю, что не до такой же степени. Но должен признаться, что восхищен.
Спасибо за очерки. Будьте здоровы.
Всего доброго.

Конечно же, я немедленно написала Григорию, справившись о том, когда он работал с отцом и пр. Он тоже ответил незамедлительно:

С Кимом Зиновьевичем мы работали лоцманами в Одесском и Ильичевском портах с 1979г. Последние годы до его выхода на пенсию - в одной вахте. Ким Зиновьевич запомнился спокойным, выдержанным, неконфликтным, но принципиальным. А асами и авторитетами тогда были все старослужащие лоцманы (лоцмана - по морскому). Мы знали, что Ким Зиновьевич занимался журналистикой и писал очерки и рассказы. Но я не слышал, чтобы он о них говорил. Спасибо за отклик. Всего хорошего.

Такие письма, конечно же, окрыляют. Откликов на документальную повесть было немало, и всякий раз, каждый новый отклик - праздник. Такая поддержка особенно важна сегодня, когда я работаю над романом - уже не документальным - об отце, и вопрос положительного, светлого героя стоит довольно остро. Да, отец был человеком немыслимого мужества и немыслимой скромности - это уже не моё предвзятое мнение. Это факт. Только не очень это просто создать живой образ из такого прототипа, не идя на поводу у моды и шаблона...

*Фото известного одесского фотографа М. Рыбака. Мой отец справа.

Комментарии

No post has been created yet.