Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


(Пост)афинские рефлексии

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 3756
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

По Афинам хорошо ходить. Но они не уютны (неуютны), разве на отдельных только участках. Громоздкий, тяжеловесный город (ослепительно-белый сверху, грязновато-белый, серый, пёстрый от граффитти и зелёный от зелени снизу) – такой, каким когда-то ожидался и не оказался Рим. Рим, вообще итальянские города – хоть Местре, сухопутная и повседневная часть царицы-Венеции (о той – совсем отдельный разговор), хоть даже, на свой очень особый лад, жёсткая Флоренция – уютны, в них есть вкус к домоустройству, к обживанию и прочувствованию локусов любого размера.

 

Греческие города (хотя видела пока только Афины да [жирный буржуазный] Пирей) этим не озабочены, не говоря уже о несравнимости их серо-белой колористики с несравненной, волшебной итальянской охрой, прогревающей города самой по себе. Итальянский город заботливо вылеплен; греческий – будто сам по себе случился.

Афины – целиком в настоящем (Рим – в вечности-и-сейчас одновременно [он особенный], Берлин – в основном в будущем [тоже особенный совсем]), притом их в этом настоящем очень много. Это город избытка. 

Кстати, многоупоминаемый кризис поверхностному взгляду никак не виден: улицы переполнены яркой жизнью, полнокровным – не до апоплексичности ли – движением; кофейни – которые тут буквально одна за другой (по крайней мере, в центре), едва ли не в каждом доме – каждый вечер, не различая выходных и будней, переполнены посетителями и бесконечной коммуникацией. Афины производят впечатление очень внешнего города, может быть, даже  (готова я домысливать) с нехваткой внутренней тишины. Никак не город созерцателей. Город – мнится – противоположный умозрению.

(Теперь кажется удивительным, что именно на этой земле зародилась европейская философия – впрочем, это было слишком давно, греки тогда были, конечно, совсем другими.)

В Риме больше внутренней медленности (немудрено, что всё несравнимое мне так хочется сравнивать с Римом. Раз случившись, Рим превратился во внутреннюю матрицу, в подсвечивающий фон, на котором обречены восприниматься города, в том числе никак с Римом не связанные. Немудрено – он ведь город городов, отец городов европейских.). И золотой внутренней тишины.

Впрочем, чувственного обилия, пусть грубоватого (в том, что идёт от людей – особенно; природа  - и тоньше и гибче, и как-то даже изобретательнее), в Афинах хватает, и обаянию этого, конечно, не получается противостоять.

Хотя Афины, да, иной раз кричат на своего воспринимателя, как базарная торговка. Даже во вполне интеллигентных, и, так сказать, респектабельных районах. Тем более – на задворках, где то и дело срываются на визг и слэнг.

[А вот как сюда вставляются фотографии - и вставляются ли вообще - этого я пока не поняла.]

Привязка к тегам сказка странствий

Комментарии

Библиофаг в городах
Город – прежде (много прежде!) всего – чувственное приключение. Даже – чувственная авантюра. Переключение чувственного гештальта, событие в области цвета, вкуса, запаха, пластики, ритмики, динамики, о...
(Пост)афинские рефлексии: К науке расставанья
Чтобы хорошо, внимательно и пристрастно воспринимать город, надо уже заранее хоть немного по нему скучать, хоть немного заранее его оплакивать. (Сквозь слёзы, хоть бы и воображаемые, предмет, как эти ...
К мечтаниям о пространствах
Не имея перспектив выдраться из родимого логова на длинные каникулы, как раз таким мечтаниям и предаёшься, - они делаются особенно сладки и превращаются в отдельный, самоценный и тщательно артикулиров...
В тишину, где задуманы вещи
Попадание в чужой город, тем более в чужую страну – опыт (категорически необходимый для полноты человечности) своей неуместности и безместности; выдранности корней, их уязвимости; выбитости из (оберег...
К инструментам себя
Неправда, что, перемещаясь по свету, «от себя не уйдёшь» - потому-де, что этого себя всё время таскаешь с собой. Таскать-то таскаешь, но всякий раз распоряжаешься этим грузом, этим набором возможносте...
К корням
Средь многого прочего думала о том, что, хотя мотаться по иным – так называемым «чужим», тебе к проживанию не назначенным – городам и странам – несомненная суета и саморастрачивание (а самособирание в...
Про города
Я сейчас вспоминаю Таллинн - жёсткий, державший дистанцию и ни разу не пошедший на её сокращение, хотя неизменно корректно-вежливый - со стальным оттенком, - с такой симпатией, с таким внутренне-эстет...
К 175-летию со дня смерти А.Кольцова
А. В. Кольцов умер в ноябре 1842 года. Одинокий, больной, безо всякой врачебной помощи и домашней поддержки. С его несгибаемой целеустремлённостью и цельностью — «точно кремень» — могущий стать миллио...
Над уровнем нимба
Сага Как Имира мозги, витиеваты бредущие по небу облака, рука моя к земле чужой прижата и чувствует: пульсирует река от рыб, центростремящихся на нерест, как викингов драккары на Руан… Закат окрас...
вот